Румыния и союзники: между мечтой и реалиями

13.04.2022 0 Редакция NS.Writer

В отличие от Польши и трех стран Балтии, всегда выступавших за максимальную помощь Украине, позиция официального Бухареста долгое время оставалась крайне сдержанной

Основных причин для этого было три: сильное пророссийское лобби внутри страны и сложные отношения с двумя соседями, Венгрией и Молдовой.

Внутренняя ситуация и кремлевский «телескоп»

Разумеется, Румыния — это не Сербия, и даже не Болгария. Но, вместе с тем, она и не Польша, с двухсотлетней историей борьбы за независимость от Москвы, надежно привившей полякам неприязнь к Кремлю. К тому же, просоветские режимы привитые на корни профашистких, приживались легко, а выкорчевывать их трудно. Фашизм же в Румынии был очень добротный, основательно укорененный, так что Корнелиу Желя-Кодряну служил примером для итальянских и немецких штурмовиков.

В результате, отношение румынской «улицы» к России долгое время было, да и сейчас, в значительной степени, остается, скорее, позитивным. К слову, значительно лучшим, чем отношение россиян к румынам. Аннексия Бесарабии, Херца и Северной Буковины в 1940, разграбленный золотой запас и послевоенная де-факто оккупация под вывеской «народной демократии» в массовом румынском сознании отражаются не как ноющая рана и память о национальном унижении, что характерно для Польши, а как далекая история, слабо связанная с сегодняшним днем.

К тому же Румыния почти избежала посткоммунистической люстрации. Партийно-советская элита, тесно связанная с СССР, и подвешенная там на компромат, перешедший в собственность ФСБ РФ от КГБ СССР, перешла в новую реальность с минимальными потерями. Все грехи списали на Чаушеску, казнив его в большой спешке, и к большому облегчению парфункционеров РКП.

Ликвидация опасного свидетеля и успешная работа российских спецслужб по расколу соседней МССР на непризнанную ПМР и признанную Молдову позволила Москве создать трехзвенную систему Румыния-Молдова-ПМР, надежно закрепив ее в зоне российского влияния. Коррупционно-теневая схема «румынского телескопа» вышла настолько эффективной и прочной, что даже к вступлению Румынии в НАТО в Москве почти спокойно, ворча больше для виду, и прикидывая, какие выгоды можно извлечь из новой ситуации.

Некоторое размытие схемы началось в период, который, не вдаваясь в детали, можно условно назвать «эпохой Кевеши — Йоханниса», и который продолжается до настоящего времени. Но и тогда все шло медленно и трудно. Несмотря на успехи Кевеши в антикоррупционной борьбе, уцелевшие коррупционеры все-таки выдавили ее из Румынии, хотя и с почетом, на должность главного прокурора в Европейской прокуратуре. А Йоханнис и на середине второго срока вынужден был очень осторожно лавировать между разными силами, избегая прямых конфликтов с Москвой. Вот какой диалог состоялся недавно между ним и Камалой Харрис, посетившей 9-11 марта Польшу и Румынию.

Камала Харрис: «Все, что нам нужно сделать, это посмотреть на карту и увидеть, где находится Румыния, и то же самое можно сказать о других союзниках на восточном фланге. Есть уязвимости, и поэтому мы увеличили нашу поддержку за последние две недели, исходя из их текущих потребностей».

Клаус Йоханнис: «Я могу подчеркнуть, что у нас нет данных, показывающих, что Румыния является мишенью. С другой стороны, ясно, что эта война, безусловно, дала ясно видимый результат, а именно единство НАТО и решимость союзников стоять вместе и защищаться вместе».

Иными словами, Иоханнис выразил готовность поддерживать единство НАТО, видя в этом долгосрочный вклад в безопасное будущее Румынии, но предпочел не замечать российских военных угроз, нависших над странами Восточной Европы, граничащими с Украиной. Здесь вспоминаются американские предупреждения о неизбежности российского нападения на Украину, и ответы Владимира Зеленского об инвестициях, потерянных от таких прогнозов, и о грядущих «шашлыках», вылившиеся в неготовность Украины к отражению первого удара.

Конечно, Йоханнис — не Зеленский, и жители Ясс в любом случае не будут подставлены под расстрел, как жители Мариуполя. Но, расставляя акценты в разговоре с Харрис, Йоханнис исходил из того, что, в отличие от Польши и Балтии, непосредственная военная опасность для Румынии маячит пока лишь на втором плане. Первоочередная же угроза для его страны носит гибридный характер.

Проблема Молдовы

Широкая раздача гражданства в Молдове, включая пророссийскую Гагаузию и находящуюся под российской оккупацией ПМР, где румынский паспорт получила даже жена «президента ПМР» Вадима Красносельского, не привела Румынию к заметным успехам. Ни «Unirea», процесс возвращения утраченной в 1812/1940 году Бессарабии, а ныне Республики Молдова, в состав Румынии, ни «Reintegrarea» — возвращение ПМР под юрисдикцию Кишинева, не получили по результатам этой раздачи заметного ускорения. Эффект был достигнут скорее противоположный: промосковская пятая обрела прочный, в два эшелона, тыл, в лице ситуативно-экономической румынской диаспоры.

Хотя часть новорумын сразу уехала в ЕС, часть осталась на месте, держа паспорт про запас, как спасательный круг. Их сознание, в большинстве случаев, осталось прежним, советским. На этот тыл и опирается информационная война, которую Кремль сейчас ведет в румынских СМИ.

Конечно, такая война была бы возможна и в одной только Румынии. Но «телескопная схема» вовлекла в нее молдо-приднестровский сектор соцсетей, с мнениями «тоже вроде бы румынских граждан». Набор тем в этой войне довольно стандартен: коррупция во власти, антиковидная кампания, толкуемая как сговор для уничтожения румынского народа, захват Западом национального богатства страны, уничтожение им же духовных ценностей православных румын, бесполезность интеграции в ЕС и НАТО.

Это, в целом, повторяет нарративы, используемые в соседней Молдове, чья небрежно набранная румынская диаспора стала настоящей питательной средой для московской пропаганды. Не столько, впрочем, даже прямо промосковской, сколько капитулянтской, с опорой на «рациональные аргументы». Румынам внушается мысль о том, что Украина поверглась нападению из-за «агрессивного национализма», от которого страдают не только русские, живущие в ней, но и другие этнические группы. В частности, страдают румыны, которых Киев «искусственно разделил на румын и молдаван, ограничив в изучении родного языка». В то же время Россия, несмотря на санкции, заботится о гражданах днр/лнр и выплачивает им пенсии выше, чем украинские. А еще Украина тратит на оборону более 5% ВВП — больше, чем Россия, что, по мысли пропагандистов свидетельствует о ее агрессивности. Россия же лишь «встала с колен», и заставила мир с ней считаться. Это должно стать примером и для Румынии, где назрели изменения в государственном устройстве, поскольку система управления, сложившаяся после отказа от социализма, обанкротилась. Сложности, которые переживают ЕС и НАТО, должны направить Бухарест на поиск новых путей международного сотрудничества, а признание права России защищать русских в Украине со временем, обеспечит ответное принятие Москвой великой национальной идеи Румынии — «воссоединения всех румын в единой отеческой колыбели».

То, что «Unirea» сегодня один из главных жупелов московской пропаганды в Молдове, обесценивает весь приведенный выше ход рассуждений. Но румынский читатель, лишенный знакомств по ту сторону Прута, и не отслеживающий ситуацию в молдавских СМИ, что и невозможно без знания двух языков, румынского и русского, зачастую может об этом не знать.

Так национальная мечта, воплощенная в планах молдовенизации ПМР и румынизации Молдовы, обернулась на практике приднестровизацией Молдовы, и молдовенизацией Румынии, в самом плохом, МССРовском смысле. При этом, сама Румыния тоже глубоко проросла рудиментами советского социализма. Выпалывать эти корни, что необходимо для проведения дальнейшей европеизации, в любом случае было бы непростой задачей.

В принципе, скормив в Молдову ПМР на условиях «особого статуса», и этим окончательно приднестровизировав ее, Москва может затем поощрить исполнение «великой румынской мечты», в расчете на получение в итоге «большой ПМР» на всю Румынию — и состоящую при этом в НАТО. В сочетании с Венгрией этого вполне хватит для замораживания любой активности Альянса. И Йоханнес, будучи опытным политиком, не мог не видеть этой опасности.

Проблема Венгрии

Венгерские проблемы отчасти с румынскими: просоветский социализм прижившийся на фашистские корни и сложным процесс его демонтажа, в какой-то момент зашедший в тупик. Но Венгрия сблизилась с Москвой на порядок теснее, чем Румыния. Двенадцать лет пребывания у власти коалиции ФИДЕС- ХДНП, и пятый срок премьерства Виктора Орбана ясно говорят о социальном нездоровье общества, совершенно утратившего иммунитет против диктатуры.

Еще в 2011 году, через год спустя после прихода к власти ФИДЕС-ХДНП, Орбан внес изменения в избирательную систему, стремясь обеспечить своему блоку последующие победы. Он, в частности, изолировал от участия в выборах западную часть венгерской диаспоры, запретив ей голосовать по почте, и оставив только личное голосование, в посольстве или консульстве. В то же время венгерская диаспора на востоке, в Трансильвании, и в украинском Закарпатье, сохранила возможность голосовать по почте. Несмотря на витиеватые объяснения, причина маневра была проста: этнические венгры в соседних странах, как правило, поддерживают Орбана, а венгерские эмигранты на Западе зачастую его критикуют.

Для Румынии, успешно снижающей в последние полтора десятилетия былую остроту венгерского вопроса, Орбан, с его ставкой на восточную диаспору, неизбежно оказывался источником проблем. Курс Орбана на поддержку Путина в обмен на дешевый газ подавал скверный пример для морально неустойчивых румынских граждан. А игры с венгерской диаспорой в Украине давали повод румынским ультрарадикальным унионистам, большая часть который еще с 90-х сидит на зарплате у Москвы, упрекать этнического немца Йоханниса за недостаточно рьяную защиту румынских национальных интересов. Несомненно, Йоханнис популярен в Румынии, но не настолько, чтобы не принимать во внимания эти детали, рассчитывая перекрыть их одной популярностью.

Кроме того, пропутинская политика Орбана ослабляла НАТО, превращая Альянс, и без того пребывавший не в лучшей форме, из оборонного союза в бессильное сообщество «глубоко озабоченных».

Украинский перелом

К моменту перехода войны, идущей в Украине с 2014 года, в новую, активную фазу начавшуюся 24.02, гибридная операция по захвату контроля над «румынским телоскопом», путем дальнейшей приднестровизации Молдовы и молдовенизации Румынии, вошла в период затишья. Стороны укреплялись, ожидая событий, способных изменить ситуативное равновесие сил.

С началом же военных действий активность пророссийской пропаганды во всем «телескопе» резко выросла. Московские позиции в ПМР, и без того мощные, дополнительно укреплись, влияние роспропаганды в Молдове выросло настолько, что впору стало говорить о захвате Кремлем большей части ее информационного поля, а в информационном поле Румынии явственно наметилась тенденция к промосковскому дрейфу. В этих условиях Бухарест занял очень осторожную позицию, декларируя поддержку общего курса НАТО и оказывая помощь украинским беженцам, но не предпринимая никаких собственных действий. В частности, Румыния не поддерживала позиции Балтии и Польши, и не осуждала Венгрию, а, выжидала, когда скажут свое слово США.

Здесь надо заметить, что зарубежные турне вице-президента США нехарактерны для американской политики. В паре Байден-Харрис это была ясная заявка на сохранение прежнего курса даже в случае досрочного ухода Байдена, что не исключено, с учетом его возраста и состояния здоровья. И, судя по всему, в ходе визита Харрис были сказаны все необходимые слова и ясно обозначены все позиции. И только тогда в курсе Румынии наметился, наконец, разворот.

Прежде всего, Румыния, а, следом за ней, и Молдова приняли законы о борьбе с фейками — по сути, с российской пропагандой. Молдова, которая сегодня балансирует на грани пророссийского путча, этим пока и ограничилась, но и это стало большим шагом вперед. Надо полагать, что с Майей Санду провели беседу, разъяснив ей, что отсидеться, сохранив выгодный бизнес с ПМР, а через нее с Россией, в новой обстановке не получится.

Законов, позволяющие давить московских пропагандистов только в Молдове, или только в Румынии не дали бы ощутимого эффекта, поскольку их информационные пространства связаны. Зато одновременное давление возымеет эффект, хотя и не сразу. Первые штрафы уже выписаны, и прокремлевские черти стали уходит в Телеграм, где добраться до них пока трудно.

Далее, Румыния начала разъяснительную кампанию, готовясь к середине апреля снабдить таблетками йода всех граждан в возрасте до 40 лет, с тем, чтобы облегчить последствия ядерного заражения в случае российской атаки. Йод из таблеток «забивает» щитовидку не позволяя осесть в ней радиоактивному изотопу йоду, который оказывается рассеян в воздухе после взрыва и способен вызвать рак. Несколько ранее аналогичные меры предприняли Финляндия, Болгария и Бельгия. Немного отвлекаясь от темы, замечу, что в Украине йодная кампания не проводится (разве что доктором Комаровским по собственной инициативе), хотя вероятность ядерного удара по украинской территории выше, чем по какой-либо другой. Похоже, что урок с «шашлыками» усвоен не был.

Но вернемся к Румынии. Не обсуждая здесь реальных рисков ядерной войны, нельзя не заметить, что такая кампания является и формой пропаганды, доказывая реальность опасности, исходящей от России.

Седьмого апреля, перед встречей министров иностранных дел стран НАТО в Брюсселе, глава МИД Румынии Богдан Ауреску заявил журналистам о необходимости разработки новой стратегической концепции, в которой «следует четко указать, что Россия представляет собой главную угрозу безопасности Альянса», сосредоточившись на «укреплении устойчивости союзников и инновационной повестке в отношениях с партнерами Альянса». Это прозвучало очень своевременно — за два дня до того, как глава дипломатической службы ЕС Жозеп Боррель, комментируя в Твиттере ситуацию в Украине по результатам совместной поездки туда вместе с главой Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен, написал, что «эта война должна быть выиграна на поле боя».

Из менее громких, но важных шагов, сделанных Румынией в это же время можно вспомнить о высылке из Бухареста десяти российских дипломатов, об отмене всех обязательных разрешений для украинских перевозчиков, и о том, что приняв уже 700 тысяч украинских беженцев наша соседка готова принимать их еще.

Тем не менее, проблемы надежности Румынии, как южного фланга НАТО все еще не решены окончательно. В целом они сводятся к необходимости демонтажа трехзвенного «телескопа» выстроенного по московскому проекту. При этом, ПМР, безусловно, должна быть ликвидирована и возвращена в Молдову, но что при этом делать с самой Молдовой? Молдавское общество сегодня буквально пропитано российской пропагандой, а после возвращения в Молдову ПМР ситуация усугубится. Неизбежные экономические трудности также будут использованы российскими пропагандистами.

Выход видится во введении в обоих странах военного положения и военной цензуры. С учетом всех обстоятельств, возможно, что именно Румынии придется первой в Альянсе переводить жизнь общества на военные рельсы. Бухаресту также придется выступить в роли регионального лидера по отношению к слабой и неустойчивой Молдове.

Трудно сказать сегодня, как будут развиваться события в Румынии. Но важнейшая опорная точка НАТО на южном фланге Альянса определенно вышла из длительной заторможености, и это — хорошая новость.

Эксклюзив

«Ильченко»Сергей Ильченко, для Newssky


Поделиться статьей:

                               

Подписаться на новости:




В тему: