Ось Киев-Варшава-Лондон. Как Украина и ее друзья без НАТО создают пояс безопасности на Востоке

20.02.2022 0 Редакция NS.Writer

Великобритания, Польша и Украина официально оформили трехсторонний союз, пишет обозреватель отдела международной политики «ДС» Владислав Гирман.

В четверг, 17 февраля, в Киеве с официальным и первым визитом побывала министр иностранных дел Великобритании Лиз Трасс, которая не так давно, а именно 9 дней тому назад, имела очень непростой и жесткий разговор с главой российской хамо-дипломатии Сергеем Лавровым.

Приезд Лиз Трасс стал еще одним свидетельством развития взаимоотношений между Киевом и Лондоном, и демонстрацией поддержки Соединенным Королевством суверенитета и территориальной целостности Украины на фоне российской агрессии.

Но не только. Глава британского МИДа привезла и еще более значительную вещь — официальное согласие правительства Ее Величества на создание трехстороннего союза с Украиной и Польшей.

Официальное объявление о создании альянса по инициативе Киева состоялось 17 февраля. Правда без участия польского коллеги Лиз Трасс и Дмитрия Кулебы — Зибгнева Рау. Но кабмин Матеуша Моравецкого свое «да» уже сказал.

Согласно совместному заявлению трех членов новоиспеченного союза, они, имеющие «глубокие исторические связи, основанные на общих ценностях, общей преданности миру и безопасности и общей истории противостояния агрессорам, угрожающим свободе в Европе» приняли соответствующее решение, чтобы сообща укреплять экономическое, торговое, энергетическое и киберсотрудничество в пику России, а также противодействовать российской дезинформации.

Но что куда важнее — создание такого альянса знаменует собой окончательное переформатирование евроатлантического вектора Киева. Украина делает акцент на укрепление региональных связей.

Галопом по Европе

Стартовая линия данного геополитического трека, в принципе, была проведена осенью 2020 г., когда за несколько дней в начале октября украинская делегация под эгидой президента Владимира Зеленского посетила трех важнейших европейских партнеров Украины — в Великобритании, Польше и Турции.

В Лондоне тогда было оформлено стратегическое партнерство двух стран. Хотя если так подумать, то процесс более активного вовлечения Британии в украинский вопрос начался все же не 2 года тому назад, а в 2016-м — с судьбоносного решения покинуть Евросоюз.

Решение было рискованным и привело к определенным негативным последствиям, но также открыло новые возможности. Не только экономические, но и на внешнеполитической арене.

Ввиду того, что Соединенному Королевству более не было нужды постоянно озираться на Брюссель и порой «буксовать» на месте, упершись в громоздкую европейскую махину правил и бюрократии, оно спешно, но расчетливо принялось выстраивать новую концепцию своего присутствия в мировой политике, получившей название «Глобальной Британии».

Основной принцип концепции — вернуть влияние Лондону в мире, от Атлантики до Тихого океана, сохраняя контакт с Европой через НАТО. На эти цели британское правительство готовы выделять солидное финансирование и ресурсы, уже укрепив отношения с Штатами посредством Новой Атлантической хартии, а также военно-политическим союзом, в том числе с Австралией — AUKUS; и дальнейшим сближением с тихоокеанскими державами вроде Японии, Южной Кореи, Сингапура.

Партнерство, а затем и союз с Польшей и Украиной в свою очередь позволяют Британии расширить свое присутствие в Восточной Европе и вступить в более жесткую конфронтацию с Россией, пока ЕС скован нерешительностью тех же Франции и Германии.

Несомненно такой настрой правительства Бориса Джонсона наряду с энергичной работой украинского дипкорпуса стал одним из факторов, позволивших Киеву менее чем за полтора года пройти, а точнее даже пробежать путь от стратегического партнерства с британцами к полноценному союзу. Одному из нескольких, стоит заметить.
Островки безопасности

Трехсторонний союз, пока еще не получивший официального названия и аббревиатуры, очевидно создавался по аналогии либо с учетом опыта другого межгосударственного образования при участии Великобритании — CENTO («Багдадский пакт», Организация центрального договора).

Этот альянс, куда также входили Ирак, Иран, Турция и Пакистан с 1955 по 1979 г., преследовал схожую цель — сдержать Москву в ее движении на Ближний Восток. В рамках CENTO его участники в разы расширили торговлю и военное сотрудничество, укрепив собственный промышленный и военно-промышленный потенциал.

Он прекратил свое существование не потому, что эта модель оказалась провальной, а в связи с изменением политического климата в регионе (Иран вытолкнула Исламская революция, Турция стала членом НАТО).

CENTO доказал свою эффективность как NODEFCO, к примеру. И сегодня политический климат тоже снова меняется, вынуждая страны, желающие двигаться дальше, искать другие форматы взаимоотношений.

Как и «Багдадский пакт», союз Украины с Польшей и Британией открывает перед его участниками новые возможности в торговле, обмене разведданными или укреплении обороноспособности друг друга.

Двери Организации Североатлантического договора может и остаются открытыми для Украины, но вход преграждают Париж или Берлин, которые как и 13 лет тому назад все так же боятся злить Кремль. Сотрудничество между НАТО и Украиной, конечно, будет развиваться — до пределов, установленных нынешним форматом взаимоотношений. Но выше головы все же не прыгнуть. По крайней мере пока.

Поэтому разумной альтернативой стало более тесное вовлечение Украины в создание своеобразных кластеров безопасности в регионе со странами, исповедующими те же ценности и придерживающихся тех же принципов: Британией, Грузией, Литвой Молдовой, Польшей, Турцией.

Так, за короткий период времени появились помимо союза с Британией и Польшей Люблинский треугольник (Литва, Польша, Украина), Ассоциированное трио (Грузия, Молдова, Украина) и Квадрига (Украина, Турция).

Такой подход нивелирует и ослабляет российский внешнеполитической вектор «говорить только с США» в контексте попыток Кремля добиться моратория на расширение НАТО на Восток.

Расширение это де-факто и так происходит, просто не под флагом Организации Североатлантического договора, но с активным участием и присутствием членов НАТО. И, что важно, из числа наиболее принципиальных и влиятельных (США, Великобритании, Польши, Литвы, Латвии, Эстонии).

Попытки России «выбить» из США и НАТО некие гарантии безопасности становятся практически бессмысленными. Да, Штаты и Альянс могут продолжать игру, пока это им выгодно, поскольку есть шанс в свою очередь вытрясти из Кремля некий прогресс в сфере контроля над вооружениями. Однако на требования не двигать границы НАТО дальше на Восток в ответ теперь можно просто вежливо улыбаться, пока другие члены Альянса закрепляются в Черноморском регионе и связывают его дугой с Северной Атлантикой и Балтийским морем, и вплоть до Каспия благодаря Ирану, который так и не ратифицировал меморандум о делимитации (таким образом турецким кораблям не запрещено присутствие в Каспийском море).

Сложно представить, что кремлевские технологи не заметили, как формировались эти союзы на западных рубежах России. Но как еще объяснить зацикленность Москвы на НАТО, пока члены НАТО создавали альянсы для сдерживания РФ?

Как ранее писал Newssky, «Украина достает Будапештский меморандум».


Поделиться статьей:

                               

Подписаться на новости:




В тему: