Пассажиры русского Титаника

08.02.2022 0 Редакция NS.Writer

Для троих участников квартета его антиукраинские по сути услуги четвертому вполне соответствуют пониманию собственных государственных интересов.

Примечательно, что в тот момент, когда Великобритания прервала свою более чем полувековую внешнеполитическую дрёму, а такой во всех отношениях шаткий сегмент «коллективного Запада» как Австрия присоединилась к позиции Чехии и Словакии о том, что суверенитет Украины является условием их безопасности, глобальный фурункул политической коррупции и компромата прорвало в совершенно иных местах.

Речь идёт, разумеется, о невольном (невольном ли?) альянсе Германии, Израиля, Венгрии, России и Китая. Казалось бы, более непохожих друг на друга стран не найти, но, во-первых, в украинском вопросе их подход, так или иначе, смыкается, а во-вторых, как бы «кощунственно» это ни звучало, а так ли уж они непохожи?

Виктимный нарратив

Важно отметить, что смена правительства и необходимость отличаться от «курса Меркель», а также то, что оппозиционный ныне ХДС возглавил харизматичный консерватор Фридрих Мерц, привело к исторически быстрой эволюции линии Берлина. Вместе с тем, довольно абсурдный и несколько лукавый (если вспомнить об истории торговли военно-промышленной продукцией с Саудовской Аравией) в нынешних обстоятельствах императив «отказа поставок оружия в зоны конфликта» продолжает оставаться незыблемым. При этом постоянные отсылки к германской травме Второй мировой войны начинают вызывать всё большее раздражение не только в Украине, но и среди союзников по НАТО.

В то же время, очевидно, что весь этот крайне двусмысленный виктимный нарратив, выглядящий неуклюже на огромном теле Германии, возрождённой в границах, сравнимых с началом прошлого столетия, — удобное прикрытие для циничной политики интересов. Эта игра, в любом случае, свидетельствует либо о том, что германская элита не желает взрослеть, либо о том, что ее страшит осознание тех требований и обязательств, которые несёт с собой статус великой державы. Что, в свою очередь будет свидетельствовать о провале европейского проекта.

Разумеется, те или иные логические построения не стоит воспринимать слишком буквально — в частности, говорить о современной СДПГ как о «пророссийской» партии было бы слишком большим преувеличением, вполне искренним является и «драйв» партии «Зелёных» с ее молодым руководством, счастлива вернуться в большую немецкую политику и либеральная СвДП. Однако, скорость изменений в Германии сильно отстаёт от темпа глобальной трансформации, что паче чаянья помещает Берлин в сомнительную компанию.

При этом ускорение изменений, которые скорее касаются идентичности, нежели политической риторики, может оказаться для соседей и партнеров Германии куда большей неприятностью, нежели нынешняя ситуация. Что роднит положение Германии с положением, в котором оказался Израиль.

Два форпоста

В аспекте поставок Украине своих вооружений — причем из третьих стран — Израиль, как стало известно, еще в декабре прошлого года занял ту же позицию, что и Германия. Каковая позиция, мягко говоря, неудачно срезонировала с традиционной борьбой Иерусалима с «украинским национализмом», а также малоэффективными внутриполитическими телодвижениями правительства Нафтали Беннета. Специфика деятельности нынешней правящей коалиции в Израиле состоит в том, что её modus vivendi — это попытки либо посадить, либо дискредитировать Беньямина Нетаньяху, а за границами этой сверхзадачи входящие в правительство партии ничего не объединяет. Равно как, заметим и в Германии — преодоление «наследства Меркель» (в чем бы оно ни состояло) и прорыва к власти условных новых поколений. Израиль при этом объединяет с Россией немалое (правда, скорее, теневое) влияние российского капитала на экономику страны, а в особенности на её информационную сферу.

При этом сами по себе отношения Иерусалима с Москвой — это плохо скрываемый «броманс», поскольку мягкую силу в отношении Израиля Кремль успешно соединяет с шантажом. Известно, что Израиль отчаянно противостоит марионеточной Сирии Асада и старшему партнеру РФ по оккупации территории бывшей САР — Ирану. Сами по себе ни первая, ни второй не способны устоять в прямой схватке с Израилем. Однако военно-техническое прикрытие Дамаску и Тегерану обеспечивают военные РФ.

Если верить израильским СМИ, Россия с помощью комплексов радиоэлектронной борьбы едва не разрушила работу систем противовоздушной и противоракетной обороны Израиля. И теперь израильские комплексы с трудом могут отслеживать пуски ракет с территории Сирии, Ирана и Ливана. То же, заметим, происходит и в треугольнике Иран-Йемен-Саудовская Аравия, а также в перестрелках между Ираном и ОАЭ. Отсюда и линия израильских властей на то, чтобы «не злить Москву». Объективно — стратегически бесперспективная, поскольку покорность насильнику лишь ускоряет единственно возможный брутальный исход.

Трагедия ситуации состоит в том, что положение Израиля как форпоста Запада на Ближнем Востоке, противостоящего миру агрессивного средневекового фанатизма (пусть это и идеализированное представление) откровенно напоминает положение Украины, противостоящее нависающей над Европой «русской умме». По-видимому, понимание этого придет в Иерусалим слишком поздно, а до того времени мелкие политические игры в «как-нибудь пропетлять» в Израиле продолжатся. В частности, и потому что нынешняя американская администрация не склонна оказывать на своего ближневосточного союзника то давление, которое было характерно для неоконсерваторов. Вероятно, ни в Берлине, ни в Иерусалиме не осознают, что подобная политика является дорогой с односторонним движением, пунктом назначения которого является Будапешт.

Троянский Орбан

«Новый будапештский меморандум», при всей изворотливости и артистизме Виктора Орбана, стремящегося удержаться у власти по итогам апрельских выборов, — гораздо проще и прозрачнее мутного документа середины 90-х, по которому Украина взамен ядерного оружия получила гарантии созыва Совбеза ООН каким-то из его постоянных членов кроме Франции и Китая. Этот новый меморандум без бумажного носителя состоит в вовлечении члена ЕС и НАТО Венгрии в зону влияния китайско-российского альянса. Виктор Орбан стремится продать избирателю (пока есть основания надеяться, что до фальсификаций дело не дойдет) крепкую экономику его 12-летия и расчёсывание исторических шрамов нации — за счёт Украины. Однако этот расчёт в логике Николо Макиавелли привёл венгерского премьера в крепкие объятия Владимира Путина и стоящего за ним претендента в основатели новой императорской династии в Китае.

Венгрия окончательно превратилась в подрывную силу в НАТО, чьи правила (равно как и в ЕС) не предполагают ограничения или исключения, что, в общем, было ранее доказано Францией и Турцией, а теперь подтверждается примерами Германии и Венгрии. Но пришло время определяться, и маски были сброшены. Как минимум до выборов, а учитывая немалую вероятность сохранения «Фидес» у власти и после них, Венгрия теперь будет беспрекословно исполнять капризы Москвы и Пекина, играя роль бомбы с часовым механизмом в начавших, очевидно, устаревать организационных структурах Запада в Европе.

Понятно, что ни Олафу Шольцу, ни Нафтали Беннету не хотелось бы находиться в компании Виктора Орбана, который вот-вот превратится в венгерский аналог Антониу ди Салазара, а вот насчет того, что глобально стоит за этой трансформацией — здесь мнения могут быть разными. То ли китайская экономика, то ли российская организованная преступность, в своё время захватившая государственный аппарат — то ли сразу обе.

При всей крайней противоречивости состояния китайской экономики — а, возможно и общества, но в силу пекинской политики жёсткого информационного контроля нам об этом ничего неизвестно — недооценивать Поднебесную нельзя. Так, Германия довольно прочно привязана к китайскому рынку — вплоть до попыток давления Берлина на Литву, начавшую активно развивать отношения с Тайванем (Республикой Китай). Что касается Венгрии, то именно она, а не поглощаемая Россией Беларусь в итоге становится политической отверткой к Дунайской Европе. Притом что сами по себе сино-венгерские экономические связи не так уж и значимы, по крайней мере, официально.

В свою очередь, Израиль вынужден принимать во внимание китайский фактор (меж тем, Израиль и КНР пытались сотрудничать в современных отраслях экономики). В том смысле, что коридоры к его границам уверенно пробиваются этой модернизированной азиатской империей. Ведь перед ней уже пали Пакистан и Иран. В исторически неизбежном конфликте Израиля с Ираном Иерусалиму придётся столкнуться с официальным присутствием на территории последнего китайских охранных подразделений. Как из этого малоприятного обстоятельства, так и в целом из вышесказанного необходимо понять и ту роль, которую играет при Китае Россия, шантажирующая Израиль, купившая лояльность Венгрии и использующая германские травмы, а также алчность отдельных представителей немецких деловых кругов.

Лейтмотив поездки московского великого князя в Орду, то есть Владимира Путина в Пекин, состоял не так в том, чтобы продать в Поднебесную побольше газа (китайцам РФ продаёт газ чуть ли не ниже себестоимости — это некая форма дани), как в том, чтобы заручиться поддержкой перед лицом фронтального столкновения с Западом. Подписанную декларацию не стоит переоценивать, но её следует иметь в виду в рамках предлагаемого РФ Китаю согласия делать за Пекин — новый «второй полюс» глобальной политики всю грязную работу. Как это уже происходит в Африке, в той же Мали. Необходимо сказать, что Россия в этом отношении явно не эксклюзивна — но советский и постсоветский багаж позволяет ей выполнять задания патрона в Европе и частично на Ближнем Востоке. Это ценное дополнение к собственно китайским деньгам, глобальным амбициям и практикам непрямой, кулуарной дипломатии давления. Такова сложносочиненная структура альянса, который можно, в важном, но не единственном преломлении назвать «антиукраинским». За Украиной, в то же время, формируется другой и не менее мощный альянс. Но это уже совсем другая история.

Максим Михайленко, главный редактор Newssky, для dsnews.ua


Поделиться статьей:

                               

Подписаться на новости:




В тему: