ОДЭР-ГУАМ, нерожденный, и процветающий

10.06.2020 0 Редакция nikolaiilcenco

| Newssky.com.ua

Почему четырех буквенная организация «за всё хорошее», ненужная никому, кроме собственных сотрудников, живет, здравствует и кормит их уже 23 года?

Странное полурождение

«Организация за демократию и экономическое развитие» из четырех бывших советских республик, задуманная как инструмент противостояния гегемонии России на постсоветском пространстве, и названная сначала ГУАМ – по первым буквам названий четырех государств, вошедших в неё: Грузии, Украины, Азербайджана и Молдовы, а сейчас называющаяся ОДЭР-ГУАМ, родилась в 1997 году, в Страсбурге, в ходе саммита Совета Европы. С редкой последовательностью и твердостью она, с первых же шагов, не проявила себя ничем, и никак, и сумела остаться на этой принципиальной позиции до настоящего времени. Её Хартия была подписана только в 2001 году, а Устав – аж в 2006.

В начальный период в составе ГУАМ возник было и Узбекистан, принесший в её название сдвоенную букву «У». Это случилось в апреле 1999 года, в ходе юбилейного саммита НATO в Вашингтоне, когда главы государств уже ГУУАМ приняли Вашингтонскую декларацию, продекларировав в качестве общей цели интеграцию в европейские и евроатлантические структуры.

Между тем, ГУАМ, географически разорванный на две половины Черным морем, и так производил странное впечатление. Нежданное присоединение к нему ещё и Узбекистана, не имеющего выхода к Каспию и вовсе смотрелось загадкой. Конечно, через если бы такой выход был, он мог бы, в теории, стать отправной точкой морского пути на Азербайджан, затем, горными тропами, в Грузию и далее, снова морем, в Одессу. Зачем – неизвестно, да и стоимость доставки по нему была бы космической, но такое хождение за два моря было бы, по крайней мере, возможно в принципе – как возможна высадка человека на Луне. Но выхода к Каспию, у Узбекистана, повторяю, нет, и не было!

В итоге, уже в 2002 году он заявил о намерении выйти из ГУУАМ, и перестал участвовать в его мероприятиях, а в мае 2005 ушел окончательно, но этого никто не заметил, поскольку ГУАМ родился мертвым. Иначе, впрочем, и быть не могло.

Хартия ГУАМ (на момент её принятия – ГУУАМ), появилась, как уже было сказано, в 2001 году – и то, что организация четыре года (!) не могла определиться с тем, чем конкретно она будет  заниматься, уже говорит о многом. Хартия предусматривала сотрудничество с целью: 1. содействия социально-экономическому развитию; 2. укрепления и расширения торгово-экономических связей; 3. развития и  эффективного  использования  в  интересах стран ГУУАМ  транспортно-коммуникационных магистралей и соответствующей инфраструктуры расположенной на их территории; 4. укрепления региональной безопасности во всех сферах деятельности; развития отношений в области науки, культуры и в гуманитарной сфере; 6. взаимодействия в рамках международных организаций; борьбы с международным терроризмом, организованной преступностью и наркобизнесом.

Если же кратко суммировать все перечисленное, то целью ГУАМ была заявлена борьба за всё хорошее, и против всего плохого, на земле в небесах и на море, при помощи всего, что попадется под руку.

Но без конкретной программы действий, под рукой, как известно, могут оказаться только два вида предметов: палки, и то, из чего якутские скульпторы лепят петухов, ракеты на Марс, двуглавых орлов и путиных.

Однако, ничего из этого списка в Хартию не вошло – и ГУУАМ, а затем ОДЭР-ГУАМ, как следствие, ничего и не делал.

Его небеспорочное зачатие

Но как возникла сама идея ГУАМ, и почему он оказался столь живуч?

Хотя детали его появления за давностью лет и кулуарностью событий уже едва ли всплывут наружу, можно предположить, что в 1997 году группа бывших комсомольских работников, знакомых ещё по СССР, встретившись в Страсбурге в новой для них роли восточноевропейских младодемократов, решила вспомнить 90-е и организовать что-нибудь эдакое…Чтобы срубить немного денег, неважно с кого.

В таких вещах важна идея: известно, что живая печать в достаточной степени хитровыдуманного ООО, которую можно при случает оттиснуть на бумаге, придав ей значимость, так, или иначе, но прокормит её владельцев. Дело было за малым: выдать на-гора идею, способную вызвать интерес на саммите СЕ. Проект активной протоевропейской структуры, внедренной в СНГ, как в яйцеклетку, смотрелся в этом плане совершенно беспроигрышно.

Конечно, при наличии долговременной политической воли всех четырех стран, и толике везения, такая проевропейская и пронатовская структура, внедренная в СНГ для перехвата у России управления им, могла бы и состояться. Проблема была в том, что, хотя все четыре страны, вошедшие в ГУАМ, и пострадали от российской агрессии, прямой, или прокси, но во всех случаях имевшей целью удержать их в российской орбите, ни одна из них не желала совершать такую революцию. Нет у них такого желания и сегодня. Все страны ГУАМ лишь пытаются сохранить за собой роль транзитеров между Россией и Западом.

Эта позиция неизбежно превращает их в вечное поле боя, на котором Россия и её западные партнеры – не враги, и даже не соперники, а именно партнеры, пихающие друг друга локтями на тесноватом для них общем диване, ведут борьбу за свою долю контроля над транзитом.

Но, Россия, будучи страной дикой, к тому же, страдающей вечным комплексом униженности и неполноценности перед Западом, и не умея играть с ним на равных по правилам, всегда, и довольно быстро, скатывается к военно-гибридным средствам. В результате, транзитеры получают полномасштабную войну, а Москва либо успешно наращивает влияние, либо, в самом худшем, и, кстати, пока единственном, украинском случае, попадает на санкции, как напоминание о необходимости соблюдать правила игры.

Здесь тоже важно понимать, что разница между враждой и санкциями примерно такая же, как между стрельбой на поражение и штрафом, выписанным за мелкое правонарушение.  Запад не враждует с Россией, даже тогда, когда их отношения кажутся скверными до предела. Вражда предполагает иной уровень угроз и кар, на который Москва после распада СССР ещё никогда не нарывалась. Запад всего лишь воспитывает её, как антисоциального, но не безнадежного подростка.

Чем при таком раскладе могла бы заниматься ГУАМ практически? Организацией морского сообщения Одесса-Батуми? Оно и так существовало, и существует в требуемых объёмах.

Совместными производствами и Зоной Свободной Торговли (ЗСТ)? Всё это уже регулировалось соглашениями в рамках СНГ и не требовало особой структуры.

Продвижением демократических ценностей?

Куда, в Россию?! Страну уровня развития между Зимбабве и Нигерией, неспособную к прогрессу в понимании хотя бы начала 19-го века?

И откуда? Из слабых, полузависимых от Москвы государств, посаженных, к тому же на кукан пророссийского сепаратизма?

Эту ситуацию в Молдове, и  в Грузии, как в её современном состоянии, так и в историческом развитии,весьма подробно расписали Петру Русу (1, 2) и Георгий Беридзе (3, 4). Украина также неизменно, как стрелка компаса к магниту, разворачивается к России. Ну, а Азербайджан, управляемый кланом Алиевых, выросшим из советской номенклатуры, нельзя признать демократическим государством даже условно-перспективно. В самой же России запроса на демократию просто нет. Совсем нет – ни на уровне оппозиции, которой там тоже, кстати, нет, ни на уровне общества. Конечно, в российском обществе естьзапрос на социальную защиту, и он возрастает, увеличивая внутренние проблемы и риски для Кремля. Но такой запрос не имеет со стремлением к демократии ничего общего.

Иными словами, идея ГУАМ оказалась пустышкой в яркой обертке. На такую пустышку западных спонсоров можно было развести в году, может быть, в 93-94-м, но в 1997-м, а, тем более, позднее, она, что называется, не играла.

Вместе с тем, не одобрить инициативу было, по понятным причинам невозможно. Тем более невозможно было её свернуть, признав нежизнеспособной.

Во-первых, по Уставу Боевых Восточноевропейских пид….  э-э… ну, хорошо, назовем их пиджин-демократами, Делу Демократии положено побеждать и торжествовать, и нигде, где однажды был поднят флаг Демократии и Прогресса, спускать его впредь не должно. А, во-вторых, обертка оказалась уж очень обманчиво-яркой. Тут надо признать, что комсомольские вожаки были большие затейники и мастера показухи. В следующих поколениях функционеров этот дар обмельчал и поблек.

Словом, ГУАМу, толком так и не родившемуся, было категорически запрещено помирать. Ибо не время, и политически неверно!

Его конвульсии

Попытки имитировать активность ГУАМ то стихали, то активизировались, в зависимости, от политической ситуации вего членах, каждый их которых жил своей жизнью, и от их отношений с Россией. Но в любом случае, ни о чем, кроме имитации «поддержки всего хорошего» в глазах западных партнеров, речь не шла.

В 2004 году была создана Парламентская ассамблея ГУАМ (без Узбекистана). В начале 2005 года прошла серия двусторонних встреч между президентами Украины (Виктор Ющенко), Молдовы (Владимир Воронин) и Грузии (Михаил Саакашвили), после чего 22 апреля 2005 года в Кишинёве прошел саммит ГУАМ. Выступая на нем Виктор Ющенко заявил, что страны ГУАМ «больше не воспринимают себя осколками СССР» (эй, да!) и намерены поднять «третью волну демократических революций» на пространстве бывшего Союза.

Узбекистан ещё формально оставался членом ГУУАМ, но президент Ислам Каримов мудро отказался от участия в саммите, решив, вероятно, что, демократия – точно не его стихия. Он как в воду глядел: не прошло и месяца, как узбекские силовики устроили бойню в Андижане.

Зато в качестве наблюдателей саммит посетили президенты Румынии Траян Бэсеску и Литвы Валдас Адамкус, председатель ОБСЕ Ян Кубиш и специальный переговорщик по Нагорному Карабаху и конфликтам в Евразии от США Стивен Манн. Были подписаны декларация «Во имя демократии, стабильности и развития» и совместное заявление «Создавая демократию от Балтики до Чёрного моря», оказавшие примерно такое же влияние на ход мировой и региональной политики, как и все документы ГУАМ, вместе взятые, подписанные ранее.

Наибольший же эффект вызвала реплика Михаила Саакашвили о том, что в Беларуси «нет демократии и свободы», а белорусы «имеют право на свободный выбор» и европейское развитие. Саакашвили поддержал и Адамкус, заявивший, что «президент Лукашенко все быстрее и быстрее движется к автократии, само- изолированности как государства, так и белорусского народа». Ни Россия, ни Беларусь, ни стороны, приглашенные на саммит, на государственном уровне на это не отреагировали. Но посол России в Молдове, Николай Рябов, демонстрируя МИДу, что не спит, а держит руку на пульсе событий, счел уместным цыкнуть на Саакашвили в комментарии для СМИ, директивно велев ему «не мнить себя мессией», «оставить в покое Белоруссию» и заняться урегулированием грузинских проблем.

Характерно, что на выступление Адамкуса Рябов не отреагировал, ясно обозначив этим сферу российских политических притязаний, в которые входили Грузия и Беларусь, но не входили страны Балтии.

В декабре 2005 представитель Молдовы, к которой перешло председательство в ГУАМ, выступил от имени всего ГУАМ на заседании Совета министров иностранных дел ОБСЕ в словенской Любляне, в очередной раз безуспешно потребовав от России выполнить Стамбульские соглашения 1999 года о свертывании военного присутствия в Грузии и Молдове.

22-23 мая 2006 года в Киеве состоялся Первый саммит ГУАМ, на котором наконец был рожден его Устав и подписан протокол о создании ЗСТ ГУАМ. В сентябре 2006 государства ГУАМ добились обсуждения на 61-й сессии Генассамблеи ООН вопроса о «замороженных конфликтах» в бывшем СССР. Не совсем понятно, правда, почему они не могли действовать вместе просто как члены ООН.

18 и 19 июня 2007 года в Баку был проведен Второй саммит ГУАМ под лозунгом: «ГУАМ: объединяя континенты». Список объединяемых континентов оглашен, к сожалению, не был. Так что вопрос о том, что было целью участников: воссоздание ли Гондваны, или Лавразии, или даже Пангеи, остался открытым.

Зато на саммите было принято весьма ясное решение о формировании объединенных миротворческих сил, численностью в 500 человек, для борьбы с сепаратизмом. Это подразделение могло бы покрыть себя неувядаемой славой и золотыми буквами вписаться в историю войн, оттеснив 300 спартанцев во главе с Леонидом – но, к несчастью, решение о его формировании, как и другие решения ГУАМ о каких-либо конкретных действиях, не было реализовано.

После этого приступа активности, увы, без каких-либо полезных результатов, ГУАМ на десятилетие впал в спячку.

Пробуждение случилось 27 марта 2017 года, когда очередной саммит ГУАМ был проведен в Киеве. Вероятно, выстраивая оборону против российской агрессии, Петр Порошенко был готов использовать все средства, и решил проверить на жизнеспособность и эту идею. Логика была всё та же: если есть уже готовый пакет документов, печать и какой-никакой бэк, то, возможно, их удастся пристроить к делу?  Увы, но и тут дальше подписания очередных протоколов о намерениях и мертворожденных соглашений дело не пошло.

И, наконец, 12 декабря прошлого года, и снова в Киеве прошел саммит глав правительств стран ГУАМ. Главы делегаций акцентировали внимание на усилении динамики развития экономического сотрудничества (эту замечательную канцелярскую конструкцию рекомендуется просмаковать несколько раз, ощущая все оттенки её смыслов и послевкусия).

«Для этого мы должны выполнить ряд задач, – заявил тогдашний премьер Украины Алексей Гончарук. – Во-первых, создать инструменты функционирования зоны свободной торговли. Создание ЗСТ является безусловным приоритетом в условиях кризиса продолжающегося кризиса в мировой экономике и значительного снижения показателей товарооборота. Во-вторых, на практике реализовать концепцию транспортного коридора ГУАМ. В-третьих, усилить режим свободной торговли между нашими странами путем взаимной либерализации рынка услуг».

Здесь уместно вспомнить, что соглашение о ЗСТ в рамках ГУАМ, которое в третий раз подписали на саммите 2017 года (его подписывали сначала в 2002, а потом в 2006, но не исполняли) уже давно и успешно работает: между Украиной, Молдовой и Азербайджаном – по многостороннему соглашению в рамках СНГ, а в отношении Грузии – в виде двусторонних соглашений со всеми тремя странами. ГУАМ снова оказался лишним. Что, вероятно, и к лучшему. Поскольку всё, что попадало в руки Гончарука и его министров, неизменно ждал скорый, мучительный и бесславный конец.

По результатам встречи главы делегаций подписали четкое совместное заявление, в котором, как это прокомментировала пресс-служба правительства, было определено “четкое намерение соответствующих государств принимать меры для реального укрепления экономического сотрудничества государств-членов и увеличения объемов товарооборота”(эту фразу тоже рекомендуется вдумчиво просмаковать).

Никакого практического результата вся эта возня, как и следовало ожидать, не принесла. Очередная бесполезная встреча намечена на текущий год. С 1 января 2019 в ГУАМ председательствовала Украина, но уже через год председательство опять вернулось к Азербайджану.

Подводя итог рассказу о ГУАМ, надо отметить, что его история – это история успеха. Абсолютно бесполезная структура оказалась чрезвычайно живуча, и существует уже 23 года, кормя – и неплохо, – свой аппарат. Недаром, ох недаром, сотрудники штаб-квартиры ГУАМ, находящейся в Киеве, по адресу Софиевская 2а, бегают от общения с украинской прессой как черт от ладана, предпочитая давать выверенные интервью подальше от мест своей дислокации. Их можно понять: кому охота ненароком спалить такое теплое местечко?

Николай Ильченко

| Newssky.com.ua