Объект «Кливаж». Россия решила устроить в Украине «второй Чернобыль»

01.03.2021 0 Редакция NS.Writer

Временно оккупированные отдельные районы Донецкой и Луганской областей стали потенциальным источником техногенной и экологической катастрофы. Ситуация на затопленной оккупантами «ядерной шахте» под Енакиево грозит отравлением питьевой воды — не только в Украине, но и соседних странах. Украина обратилась в ООН с просьбой провести экспертизу экологического ущерба оккупированных территорий.

| Newssky.com.ua

«В 2018 году оккупационные власти прекратили откачку воды из шахты „Юнком“, где советское правительство провело ядерный взрыв. В результате радиация уже загрязняет поверхностные и грунтовые воды. Поэтому мы призываем ООН к активному участию в проведении оценки экологического ущерба на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей», — заявил на днях постоянный представитель Украины при ООН Сергей Кислица в ходе заседания Генеральной Ассамблеи ООН. Он отметил, что крайне важно постоянно напоминать Москве о её обязательствах как стороны конфликта.

Ранее о техногенной и экологической катастрофе в ОРДЛО говорил председатель украинской делегации в Трёхсторонней контактной группе Леонид Кравчук, выступая на заседании Совбеза ООН.

«Донбасс находится на грани экологической катастрофы. И не только в связи с загрязнением воздуха и почвы, взрывами боеприпасов и мин, но и вследствие радиоактивных выбросов. Напомню, что в 1979 году на территории шахты „Юнком“, которая сейчас находится на временно оккупированном Донбассе, советским правительством был произведён ядерный взрыв. После взрыва в шахте образовалась радиоактивная полость, из которой постоянно откачивали воду, чтобы радиация не попадала на поверхность и в грунтовые воды. Почти три года назад оккупационная администрация прекратила откачку подземных вод, и радиация уже проникает в горизонты питьевой воды», — сказал Леонид Макарович. Он отметил, что «вследствие российской агрессии МАГАТЭ с 2014 года не в состоянии осуществлять проверку локаций на оккупированных территориях, где используется ядерный материал». По его словам, «Украина предпринимает конкретные усилия», однако Россия не отвечает на соответствующие запросы украинских властей.

Речь идёт о шахте «Юнком» под Енакиево, где в 1979 году прогремел подземный ядерный взрыв в рамках атомно-взрывного эксперимента. Операция была засекречена, и получила название «Эксперимент „Кливаж“». Это был единственный в Советском Союзе ядерный взрыв в горных выработках. По данным украинских властей, эксперимент был засекречен и подробной информации по этому объекту у Украины нет.

В первые годы советской власти «Юнком» считалась одной из лучших в регионе, а в 1940 году была признана лучшей в СССР. Вместе с тем она была одной из самых опасных из-за скопления газа метана и повышенной взрывоопасности — за период с 1959 по 1979 год на шахте произошло 235 выбросов газа, 28 из которых закончились гибелью горняков. По официальной версии, с помощью ядерного взрыва планировали высвободить газ и продолжить безопасную разработку породы. По неофициальной — в 1963 году СССР, США и Великобритания подписали Московский договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой, а через два года Советский Союз начал программу подземных ядерных взрывов якобы «в интересах народного хозяйства».

В пользу версии о военном ядерном испытании под прикрытием, помимо прочего, говорит тот факт, что эксперимент провалился. 16 сентября 1979 года на глубине 903 м был подорван заряд мощностью в 300 т тротила (для сравнения, в Хиросиме, где число погибших составило от 90 до 166 тыс. человек, взорвали эквивалент 20 тыс. т). А уже весной 1980 года на шахте «Юнком» произошёл очередной взрыв метана, в результате которого погибли 64 шахтёра и два горноспасателя.

После ядерного взрыва шахта работала, и была закрыта в 2001 году, как неперспективная. В отношении «Юнком» применили «сухую консервацию», продолжая откачивать воду, чтобы предупредить её попадание в ядерную капсулу, образовавшуюся на месте взрыва. Ввиду того, что подобный подземный ядерный взрыв был единственным в своём роде, и информация о ходе эксперимента была засекречена, никто не мог дать гарантии, как поведёт себя ядерная капсула в случае «мокрой консервации» «Юнком». К тому же, к ней «ядерную шахту» надо было готовить — ещё в 2003 году датские эксперты оценили объём работ в $2–3 млн.

До 2014 года откачивание воды финансировал украинский бюджет, а вот российские власти деньги давать отказались. В 2018 году оккупанты решили затопить шахту — дёшево и сердито. В оккупационной администрации заявили, что ежемесячно на откачивание воды уходило порядка 11 млн руб. ($180 тыс. по тогдашнему курсу). Так как ремонт оборудования на шахте не производился с 2015 года, то на его восстановление для продолжения «сухой консервации» необходимо порядка 600 млн руб. ($1 млн).

Ввиду отсутствия денег было решено — шахту затопить, и концы в воду. Понятное дело, ни о какой подготовке к «мокрой консервации» шахты за $2–3 млн речи не шло: оккупанты просто демонтировали оборудование водоотлива (и наверняка сдали его на металлолом). Злые языки говорили, что это было сделано ещё в 2014 году, и пресловутые 11 млн руб. в месяц на откачку воды если и были, то шли в карманы боевиков.

Решение затопить «ядерную шахту» вызвало шквал критики не только в Украине, но и в России. «Просто добавь воды: грозит ли затопление шахт экологии Дона», «Шахта замедленного действия», «Шахта „Юнком“: взорвали, теперь зальют. Чем это грозит Ростовской области», «Затопление „ядерной“ шахты на Донбассе: радиационное загрязнение — до самого Азова» — этими и другими подобными заголовками пестрели росСМИ. Экологи предупреждали, что затопление обернётся катастрофой — не только для оккупированных территорий, но и Ростовской области.

В ответ оккупационные власти твердили, что разговоры о радиоактивном загрязнении окружающей среды являются информационной провокацией Киева. Однако они так и не допустили специалистов Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЕ) для проверки объекта. Оккупанты ограничились заявлениями, что «ситуация на шахте „Юный коммунар“ стабильна и находится под постоянным контролем специалистов», «мы ничего не скрываем и готовы напрямую направить МАГАТЭ все имеющиеся у нас материалы, отчёты и экспертные заключения».

Некоторые российские учёные пытались успокоить россиян, но получилось неубедительно. «На данный момент в Ростовской области не зафиксировано радиоактивных загрязнений, — сказал ведущий научный сотрудник Южного научного центра РАН, доктор технических наук Александр Мохов в интервью ИА „ДОН 24“. — Это связано с тем, что загрязнённая вода всегда разбавляется здоровой в радиационном отношении водой. Радиоактивные вещества поглощаются горными породами, особенно глинами и суглинками в приповерхностной части земли, или другими по составу породами. Могут быть и иные причины — например, отсутствие специальных наблюдений». Исходя из этого заявления, так и не стало понятно, попала загрязнённая вида в водоносные слои и ничего страшного не случилось или ещё не попала. Но не тратьте время на разгадку этой головоломки — с учётом того, как в Москве врут своему же народу, разгадывать её нет смысла. Все мы помним майские демонстрации в 1986 году, спустя несколько дней после катастрофы на ЧАЭС, которую в Москве пытались замолчать.

Радиоактивная вода из «Юнком» попадёт (если уже не попала) в грунтовые воды, затем — в реки, которые являются основными источниками питьевой воды жителей Донецкой и Луганской областей Украины, Ростовской области России и используются для полива сельскохозяйственных земель, дальше — в Азовское море. Затопленная «ядерная шахта» станет источником загрязнений подземных и поверхностных вод, которое будет длиться десятилетиями.

Украина бьёт тревогу, однако российские власти игнорируют проблему. По всей видимости, Владимир Путин решил устроить «второй Чернобыль», и не мытьём, так катанием выторговать уступки. И ему наплевать на то, что попутно пострадают миллионы людей, включая самих россиян. Он использует на украинских землях тактику «выжженной земли» и проводит политику по принципу «после нас хоть потоп».

Лилия Корнилова для OBOZREVATEL


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: