Проблема приоритетов. Визит в Абу-Даби по грани интересов

15.02.2021 0 Редакция NS.Writer

Арабские шейхи не способны компенсировать Украине ее проволочки и капризы на западном направлении внешней политики, поскольку отношения с ними не носят и не могут в обозримом будущем носить системного характера.

По внешним признакам визит президента в Объединенные Арабские Эмираты вызывает смешанные ощущения.

С одной стороны, наступивший год обещает быть не легче минувшего, и по-человечески можно понять Зеленского, отправившегося к теплым морям, тем более что Абу-Даби также известен как место неформальных встреч.

С другой стороны, подход «объединенных арабов» к делам всегда был двояким — говорить и поражать своими возможностями они умеют, в то время как подлинно работающие соглашения готовятся и воплощаются очень долго — если другой стороной выступает не Великобритания или США. Также неизвестно, насколько серьезно можно в принципе относиться к сообщениям бывшего министра экономики, а ныне советника главы ОПУ по экономическим вопросам Тимофея Милованова, который не устает фраппировать нас странными заявлениями.

Красота меморандумов

Впрочем, ясно, что визит главы государства (не обязательно Зеленского — он, похоже, воспользовался возможностью показать внешнеполитические успехи) готовился давно — ведь с ОАЭ у Украины несколько лет развивается долгосрочное и серьезное сотрудничество в авиационной сфере. Немаловажен, разумеется, и аграрный сектор — ОАЭ критически зависят от импорта продовольствия, а также постоянно ищут рекреационные «прохладные уголки» по всей планете — с Украиной эта линия развивается еще с конца нулевых годов.

Так или иначе, во-первых, по словам главы «Укроборонпрома» Юрия Гусева с арабской стороной подписаны соглашения и договоры о расширении военно-технического сотрудничества на $1 млрд. В частности, с Tawazun Economic Council и EDGE Group. Первое — нечто вроде агентства промышленного развития, курирующего, преимущественно, государственную программу перевооружения, то есть, можно сказать, в сложносочиненной системе ОАЭ, это распределитель бюджета местного Минобороны. В свою очередь, EDGE Group — это частный военно-промышленный подрядчик с крупным технологическим заделом, в частности в роботизации, новых материалах, силовых установок, автономных системах. Думается, в подобной плоскости безответственные заявления не прозвучали бы.

Во-вторых, обсуждался аграрный вопрос, который комментировал Тимофей Милованов — а именно увеличение инвестиций и товарооборота в десять раз до $2 млрд. за «несколько лет». Это звучит, конечно, несколько расплывчато. К примеру, мы видим, что уже «несколько лет» фирмы из стран региона (таких как Катар) просто покупают те или иные украинские частные компании, в том числе, в сфере энергетики. Насколько это можно назвать «прямыми инвестициями» — сказать сложно.

Однако, похоже, в случае Эмиратов речь идет о несколько иных механизмах. Например, подписан меморандум о взаимопонимании между украинским Фондом государственного имущества и инвестиционным фондом Mubadala (активы на 2019 год — $853 млрд, доходы по ним — больше украинского ВВП). Mubadala — это эмиратский аналог норвежского фонда национального благосостояния, который все быстрее диверсифицирует свои вложения, как и у норвежцев это уход от ископаемого топлива.

Сказано, что меморандумы направлены на углубление сотрудничества в рамках разработки перспективных инвестиционных проектов, инновациях и участия эмиратской стороны в программе приватизации госсобственности в Украине. Что, в общем, неплохо — если дойдет до участия компаний из Эмиратов в украинской большой приватизации, поскольку пока на этом пути с момента последней крупной сделки десятилетней давности по «Укртелекому» с формально «австрийской» фирмой, через которую работали «знакомые все лица», интересы, проявляемые к украинской госсобственности проистекают из сомнительных источников. Это как украинские олигархи через свои оффшоры, так и россияне через Беларусь, Латвию, замаскированные юридические лица в Западной Европе.

По сути, единственным успешным примером приватизации крупного промышленного предприятия так и остается «Криворожсталь» и было это более 15 лет назад. Причем ОАЭ в этом смысле куда привлекательнее Китая, так как входит, пусть и со своей спецификой в западный конгломерат — это осознает даже Тимофей Милованов, подчеркивающий важность «политической правильности» в выборе партнеров для инвестиционных соглашений.

В-третьих, с этим же фондом Mubadala подписали меморандумы и 18 украинских частных компаний, среди которых Интерпайп, Dragon Capital, ДТЭК, Unit City, EastOne, UMG, Ufuture, Fortior — по сути, первая линейка украинского бизнеса без Коломойского и Фирташа. В любом случае, это показывает, кого президент взял с собой, а кого — нет. Что вновь становится важным в более широком контексте этого визита и синхронных процессов, связанных как с Украиной, так и с ОАЭ.
Замены не выйдет

Визит главы государства в Абу-Даби происходил на фоне приостановки работы миссии МВФ в Киеве. Этот конфуз связан с непоследовательностью украинского правительства в реформировании судебной, правоохранительной, таможенной систем (в отношении последней довольно резко высказался глава исполкома Национального совета реформ Михаил Саакашвили) и регулировании энергетики. По мнению специалистов, до сентября без транша МВФ доживем, но это плохой сигнал для Вашингтона и других институциональных партнеров Украины, почти ежегодно в разной форме «заливающих» в нее до $5 млрд. или около 3,5% от официального ВВП.

В условиях охлаждения отношений с Китаем Украина рискует быть «непонятой» и Штатами, своим ключевым союзником. Отсюда и откровенная попытка компенсировать информационный эффект случившегося в общественном сознании громадными цифрами, «привезенными» из Абу-Даби, но пока находящимися лишь на бумаге.

Впрочем, арабские шейхи определенно не способны компенсировать Украине ее проволочки и капризы на западном направлении внешней политики, поскольку отношения с ними не носят и не могут в обозримом будущем носить системного характера. Хотя бы потому, что Украина — не мусульманская страна. А также, что, вероятно, важнее, в частности для ОАЭ — пока не является ни членом ОЭСР, ни членом ЕС (или его общего таможенного пространства). Что позволило бы — как это отчасти пытается сделать в разных странах Европы Китай — использовать ее как «аэродром подскока» на рынки западноевропейских стран и их систему стандартов.

В ближайшем будущем (при образцовом поведении, чего не наблюдается) Украине светит только либо многострадальный ПДЧ НАТО, что само по себе ничего не означает, либо, если очень повезет, статус союзника США вне НАТО. Это может — при условии четкого следования линии Джозефа Байдена во внешней политике — позволить войти в круг стран, таких как Австралия, Япония, Южная Корея, Израиль, Египет, Иордания, Новая Зеландия, Аргентина. И еще девяти вполне приличных государств, за исключением Афганистана, который оказался в этом списке лишь благодаря размещению американских баз. Отметим, что ОАЭ в этот «союз прямого действия» без консенсуса, как и в НАТО — не входят.

Эмираты проводят многовекторную политику и сами претендуют на лидерство в своем регионе. При этом право «называть» такие страны-союзники принадлежит президенту США. А каков сегодня его ближневосточный курс?

Фактор Вашингтона

Ну вот, к примеру, 16 февраля госсекретарь Блинкен отменяет решение предыдущей администрации о признании йеменского движения «Ансар Алла» террористической организацией.

Таким образом, американские войска будут выведены из бессмысленного конфликта в Йемене. А Саудовской Аравии с союзниками намекают (в тос числе ОАЭ), что пора самим справляться со своей локальной проблемой, поскольку йеменская война — не столько антитеррористический, сколько территориальный и исторический конфликт.

Разумное это решение или нет — покажет время, но оно лежит в новом русле ближневосточной политики, которая возвращается к обретенным при Обаме контурам. Смысл ее в том, чтобы снизить уровень отношений США с ближневосточными монархиями и с Израилем, повысив, соответственно, уровень отношений с Ираном.

Это очевидный американский пас Тегерану, который задевает и интересы ОАЭ. Но при этом американское военное присутствие вокруг Саудовской Аравии пока лишь нарастает. Это связано с усилением активности террористов на ее собственной территории. Так что этика — этикой, а отпускать регион на все четыре стороны нельзя, ведь в противном случае фундаменталисты создадут там базу для новых атак против Америки.

При этом двумя неделями ранее приостановлена 23-миллиардная сделка на поставку Эмиратам 50 новейших истребителей-бомбардировщиков F-35 Lightning II и 18 боевых дронов MQ-9 Reaper. Президент заявил, что должен внимательно изучить условия контрактов, заключенных в последние дни Трампа у власти. Это решение еще не означает, что нефтяные монархии оружия не получат, хотя того желают многие влиятельные демократы. Но ради ревизии отношений с Ираном Вашингтон может с ним и повременить.

Напомним, что сделка с Ираном, из которой вышли США, касалась только его атомной программы, а не военно-политической деятельности, которая, как и подобная деятельность Саудовской Аравии вызывает в Вашингтоне тревогу. Понятно, что изменение этой ситуации — задача на несколько лет. Сложность такого уравнения, которое устроило бы все стороны (кроме России, чья внешняя политика стала полным аналогом поведения сомалийских пиратов) чрезвычайно высока.

Сказанное не означает, что Киеву вдруг надо налаживать отношения с Ираном, забыв о сбитом «боинге» — это глобальная игра, а Иран продолжит оставаться закрытой страной еще долгие годы. ОАЭ потенциально — хороший партнер, и ни к какому Китаю или, тем более, малоразвитой России от Запада (в первую очередь США и Великобритании) не уйдет.

Однако это вопрос приоритетов для внешней политики Киева, поскольку в отличие от равнодушно-беззаботного Трампа, у которого на первом месте были деньги и светские скандалы, увиливать от выполнения домашнего задания при Джозефе Байдене Украине, как и кому-либо другому не удастся.

Если меморандумы превратятся в контракты и реальный поток денег из Залива действительно пойдет в Украину — замечательно, но выпускать из виду приоритеты доверительных отношений с США, евроатлантической и европейской интеграции — нельзя. Отъезд миссии МВФ в украинские дни празднования Валентина в Абу-Даби — внятное напоминание об этом.

Максим Михайленко, главный редактор Newssky, для «Деловой Столицы»


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: