ЕС и робкие грузины. Подходят ли они друг другу?

16.06.2022 0 Редакция NS.Writer

Грузинская обида

Премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили

Премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили, цитируемый «Грузией Online», считает, что «если кто-то и заслуживает статуса кандидата в ЕС, то заслуживает Грузия, а уже потом Украина и Молдова». «Когда говорят, что Украина в состоянии войны, и поэтому ей должны предоставить [статус кандидата в ЕС]? Извиняюсь, если предоставление статуса определяется войной, мы не хотим войны, друзья, мы требуем заслуженного статуса», — обиженно заявил премьер.

Из Молдовы на попытку Гарибашвили реакций не последовало — по крайней мере, пока. В этом есть логика: поскольку Грузия на пути в ЕС ничем, в принципе, не отличается от Молдовы, Кишинев может спокойно пропустить ее вперед, тихонько уйдя в лес в ЕС следом за ней. Впрочем, возможно, в Молдове просто не заметили обиды Гарибашвили. Там хватает своих проблем: правительство Майи Санду провалило абсолютно все, просвета не видно, все идет к грандиозному шухеру, а список родни Санду, которую еще возможно поставить во властный строй взамен уже оскандалившихся ее родственников, практически иссяк. Это означает кадровый кризис, ведь власть в Молдове, не связанная тесными родственными узами, и, лучше, по женской линии, где больше ценят родство, всегда распадается на несколько кланов, грабящих страну каждый в свой кулек. Но несколько разных кульков кризисная молдавская экономика сегодня уже не потянет.

Зато из Украины Гарибашвили сразу же ответили. Советник главы ОП, Андрея Ермака, Михаил Подоляк написал в Twitter что «Украина платит страшную цену за выбор быть европейской демократией, ЕС платит большую цену, чтобы защитить западную цивилизацию — потому, что ценности важнее выгоды». Напомнив об этом, Подоляк сурово вопросил: «А что важнее для вас [для грузин, не присоединившихся к санкциям против России]? Номер очереди на кандидатство?».

Итак, Грузия обиженно кричит «в очередь….» (нет смысла приводить полную цитату, ее так все знают), Украина гневно отвечает, что впереди никто не занимал, а Молдова надеется тихонько проскользнуть, не вступая в скандал. Мы же попробуем оценить ситуацию, прикинув, чьи шансы попасть в ЕС сегодня выше.

Декларации и реалии

С одной стороны, Еврокомиссия рекомендует предоставить Украине статус кандидата на вступление в ЕС безо всяких условий. По сути, именно за то, что Украина сражается, прикрывая собой всю Европу, поскольку по меркам мирного времени Украина не готова к вступлению в ЕС, что вполне очевидно. Она не была готова до войны, что до 2014 года, что 2022, а, сейчас, разоренная войной, и все еще воюющая, не готова тем более. То есть, прием Украины возможен только в случае признания ее роли щита, закрывающего ЕС, всю Европу и весь западный мир от московской агрессии и варварства. Тогда — да, надо принимать. А так — нет.

Но здесь возникает второй вопрос: насколько ЕС, и весь Запад в целом, действительно признают за Украиной эту роль? Ведь если ЕС нуждается в Украине, как щите, это означает, что Россия, по факту находится с ЕС в состоянии войны. Пусть даже прокси-войны, в которой Москва избегает даже слова «война», заменяя его «специальной операцией», а военные действия идут только на территории Украины, и руками ВСУ. В России, кстати, на уровне государственных СМИ, депутатов ГД и других лиц, чье мнение можно спокойно приравнять к официальному, так и говорят: «мы воюем не с Украиной, а с НАТО и с Западом в целом».

Так вот, с признанием свершившегося факта войны России против НАТО, а, значит, и ЕС, и в ЕС, и в НАТО есть большие трудности. Налицо, во-первых, постоянные попытки отделить НАТО от ЕС, хотя их состав, за вычетом Турции, которая в НАТО есть, а в ЕС нет, по сути, один и тот же. Эта ситуация «тут воюем, тут не воюем», порождает весьма двусмысленный политический курс в странах ЕС. То Шольц саботирует посылку вооружений Украине. То Макрон ведет с Путиным телефонные переговоры ни о чем, а потом заявляет, что Путину нужно «позволить сохранить лицо». То снова Германия радует, отказавшись от идеи национализировать компанию Gazprom Germania, которая входит в «Газпром». Как полагает Bloomberg, чтобы «не разозлить Владимира Путина».

Нет, конечно, России сейчас дают понять, что ее поведение недопустимо, но у нее есть в ЕС и адвокаты, призывающие «решить проблему за столом переговоров». И общая тенденция в западном отношении к войне в Украине тоже довольно очевидна: ставка сделана на ограниченную войну, только на украинской территории, и на последующий сепаратный мир с уставшим от войны Кремлем. Возможно, сменившим Путина на Постпутина, но неизменным в своей основе.

Других вариантов сегодня не видно. Сворачивать шею взбесившемуся московскому медведю никто на Западе всерьез пока не собирается. А, если бы и собрался, не смог бы объявить об этом, как о цели. Поскольку военный разгром России, обладающей ядерным оружием, хотя и возможен, но сопряжен с большими рисками и потерями.

Иными словами, на Западе существует электоральный запрос на то, чего не может быть: на прочный мир с Путиным, и нерушимую договоренность с ним, что вот до сих он отрезал — и хватит. Задача Запада при этом — уговорить Украину смириться с потерями.

Проблема тут в том, что прочный мир с Россией, что Путиным, что без Путина, невозможен в принципе. Сегодня Россия вошла в социальный тупик, и удержать ее от распада можно лишь военной истерией, нагнетаемой на основе общероссийского ресентимента. Перекрой сегодня каналы, изливающие накопившуюся в обществе агрессию на внешний мир — и эта агрессия сожжет Россию изнутри почище любой ядерной войны. Эти процессы зашли слишком далеко, иникакая попытка привить России мирно-созидательные ценности ни к чему хорошему не приведет. Последняя такая попытка была сделана в начале 90-х. Ее результаты перед нами. Нужно ли наступать на те же грабли еще раз?

Вроде бы и не нужно, но признание того, что медведь бешеный, и нет иных вариантов, кроме его умервщления — то есть, военного разгрома России, вплоть до полной ее капитуляции, и прекращения российской государственности в нынешнем виде, требует политиков иного масштаба, мыслящих за пределами одного электорального цикла. Но таких политиков на Западе уже нет. Запад дегененировал, политически, и вообще находится в стадии реформирования и демонтажа, когда на его месте возводится что-то совершенно новое. А сегодня, в переходной период, западные политики, даже лучшие из них, мыслят от выборов до выборов. Они не будут пытаться решить проблему с Россией радикально, а будут искать способ отсрочить ее решение, создав при этом иллюзию, что проблема решена. Их задача — дотянуть с этой иллюзией до следующих выборов и переизбраться, или обеспечить победу своей партии. Что будет дальше их не то, чтобы не интересует совсем, вовсе нет. Но столь отдаленное будущее находится за линией горизонта их планирования.

Нет компромиссов с Россией

Но, если прочный мир с Россией невозможен, а вероятность применения ей ядерного оружия, если она начнет всерьез проигрывать, очень велика, то возможны лишь два варианта действий.

— Первый — полная и безоговорочная капитуляция перед Путиным. Причем, именно полная и безоговорочная, поскольку паритетные соглашения с Россией невозможны в принципе. Москва уже сегодня открыто говорит об отзыве признания независимости всех бывших республик СССР, и о том, что следующей после Украины будет Польша. На экономическом форуме в Петербурге открыто обсуждается российское административное деление всей завоеванной Украины. Готова ли Европа стать частью России, управляемой из Кремля, со всеми особенностями российской жизни, которые мало-помалу расползутся до самой Португалии? Если да, готова — это просто отличный вариант, надо брать;

— Если же ЕС не готова капитулировать, остается второй, и последний план действий: превентивный ядерный удар по России, с целью минимизировать, а при удаче и обнулить ее ядерный ответ. С учетом реального состояния российской армии, которое было продемонстрировано в ходе ста дней российско-украинской войны, обнуление вполне реально. Но такой план потребует железной политической воли, которой не обладают европейские политические дегенераты. Слово «дегенерат» — не оскорбление. Дегенерация — это упрощение с целью приспособления к давлению внешней среды. Так вот, западная политика дегенерировала до существования от одного электорального цикла до другого, а все прочее в ней умерло. Нет ни долгосрочного планирования, ни системного изучения законов развития современного общества.

Кроме того, такой вариант все-таки сопряжен с риском того, что из России все-таки долетит что-нибудь ядерное. Мир от этого не погибнет, и Запад, весь, целиком, не будет стерт с лица Земли — в том, разумеется, случае, если его удар будет неожиданным, безжалостным и мощным. Но, потери, даже миллионные, возможны. И еще останется Китай — впрочем, Пекин, при такой решимости Запада, не рискнет идти по российскому пути повышения ставок, так что проблема Китая&Тайваня наверняка будет урегулирована уже мирно.

Да и в целом, прецедент применения Западом ЯО, для разрубания узла, который нельзя развязать на переговорах, оздоровил бы обстановку в мире. Не говоря о том, насколько лучше стал бы мир, в котором не было бы России.

Вот два варианта возможных действий. Третьего варианта в сложившейся ситуации нет. Совсем нет, не существует ни в каком виде. Нет и смысла сейчас обсуждать, как дело дошло до такого края, но надо все же отметить, что дошло оно до него исключительно по вине нескольких поколений западных политиков. Которые снова и снова наступали на те же грабли, пытаясь выстроить паритет с кремлевскими людоедами, и прогнозировать их реакции исходя их того, что «они такие же люди». Еще хуже то, что на Западе до сих пор не осознали и не исследовали цивилизационное отличие России от остального мира. Так что, когда Макрон заявляет, что «никогда не разделял замечаний, которые заключались в том, что сегодня мы будем вести войну с русским народом, а завтра мы захотим его уничтожить», он снова наступает на те же грабли. В России нет «народа», как силы, способной через выборы, или через угрозу бунта, влиять на политический курс страны. Зато в России есть несколько десятков миллионов боевых автоматов, заточенных на убийство: сегодня — украинцев, завтра — тех, на кого им укажут. И воевать придется именно с ними, и, с их хозяевами, разумеется, тоже. Но, чтобы добраться до хозяев, большую часть этих автоматов придется вывести в расход.

Последним шансом избежать ядерной войны был распад СССР, когда проявив жесткость за переговорным столом, Россию можно было лишить ядерного оружия вместе с Украиной и Казахстаном. Но шанс был упущен. И теперь Западу остается только либо капитулировать, либо сыграть ва-банк.

Зачем же ждать, когда Россия нападет?

Реалистично мыслящие западные политики все это отлично понимают. Но даже лучшие из них играть ва-банк пока не готовы. К примеру, премьер-министр Польши, Тадеуш Моравецкий, заявил недавно, что, «если Россия нападет на Польшу, 40 миллионов поляков будут готовы защищать свою страну с оружием в руках».

И заявление замечательное, и Польша — одна из европейских стран, очень последовательно и много помогающих Украине — вместе с Великобританией и странами Балтии. Но зачем полякам ждать, когда на них нападет Россия? Разве у них есть сомнения в том, что Россия обязательно нападет на Польшу, проглотив Украину? А Украину она проглотит, если Киев принудят сейчас к сепаратному миру, с признанием территориальных уступок. «Тактика салями» — излюбленная тактика Путина. То есть, по любой нормальной логике, для того, чтобы не допустить нападения России, чреватого войной уже на польской территории, Польше нужно прямо сейчас, отбросив иллюзии о возможном перемирии с Москвой, способном заменить ее полный разгром, воевать с Россией на территории Украины. Мешают обязательства, в ЕС и в НАТО, где царят разброд, шатания и иллюзии о возможности прочного мира с Россией? И не все собственные избиратели поймут? Значит нужно искать обходные, гибридные пути — так, как это делает Россия. К примеру, можно создать негосударственную ЧВК, дистанцироваться де-юре от ее действий, и пусть она воюет в Украине по контракту с украинским правительством, чтобы не попадать под наемничество. Создать такое ЧВК можно совместно с Великобританией, где Борис Джонсон — тоже реалист, и понимает с чем в лице России столкнулся сегодня мир. Страны, стоящие по факту за такой ЧВК, будут воевать вовсе не за украинцев, тем более — не вместо украинцев. Украинцы воюют за себя сами. А эти страны через прокси — ЧВК будут воевать за свой завтрашний день.

Если же Россия в ответ посмеет нанести удары по территории Польши и Великобритании, вступит в действие 5 статья Устава НАТО — и тут тоже вопрос, как именно она вступит. Если в штабе НАТО сидят реалисты, а не реалполитики от выборов до выборов, то они, не вступая в споры с Москвой, не выражая озабоченности или недовольства, ни в чем Москву не упрекая, не предупреждая, и не ставя никаких условий, должны будут попросту сдуть РФ с карты мира. И не с политической карты, а с физической. Безо всяких предостережений и увещеваний.

Профессионалы-военные все это прекрасно понимают. Бывший командующий силами НАТО в Европе Уэсли Кларк прямо заявил: «Пришло время усвоить уроки. НАТО должно вмешаться. Давайте официально это признаем и прикажем россиянам прекратить огонь… Альянс должен либо выйти за очерченные рамки, либо прекратить свою деятельность».

Ну, вот же, все предельно понятно — но вопрос о такой схеме действий даже не поднимается. Ясно, что не обо всем можно говорить открыто, но не видно даже признаков подобной решимости. Зато в Киев едут Шольц, Макрон и итальянский премьер Драги. И есть сильное подозрение, что едут они уламывать Зеленского пойти на компромисс, отказавшись хотя бы от Крыма. И это подозрение подтверждается тем, что прямо к их приезду в Москве вдруг резко захотели переговоров с Украиной.

Иными словами, пытаясь и лицо сохранить (на сей раз свое, а не Путина), и обойтись минимальными затратами, причем, за счет Украины, Запад в очередной раз прибегает к отработанной схеме. Еврокомиссия, действуя в рамках логики военного времени будет предлагать дать Украине статус кандидата на вступление в ЕС безо всяких условий, зато отдельные члены ЕС, в рамках логики мирого времени, будут ставить такие условия. Обосновать их проще простого, потому, что, повторюсь, Украина к членству в мирном ЕС не готова, и спорить тут не о чем. Украина может быть принята в кандидаты только в ЕС военного времени. Но это потребует признания того, что Россия воюя на территории Украины, воюет по факту против всего западного мира.

Такая двойная схема называется «Петэн спасает мебель, а де Голль — честь». Французы вообще мастаки по этой части, и мирная риторика Макрона опирается на богатое наследие. Вот только схема эта, в целом, провальна. Она способна дать только отсрочку, после которой все равно придется выбирать, чем пожертвовать, но уже в худших условиях. Потому, что вопреки распространенному мнению, время работает не на Украину, которая теряет и лучшую часть народа, и промышленность, системно уничтожаемую россиянами. И не на Запад, потому, что Россию санкции, как это ни печально, не задушат, она от них не рухнет. Жить россияне станут хуже, но им не привыкать. Будут терпеть, и не пикнут. Время же работает на Россию, создавая для Запада все большие экономические трудности, которые, с какого-то момента, могут стать для него электорально неприемлемыми.

Зачем ЕС новые члены, и насколько удобна ему Грузия?

Иными словами, ЕС и Запад в целом все еще не сделал выбор между де-факто капитуляцией перед Россией, замаскированной под цепочку паритетных соглашений — и битвой насмерть, с полным уничтожением поднявшего голову, с замахом на мировое господство, русского нацизма. Мечты о мировом господстве для нацизма вообще характерны. В кремлевском варианте это господство должно носить энергетический, сырьевой и продовольственный характер, подкрепленный постоянной угрозой ядерной войны, но это уже технические детали.

Так вот, если ЕС пойдет по пути пошаговой капитуляции перед РФ, позволяя ей отрезать по куску — сейчас от Украины, а далее и от Польши, то Грузия, уже согласившаяся на мир ценой потери территорий, в качестве нового члена/кандидатабудет значительно удобнее, чем Украина. Следом за Грузией пойдет и опохожая на нее Молдова. А для Украины при таком раскладе в ЕС действительно места нет.

Конечно, в 2008 году Грузию фактически бросили, не оказав ей помощи, и это действительно повод для обид. Но с 2008 года прошло уже 14 лет, это немалый срок. И десять лет у власти в Грузии находится «Грузинская мечта». Было время оправиться от поражения, и мало-помалу, насколько возможно, отстроиться от России, сократив ее влияние. Этого не было сделано. Как следствие, Грузия, наряду с Молдовой, где ситуация очень похожа, могут стать двумя идеальными буферными государствами между ЕС и Россией. Не такими строптивыми как Венгрия, а послушными, и потому удобными, и для Москвы, и для европейских столиц. Ну, а в Брюсселе, столице Евросоюза, могут иногда и отвернуться в сторону, не замечая каких-то уж очень нелицеприятных вещей.

Тут уместно задать вопрос: а зачем вообще сегодня ЕС новые члены? Европа уже давно не занимается экспортом ценностей. ЕС обособился и нуждается в удобных буферных зонах, через которые можно выстраивать связи с не-ЕС. Включать эти зоны в свой состав у Брюсселя нет особого желания. Минус Шенген и какие-то послабления в качестве компенсации за этот минус — еще куда ни шло, а вообще кандидатство может длиться очень долго.

Итак, ЕС в роли зоны между собой и Россией нужен либо щит — для защиты, либо буфер — для сотрудничества. При этом, такой буфер, если нужен все-таки он, не должен быть абсолютно пророссийским, а должен быть паритетным, с уравновешенным российским и европейским влиянием. Молдове такое равновесие, по крайней мере, по видимости, создаваемой Кишиневом, удается лучше. А Грузии — хуже. Поэтому Молдова получила визит Макрона в Кишинев, как сигнал поддержки, а Грузия — упреки в преследовании оппозиционеров, экс-президента Михаила Саакашвили и директора главного оппозиционного телеканала «Мтавари архи» Нику Гварамия.

Но хотя Европарламент, принявший 9 июня резолюцию по Грузии, осудил преследование оппозиции, а также предложил ввести персональные санкции против основателя и лидера «Грузинской мечты» Бидзины Иванишвили, он поддержал предоставление ей статуса кандидата в члены ЕС. Не был упомянут и неприятный для Грузии факт заморозки с февраля 2019 года переговоров о присоединении Турции к ЕС, что лишает Грузию сухопутной границы с ним, и превращает, по сути, в обособленный остров. Иными словами, возмущение Гарибашвили было преждевременным — или, возможно, превентивным.

Эксклюзив

«Ильченко»Сергей Ильченко, для Newssky


Поделиться статьей:

                               

Подписаться на новости:




В тему: