Мятеж на Северном Кавказе: уроки Первой чеченской войны

10.08.2020 2 Редакция Steelgrey

История и уроки успешной чеченской стратегии и действии в Первой чеченской войне в 1994–1996 годах. Работа Элины Дрисколл, магистра в области международной безопасности Университета Джорджа Мейсона, она также  региональный специалист по Евразии в наблюдательной организации в Вашингтоне. Со ссылкой на публикацию в smallwarsjournal.

| Newssky.com.ua

Кавказ! Далекая страна!
Жилище вольности простой!
И ты несчастьями полна
И окровавлена войной!.. 

Михаил Лермонтов
Кавказу, 1830 г

Когда в декабре 1994 года российские войска вошли в мятежную Чеченскую Республику Ичкерия, режим Ельцина был уверен, что российско-чеченский конфликт закончится быстрой победой России и территориальным восстановлением Российской Федерации. Однако война, которая позже стала известна как Первая чеченская война, длилась почти два года, закончилась победой чеченских комбатантов и привела к гибели примерно 50 000 чеченцев и около 6 000 российских солдат. [1]

Многие российские правительственные чиновники первоначально рассматривали конфликт в Чечне как неудобство, а не как серьезную войну, поэтому неудивительно, что режим Ельцина сильно недооценил мотивацию и военный потенциал чеченских повстанцев. [2] Более того, к большому шоку федеральных властей в Москве, Первая чеченская война также показала, что российская армия страдает от неадекватной подготовки, неэффективного использования ресурсов и отсутствия координации. В конце концов, в 1996 году российские войска были вынуждены уйти из Чечни, а урегулирование политического статуса Чеченской Республики было отложено до 1999 года, когда российские войска снова вошли в республику. [3]

Причины обеих чеченских войн тщательно изучаются политологами и военными учеными всего мира. Однако цель этой работы – детально рассмотреть Первую чеченскую войну и изучить причины успешных действий Чечни в 1994–1996 годах. Чтобы лучше понять чеченскую стратегию, я кратко рассмотрю историю Чечни и опишу ее короткий период независимости в начале 1990-х годов. После этого я исследую тактику, которую использовали чеченские повстанцы во время конфликта, и объясню, почему они смогли победить российские войска.

Политический статус Чечни до первой чеченской войны

Чеченский народ населяет горную территорию Северного Кавказа около 6000 лет, что делает его одной из старейших этнических групп в регионе. [4] первая в России попытка проникнуть в регион Северного Кавказа началось в 15-м веке , когда царь Иван Грозный завоевал ханства Казани и Астрахани. К тому времени чеченская территория, населенная преимущественно мусульманами, уже стала объектом конкуренции между русскими, персами и турками. [5] В течение следующих нескольких столетий ряд русских правителей пытались победить и покорить чеченцев. Лишь в конце 1860-х годов российским войскам наконец удалось подавить чеченское сопротивление, хотя российские власти по-прежнему часто изо всех сил пытались поддерживать порядок в регионе. [6]

Сопротивление Чечни российскому империализму снова возродилось во время большевистской революции. К тому времени регион Северного Кавказа находился в разгаре экономического бума из-за открытия нефти в Чечне в 1880–1890-х годах. После того, как большевики свергли царя в 1917 году, Чечня попыталась воспользоваться моментом и провозгласила независимость в 1918 году. Однако к 1921 году Красная Армия вновь оккупировала регион, и большевики объявили о создании Чечено-Ингушской Автономной Советской Социалистической Республики на чеченской территории. [7]

Советское правление в Чечне было жестоким, что объясняет, почему с 1922 по 1941 год в регионе произошло не менее шести вооруженных восстаний. Однако центральное определяющее событие в современной истории Чечни произошло в конце Второй мировой войны, когда миллионы этнических чеченцев были депортированы со своей родины в Среднюю Азию после того, как Сталин позорно обвинил их в сотрудничестве с нацистской Германией. Во время депортации чеченцы потеряли более трети своего населения из-за болезней, холода и голода, и им не разрешили вернуться в Чечню, пока новый лидер Советского Союза Никита Хрущев не отменил приказы Сталина в середине 1950-х годов. [8]

В начале 1980-х Чечня стала одним из беднейших регионов России из-за многих лет коммунистического нерадивости и бесхозяйственности. В то время уровень безработицы в республике был чрезвычайно высоким, а коренные чеченцы были заметно недопредставлены на более высокооплачиваемых должностях, таких как добыча и переработка нефти, машиностроение и транспорт. Более того, чеченская политическая элита была сильно недоразвита в региональной администрации, а высокая плотность населения и быстрый демографический рост способствовали росту экономического неравенства в регионе. [9]

Из-за экономической нестабильности и горьких воспоминаний о царском гнете и изгнании советских войск идея независимости Чечни начала набирать обороты среди местных жителей в 1980-х годах. [10] Более того, когда Горбачев пришел к власти в 1985 году, его программа либерализации Советского Союза внесла дополнительный вклад в глубокую трансформацию политической среды Чечни. Например, в 1989 году Доку Завгаев стал первым чеченцем, занявшим пост первого секретаря Коммунистической партии Чечено-Ингушетии, и его назначение вызвало сильные националистические настроения среди этнических чеченцев. Однако вскоре стало очевидно, что Завгаев изо всех сил пытается проводить политику либерализации в политически нестабильной и нищей республике, поэтому в 1990 году его контроль над Чечней начал ослабевать [11].

В 1991 году Завгаев попытался восстановить свою власть над Чечней, заняв более конфронтационную позицию в своих отношениях с федеральным правительством в Москве. Однако его неспособность быстро осудить антигорбачевский путч, организованный реакционными коммунистами в августе 1991 года, была воспринята как знак поддержки жестких коммунистов и широко критиковалась его оппонентами. Например, генерал Джохар Дудаев, один из ведущих критиков Завгаева и глава Чеченского национального конгресса (ОКЧН), публично осудил отказ Завгаева выступить против переворота и потребовал передачи власти от Коммунистической партии к политической группе ОКЧН, которое быстро набирало влияние в республике. [12]

В то время новый либеральный лидер России Борис Ельцин также находился в конфронтации с коммунистической элитой СССР. Как председатель Президиума Верховного Совета Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, Ельцин часто вступал в конфликты с коммунистическим руководством по вопросу о власти и суверенитете в пределах СССР и даже призывал других руководителей советских республик «взять весь суверенитет, который они мог проглотить». [13] Из-за своего конфликта с коммунистами Ельцин выступил за отстранение Завгаева от должности, поэтому он заставил Завгаева уйти в отставку в начале 1991 года. Вскоре после этого Ельцин приказал чеченским властям создать временный совет, который будет управлять Чечено-Ингушской Республикой до парламентских выборов, которые были назначены на середину ноября 1991 года.[14]

Дудаев, ставший одним из самых влиятельных людей в Чечне после отставки Завгаева, знал о борьбе Ельцина за власть с коммунистами. Осенью 1991 года он воспользовался позицией нового руководства России по отношению к коммунистической партии и объявил ОКЧН высшим органом власти в Чеченской республике. К тому времени Ельцин понял, что российские чиновники изо всех сил пытаются сдержать «революционную лихорадку» в Чечне, поэтому он объявил, что федеральные власти не уполномочивали ОКЧН контролировать республику. [15] Однако Ельцин уже упустил свой шанс остановить Дудаева: в конце октября 1991 года ОКЧН с упреждением провело парламентские и президентские выборы, и Дудаев стал первым всенародно избранным президентом Чечни. [16]

Вступив в должность, Дудаев в одностороннем порядке объявил о независимости Чечни, что побудило Ельцина объявить в республике чрезвычайное положение. В дополнение к изданию чрезвычайного приказа Ельцин также направил в Грозный 1000 российских военнослужащих. Однако после того, как российские войска прибыли в аэропорт Грозного, они были вынуждены быстро отойти, поскольку были окружены вооруженными до зубов сторонниками Дудаева. [17] После этого унизительного поражения Ельцин был готов отправить больше войск в Чечню, но его соперничество с Горбачевым и плохие отношения с парламентом не позволили ему сразу сосредоточиться на мятежной республике, что позволило Дудаеву остаться де-факто правителем недавно провозглашенной Чеченской Республики Ичкерия до 1994 года. [18]

Период недолгой независимости Чечни

Став президентом Чечни, Дудаев активно пытался демонтировать в республике все инструменты московского правления. В своем инаугурационном указе президента Дудаев объявил о выходе Чечни из состава России и принял Закон о государственном суверенитете Чеченской Республики. [19] Вскоре после этого он начал создание чеченской армии, объявив общереспубликанский призыв на военную службу, который начался в конце ноября 1991 года. Дудаев также позволил чеченским боевикам атаковать российские войска, все еще дислоцированные в республике, и нападения на сотрудников федеральной службы стали обычным явлением. Поэтому российские войска были вынуждены уйти из Чечни в июне 1992 года [20].

Помимо стремления чеченских властей к полному политическому отделению от России, они также пытались превратить Чечню в государство с самодостаточной рыночной экономикой. В 1992 году Чечня перестала платить налоги в российский федеральный бюджет, и Дудаев объявил об амбициозной стратегии перезагрузки экономики республики. [21] В частности, дальновидный план Дудаева включал национализацию всех советских промышленных предприятий, расположенных на территории Чечни, создание золотовалютных резервов и строительство водопровода с Северного Кавказа на Ближний Восток. [22] Однако к середине 1992 года стало ясно, что амбициозным планам Дудаева суждено провалиться. Например, во время правления Дудаева промышленное и сельскохозяйственное производство Чечни стремительно падало, в то время как и без того высокий уровень безработицы резко вырос. Более того, добыча нефти в республике резко сократилась, в основном из-за массового оттока этнических русских, которые ранее работали в этой отрасли и покинули республику после обострения межэтнической напряженности в Чечне. [23]

Помимо экономической борьбы Чечни, Дудаев столкнулся с политической нестабильностью в стране. В марте 1992 года группа чеченских оппозиционеров захватила теле- и радиостанции Грозного и потребовала отставки Дудаева. Национальная гвардия Дудаева быстро подавила восстание и обвинила оппозицию в том, что она является пешкой Москвы. Однако, учитывая положение дел в Чечне в то время, вполне вероятно, что восстание было внутренним, поскольку республика была заполнена антидудаевскими группами, которые считали его незаконным правителем. [24]   К весне 1993 года антидудаевские настроения в республике настолько усилились, что Дудаев решил запретить все политические партии, закрыл парламент и даже применил танки против протестующих, вышедших на улицы Грозного в июне 1993 года. [25]

Экономический коллапс и политическая нестабильность Чечни в сочетании с доступностью оружия привели к довольно нестабильной ситуации в республике. Этот регион быстро стал крупным перевалочным пунктом для контрабанды, в том числе оружия и наркотиков, а Чечня превратилась в крупнейший центр фальшивых денег среди всех бывших советских республик. [26] По мере того, как преступная деятельность продолжала расти в Чечне и распространяться за ее пределы, российские политики начали обвинять Дудаева и его подчиненных в управлении преступной группировкой и все больше стремились уничтожить режим Дудаева. [27] Более того, решение Дудаева использовать антироссийские настроения для активизации своей политической базы сыграло на руку российским «ястребам», которые начали агрессивно подталкивать Ельцина к применению силы для разрешения чеченского кризиса. [28] Другие лидеры на Кавказе также начали оказывать давление на Ельцина, опасаясь распространения чеченской нестабильности по всему региону. [29] К 1994 году недовольство российских властей чеченскими чиновниками достигло своего пика, и Ельцин решил положить конец правлению Дудаева в Чечне после того, как Татарстан, еще одна республика, которая пыталась выйти из состава России в 1991 году, подписала договор о признании суверенитета России в обмен на более широкую автономию в 1994 г. [30]

В начале 1994 года московские власти перестали искать дипломатические решения чеченской проблемы и начали подготовку к применению силы в Чечне. Однако Ельцин все еще надеялся, что Дудаева свергнут его многочисленные политические оппоненты, которые начали получать экономическую и военную помощь из России. К несчастью для Ельцина, борьба между соперниками Дудаева привела к тому, что им не удалось свергнуть режим Дудаева во время нападения на Грозный в ноябре 1994 года. Помимо отказа федеральных властей устранить Дудаева, россияне также понесли серьезный удар по своей репутации после того, как войска Дудаева парадом провели пленных русских военнослужащих перед прессой. [31]

К середине ноября Дудаев почувствовал, что Ельцин всерьез рассматривает возможность использования военной силы для отстранения его от должности, поэтому он предпринял несколько попыток вернуться за стол переговоров с Россией. Однако Совет безопасности России уже принял решение о вторжении в Чечню, а Ельцин издал секретный указ, санкционировавший применение прямой военной силы против мятежной республики. [32] Несколько недель спустя российские войска вошли на территорию Чечни, и российские власти официально заявили, что готовы «восстановить конституционный правопорядок» в Чечне. [33]

Военное вмешательство России в Чечню

Перед нападением России на Чечню ряд государственных чиновников и людей, работающих в Министерстве обороны России, выражали серьезные сомнения в целесообразности чеченского вторжения и адекватности стратегического военного планирования России. Например, Сергей Юшенков, в то время председатель комитета Государственной Думы по обороне, активно пытался предотвратить вторжение после неудавшейся попытки государственного переворота в России в ноябре 1994 года. [34] Заместитель министра обороны генерал Громов также выступил против вторжения и раскритиковал министра обороны России Грачева за его нереалистичные ожидания и недостаточную подготовку к войне. К декабрю 1994 года недостаточная подготовка и плохое состояние российской армии стали настолько серьезным предметом разногласий среди российских военных профессионалов, что более 550 офицеров всех рангов, как считается, были демобилизованы, уволены или добровольно покинули российскую армию из-за их противодействия чеченской кампании. [35]   Тем не менее, просьбы офицеров о дополнительном времени и обучении в значительной степени игнорировались российским руководством, поэтому у российских военных планировщиков в конечном итоге было меньше двух недель, чтобы перебросить и разместить свои силы и припасы. [36]

11 декабря 1994 г. российские войска вошли в Чечню с трех направлений. Российская «Северная колонна» переехала из Моздока в Северной Осетии, где располагался российский оперативный штаб. Западная колонна пересекла Ингушетию из Владикавказа, а Восточная колонна начала свое продвижение в Дагестане (см. Рисунок 1). Основная цель вторжения заключалась в том, чтобы взять под свой контроль окраинные районы Чечни, что позволило бы федеральным войскам продвинуться через республику к Грозному, столице Чечни и сердцу восстания. [37]

 

Рисунок 1 : Военное вторжение России в Чечню во время Первой чеченской войны

Рисунок 1 : Военное вторжение России в Чечню во время Первой чеченской войны (Источник: Ольга Оликер, «Грозный I: 1994–1995», в книге « Российская чеченская война 1994–2000 годов: уроки городского боя» , Санта-Моника: RAND Corporation, 2001, 11. ).

 

Когда российские солдаты из Северной колонны вошли в Чечню, они не встретили большого сопротивления со стороны местных жителей, потому что северная часть республики всегда была более восприимчивой к российскому правлению и находилась под сильным влиянием соперников Дудаева. Однако Восточная и Западная колонны встретили ожесточенное сопротивление местных жителей. [38] К удивлению федеральных властей, ввод российских войск изменил политическую ситуацию в восточной и западной Чечне, и правительство Дудаева испытало всплеск народной поддержки. После того, как федеральные войска пересекли границу Чечни, многие местные жители стали ассоциировать чеченское руководство с защитой своей родины, поэтому сотни мирных жителей Чечни, включая женщин и детей, блокировали проход российских войск и ожесточенно сражались с захватчиками. [39] Более того, из-за того, что российские войска начали атаковать мирных жителей и обстреливать здания, не представляющие военного значения, количество жертв среди чеченцев резко возросло, что настроило местное население против российской армии и увеличило возможности Дудаева по вербовке боевиков. [40] Неудивительно, что такое сопротивление местных жителей значительно замедлило ход российских войск, и первые российские войска не добрались до Грозного до 20 декабря, то есть более чем на неделю позже, чем планировалось изначально. [41]

            Российские войска наконец достигли и окружили Грозный 26 декабря 1994 года. Однако город оставался относительно незащищенным, особенно на юге, поэтому чеченские боевики все еще имели возможность входить в столицу и выходить из нее незамеченными. Через несколько дней после окружения Грозного шесть тысяч российских солдат попытались проникнуть в город в надежде захватить президентский дворец Дудаева. [42] Однако российская армия была встречена хорошо организованными чеченскими силами, и вскоре стало ясно, что русским придется захватывать каждую улицу Грозного по отдельности, а не весь город сразу. [43]

На момент вторжения российские войска были относительно хорошо оснащены, но они не были той профессиональной силой, которой они были после Второй мировой войны. После распада Советского Союза российские солдаты были плохо обучены, возможности оперативного планирования армии были совершенно недостаточными, а уровень мобилизационной готовности был крайне низким. [44] Более того, российские сухопутные войска не проводили дивизионных учений с 1992 года, и, как сообщается, многие подразделения размером с батальон были укомплектованы на 55-60 процентов. [45] Что еще хуже, российские солдаты не имели подготовки в ведении боевых действий в городах, и отсутствовало базовое взаимодействие между различными подразделениями и их командирами и подчиненными. [46] Например, все подразделения Министерства обороны, внутренних дел и внутренней безопасности были задействованы в чеченской операции, но ни одно из них ранее не тренировалось вместе, что привело к внутренним трениям и недоверию среди российских войск и в конечном итоге помешало федеральным силам сфокусировать усилия. [47] Более того, федеральные власти не создали какого-либо координирующего агентства, которое было бы нацелено на решение политических проблем в республике, а на момент интервенции у России также не было единой стратегии национальной безопасности в отношении всего Северо-Кавказского региона. [48]

В отличие от российских войск, чеченские войска были гораздо лучше подготовлены к конфликту. Во время боя за Грозный чеченские боевики атаковали федеральные войска с наземных и подземных уровней, поэтому российские солдаты постоянно подвергались атакам с разных сторон. [49] Чеченские боевики также атаковали российские войска, бросая гранаты и коктейли Молотова с крыш зданий, что позволяло им замедлять движение российских колонн по улицам города. [50] Более того, повстанцы, которые уже пользовались преимуществами обороны, использовали свои знания о городе, чтобы сбить с толку русских. Например, они сняли уличные указатели и разместили их в местах, вводящих в заблуждение, чтобы сбить с толку российских солдат, у которых часто не было адекватных карт города. [51] Чеченцы также были хорошо осведомлены о подавляющих российских системах прямого и непрямого огня, поэтому повстанцы отказались размещать большую часть своей боевой мощи на стационарных позициях. Вместо этого они часто использовали тактику «ударил и убегай» и пересаживались с машины на машину, стреляя из реактивных гранатометов по российским танкам и бронетранспортерам. [52]

В конце концов, сотни российских солдат оказались в ловушке на улицах Грозного из-за того, что Россия не подготовилась к городским войнам. [53] После того, как российское военное руководство осознало, что федеральные войска не могут получить контроль над городом, оно обратилось к массированному применению подавляющей силы, которое включало обстрел и бомбардировку Грозного и других крупных чеченских городов. [54] В результате интенсивных воздушных бомбардировок почти все городские центры Чечни были уничтожены, что привело к десяткам тысяч жертв среди гражданского населения и сотням тысяч беженцев. [55] Неудивительно, что применение Россией подавляющей силы и неизбирательное насилие только еще больше озлобило местное население, поэтому бомбардировка Грозного увеличила число боевиков. [56]

Битва за столицу Чечни длилась несколько недель, и 19 января 1995 г. российским войскам удалось взять под свой контроль Президентский дворец в Грозном. На следующий день российские войска подняли федеральный флаг над дворцом, воспроизводя захват Красной Армией Рейхстага в конце Второй мировой войны. [57] Вскоре после этого армия передала Грозный внутренним войскам России, также известным как МВД, которым было поручено разоружить все незаконные формирования, охранять важные городские объекты, сопровождать колонны с гуманитарной помощью и поддерживать общественный порядок в городе. [58]

В то время как Грозный оставался довольно спокойным при МВД до 1996 года, города и села по всей Чечне по-прежнему создавали ряд проблем для российских войск. [59] Например, в то время как российские войска осуществляли определенный контроль над территорией Чечни в северной части республики, чеченские партизаны нашли естественный оплот на горном юге страны, где они часто получали поддержку со стороны местного населения. [60] Фактически, из-за сильного влияния клановой социальной организации Чечни тысячи чеченцев присоединились к повстанцам Дудаева, чтобы отомстить за своих убитых или раненых родственников, а также восстановить свою личную и клановую честь. [61]

Несмотря на потерю чеченской столицы, сопротивление российским войскам продолжалось все два года. В марте 1996 года чеченские повстанцы попытались вернуть Грозный, но российские силы победили и сумели защитить город. Месяц спустя российские власти совершили еще один прорыв: они отследили спутниковый телефон Дудаева и убили его в результате последующего ракетного удара. [62] К тому времени война подходила к концу, и третье нападение на Грозный в августе 1996 года стало кульминацией конфликта. Когда чеченские боевики начали штурм столицы, они застали неподготовленные силы МВД врасплох и сумели перекрыть три главных входа в Грозный, что серьезно ограничило возможности России по подкреплению. И снова российские сухопутные войска были плохо подготовлены к городским боям, и бои за город продолжались более двух недель. В конце концов, русским не удалось защитить город, и битва за Грозный закончилась соглашением о прекращении огня, что в конечном итоге привело к окончанию Первой чеченской войны. [63]

Российские власти завершили свою двухлетнюю военную операцию подписанием Хасавюртовского соглашения, по которому в Чечне были проведены президентские и парламентские выборы. В Москве также признали победителем президентских выборов Аслана Масхадова, который ранее работал начальником штаба Дудаева и стал командующим чеченскими войсками после убийства Дудаева. [64] В марте 1997 года Масхадов встретился с Ельциным, чтобы подписать договор, который гарантировал бы, что обе стороны конфликта будут искать только мирные решения любых споров, которые потенциально могут возникнуть между Россией и Чеченской Республикой. [65] Однако в сентябре 1999 года российские федеральные войска снова двинулись в Чечню после того, как чеченские боевики попытались вторгнуться в Дагестан, федеральный субъект России и восточный сосед Чечни. [66] Вторая война России с Чечней длилась почти десять лет, но в конечном итоге закончилась победой России и восстановлением территориальной целостности России.

Чеченская стратегия и тактика во время Первой чеченской войны

Успешному участию Чечни в войне против России в 1994–1996 годах способствовали несколько важных факторов. Во-первых, использование повстанцами партизанской тактики оказалось очень эффективным против русских войск. Например, чеченские боевики остро осознавали численное превосходство России, поэтому предпочитали избегать обычных боев и сражались в городских или горных районах республики. Более того, после того, как российские войска начали активно использовать артиллерийскую и минометную поддержку, повстанцы часто приближались к вражеским войскам (техника, известная как «объятия»), чтобы заставить русских прекратить поддерживающий огонь и предотвратить братоубийство. [67]

К тому же чеченцы умело использовали свое местоположение и территорию Чечни на протяжении всей войны. Например, поскольку Чечня расположена на периферии России и имеет опасные горы на юге, чеченским боевикам часто удавалось скрываться от российских войск и прятать свои боеприпасы и оружие в горах. В дополнение к этому у чеченцев были убежища в российских Дагестане и Ингушетии, а также многочисленные убежища через границу в Грузии, что позволяло им уклоняться от федеральных сил и укрываться в безопасности. [68]

Организационная структура повстанцев также существенно повлияла на эффективность чеченских боевиков. Повстанцы часто действовали небольшими отрядами и часто использовали придорожные бомбы, чтобы вызвать беспорядок среди российских войск. Кроме того, небольшой размер чеченских подразделений увеличивал их мобильность и невидимость для русских, поэтому они могли внезапно атаковать своего врага и совершать набеги на российские конвои, военный железнодорожный транспорт и стационарные базы. [69]

Во время войны чеченские повстанцы также использовали множество средств связи, в том числе радио, сотовые телефоны и коммерческие сканеры, для связи друг с другом и обеспечения координации своих боевых действий. [70] Более того, чеченские боевики имели доступ к российской связи, которая в первые дни войны передавалась в открытом виде из-за незнания федеральными силами процедур безопасной связи. В отличие от своих противников, повстанцы также были хорошо осведомлены о важности безопасной связи. Например, чеченцы тщательно контролировали поток военной информации, которая распространялась по служебной необходимости. Более того, чеченские боевики предпочитали использовать портативные рации и говорили на своем родном языке, чтобы русские, говорящие только на одном языке, не могли подслушивать их разговоры. [71]

Кроме того, знакомство чеченцев с российской армией было еще одним значительным преимуществом, которым пользовались повстанцы. Например, командование российской армией упустило из виду тот факт, что многие чеченские повстанцы прошли обучение в Советской армии. [72] Например, знакомство чеченцев с российской военной техникой позволило им успешно атаковать топливные элементы и двигатели бронетехники, что позволило комбатантам эффективно уничтожать российские танки с минимальным количеством выстрелов. [73]

Чеченские повстанцы также использовали множество других простых и экономичных средств борьбы с российской армией. Например, они использовали оружие, которое хорошо подходило для городских боев, простое в использовании и замене, такое как штурмовые и снайперские винтовки, а также противотанковые гранатометы РПГ-7 (последнее оружие было особенно эффективным при уничтожении российской бронетехники). [74] Кроме того, чеченцы часто использовали снайперские атаки, чтобы держать российские войска в напряжении, прерывать работу специализированных подразделений противника, таких как отряды по разминированию, а также сбивать с толку и нарушать порядок подчинения командованию России. [75] Благодаря применению этой простой тактики чеченские бойцы часто могли сдерживать атаки русских во время войны и отделять русскую пехоту от поддерживающих их танков. [76]

Несмотря на все усилия чеченцев и их успехи в начале войны, российские войска начали постепенно приобретать преимущество в республике благодаря своей подавляющей огневой мощи и численному превосходству. Однако в 1995 году война приняла неожиданный оборот, когда чеченские повстанцы решили изменить свою тактику и перейти от использования чисто военных средств ведения войны к использованию политической уязвимости Ельцина. [77]

Например, чеченские боевики начали проводить широкомасштабные теракты против «слабых» объектов России. В июне 1995 года чеченские террористы застали российские власти врасплох, когда печально известный чеченский командир Шамиль Басаев захватил больницу в российском городе Буденновск и захватил более 1000 заложников. [78] Взяв заложников, Басаев надеялся заставить российские власти сесть за стол переговоров и положить конец конфликту в Чечне. Во время блокады Басаев угрожал убить мирных жителей, если федеральные власти не откажутся от военной кампании в Чечне, не выведут все войска из республики и не согласятся начать переговорный процесс с Дудаевым. Первоначально российские спецназовцы пытались штурмовать больницу, чтобы освободить заложников, но им несколько раз не удавалось, и в конце концов они были вынуждены капитулировать. [79]

В конце концов, Басаев выполнил большую часть своих требований и сумел покинуть Буденновск невредимым, а российские власти столкнулись с унижением из-за того, что они плохо справились с кризисом. Более того, по возвращении в мятежную республику Басаев в одночасье стал чеченским героем и продолжал использовать террористическую тактику для достижения своих политических целей на протяжении Первой и Второй чеченских войн. [80]

Во время войны чеченцы также умело использовали СМИ, чтобы привлечь внимание к своему делу и повлиять на общественное мнение в России. Например, боевики предоставили неограниченный доступ многим российским журналистам, которые могли свободно путешествовать по Чечне и говорить с чеченскими боевиками о своих целях и недовольстве федеральными войсками. [81]  Чеченское руководство также пригласило в республику иностранную прессу, что позволило повстанцам распространить информацию о жестокостях России по всему миру. В конце концов, способность чеченских властей использовать в своих интересах внутреннюю и международную прессу позволила чеченцам распространить представление о законности своих притязаний, а также позволила им манипулировать российским общественным мнением, чтобы уменьшить гражданскую поддержку войны. Умелое использование СМИ повстанцами также подорвало моральный дух российских военнослужащих, поскольку они начали чувствовать, что ведут войну, которую общественность не поддерживает и не понимает. [82]

Чеченские боевики также воспользовались жестокостью России и использовали ее в качестве инструмента для вербовки. Например, когда российские войска впервые вошли в Чечню в 1994 году, они часто применяли массовую и неизбирательную огневую мощь, в результате чего гибли тысячи мирных жителей Чечни. Местные жители также часто были свидетелями безнаказанности российских силовиков, которые терроризировали чеченское гражданское население и никогда не были наказаны за свои преступления. [83] Неудивительно, что эта неизбирательная жестокость оттолкнула даже тех чеченцев, которые не поддержали повстанцев в начале войны, что позволило повстанцам привлечь новобранцев и привело к быстрому росту их рядов.

В конечном итоге чеченским боевикам удалось достичь большинства своих политических целей благодаря умелому использованию партизанской тактики, способности быстро реагировать на российские войска, грамотному использованию географии и городских войн, глубокому пониманию политической и военной уязвимости России и поддержке местное население. Поскольку Первая чеченская война привела к неожиданной победе повстанцев над федеральными войсками, чеченские власти в течение нескольких лет пользовались фактической независимостью. Однако федеральные чиновники никогда не отказывались от претензий на мятежную республику, поэтому новый конфликт между Чечней и Россией начал назревать почти сразу после окончания первой войны.

Заключение: извлеченные уроки и будущее Чечни

Военная кампания России 1994-1996 годов против Чечни была катастрофой по ряду причин. Во-первых, из-за отсутствия у руководства планирования, неэффективной координации и плохого сбора разведывательных данных федеральные власти рассматривали войну как незначительную военную операцию и ошибочно полагали, что массированная огневая мощь легко подавит чеченских повстанцев. [84] Во-вторых, до начала войны российские власти плохо понимали слабые стороны российских вооруженных сил и силу их врагов, поэтому распадающиеся и необученные вооруженные силы России быстро сломались, когда они вошли на территорию Чечни и столкнулись с мотивированными действиями и хорошо вооруженными повстанцами. [85] В-третьих, России не хватало целостной стратегии борьбы с чеченским повстанческим движением. Например, Ельцин не смог сформулировать реально достижимые цели до того, как Россия начала вторжение, а его администрация часто сбивала с толку военное руководство, отдавая двусмысленные и нереалистичные приказы. [86]

Потерпев унизительное поражение от чеченских повстанцев, российские власти стремились показать, что готовы к реваншу. В октябре 1999 года российские войска начали очередную военную кампанию против Чечни в ответ на попытки повстанцев экспортировать исламскую революцию в Дагестан. [87] В 2000 году новый президент России Владимир Путин начал улучшать координацию между силами различных министерств и приказал переучить специализированные силы, которые готовили российские войска к горным и городским боям. Кроме того, федеральные силы начали проводить совместные учения, а режим Путина научился контролировать повествования в СМИ и разработал стратегический и согласованный план по разгрому повстанцев. [88] Российские власти также стали полагаться на своего чеченского ставленника Ахмада Кадырова и его военизированные формирования кадыровцев, которые создали опору власти в структуре чеченских кланов и умело создали резкие разногласия в чеченском обществе, что позволило им снизить уровень местной поддержки для повстанцев. [89]

Хотя Вторая чеченская война закончилась победой России, политический статус Чеченской Республики остается туманным. В настоящее время Чеченской Республикой правит Рамзан Кадыров, сын Ахмада Кадырова, и один из крупнейших, но несколько нестабильных союзников Путина. За последнее десятилетие Кадыров создал в республике «государство в государстве», а Чечня, которая номинально существует в российском конституционном пространстве, полностью контролируется Кадыровым и его собственным аппаратом безопасности. [90] В отличие от других руководителей региональных округов, Кадыров также имеет беспрецедентное политическое влияние в стране, и он не боится демонстрировать свои особые отношения с Путиным перед другими федеральными властями. Например, в апреле 2020 года он вступил в открытый спор с премьер-министром России Михаилом Мишустиным по поводу ограничений Чечни во время пандемии COVID-19. [91]

Тесные отношения между Путиным и Кадыровым позволили России сохранить контроль над республикой после окончания Второй чеченской войны. Однако регион остается исключительно нестабильным, поскольку политическая стабильность Чечни полностью зависит от воли двух людей, лояльность которых друг к другу определяется их политическими амбициями и готовностью Путина мириться с нетрадиционной тактикой правления Кадырова. Что еще более важно, регион остается нестабильным, потому что федеральные власти практически не устранили какие-либо коренные причины, которые в первую очередь привели к росту чеченского повстанческого движения. Сегодня чеченские власти копируют тактику федеральных чиновников в советские времена и полагаются на репрессии и произвольные наказания для контроля над местным населением. Более того, Москва продолжает игнорировать экономическое неравенство.[92] Таким образом, почти безоговорочная поддержка Кадырова Москвой может иметь неприятные последствия в долгосрочной перспективе, особенно если федеральные власти не смогут интегрировать Чечню в конституционное пространство России и откажутся привлекать Кадырова к ответственности за его полное игнорирование прав человека и федеральных законов России.

 


 

[1] «25Лет Назад Началась Первая Чеченская Война» [Первая чеченская война началась 25 лет назад],Радио Свободная Свобода,11 декабря 2019,https://www.svoboda.org/a/30319588.html.

[2] Джон Б. Данлоп,Россия противостоит Чечне: корни сепаратистского конфликта(Кембридж: Cambridge University Press, 1998), 213.

[3] Екатерина Сокирянская, «Государство и насилие в Чечне (1997–1999)» вЧечне в условиях войны и за ее пределами, под ред. Энн Ле Уэру, Од Мерлен, Амандин Регейми, Элизабет Сика-Козловски (Нью-Йорк: Рутледж, 2014), 93.

[4] Джейсон А. Робертс, «Россия и Чечня: путь к войне» (магистерская диссертация, Университет Западной Вирджинии, 2005 г.), 1.

[5] Джон Б. Данлоп, «Россия противостоит Чечне», 3–6.

[6] Моше Гаммер,Одинокий волк и медведь: три века чеченского неповиновения российскому правлению(Питтсбург: Университет Питтсбурга, 2006), 68.

[7] Данлоп, 34–37.

[8] Екатерина Сокирянская, «Идеология и конфликт: чеченский политический национализм до и во время десяти лет войны», всб .: Этнонационализм, ислам и государство на Кавказе: постсоветский беспорядок, под ред. Моше Гаммер (Нью-Йорк: Рутледж, 2008), 105-106.

[9] Трейси К. Герман,Россия, Чеченская война(Нью-Йорк: RoutledgeCurzon, 2003), 19–22.

[10] Ариэль Коэн,Меры поподавлению восстанияРоссии на Северном Кавказе: результаты и последствия(Carlisle Barracks, PA: US Army War College Press, 2014), 17.

[11] Герман, «Российская чеченская война», 24.

[12] Гаммер, «Одинокий волк и медведь», 201-202.

[13] Тимоти Л. Томас, «Битва за Грозный: смертельный класс для городских боев»,Параметры29, вып. 2 (1999): 88.

[14] Мэтью Евангелиста,Чеченские войны: пойдет ли Россия по пути Советского Союза? (Вашингтон: издательство Brookings Institution Press, 2002), 18.

[15] Эмиль А. Пайин и Аркадий А. Попов, «Глава 2: Чечня» вполитике США и России в отношении применения силы, ред. Джереми Р. Азраил и Эмиль А. Пайин (Санта-Моника: RAND Corporation, 1996), 14.

[16] Данлоп, 114.

[17] Майк Боукер, «Россия и Чечня: проблема отделения»,Нации и национализм, 10, вып. 4 (2004): 467.

[18] Евангелиста, «Чеченские войны», 17-20.

[19] Немецкий, 47.

[20] Немецкий, 56.

[21] Данлоп, 126.

[22] Немецкий, 60–61.

[23] Данлоп, 126.

[24] Робертс, «Россия и Чечня», 33–34.

[25] Боукер, «Россия и Чечня», 468.

[26] Данлоп, 126–127.

[27] Евангелиста, 21.

[28] Гали В. Лапидус, «Спорный суверенитет: трагедия Чечни»,Международная безопасность, 23, вып. 1 (1998): 15.

[29] Боукер, 468.

[30] Дайан Ли Самнер, «Успех терроризма на войне: случай Чечни», вкниге «Возвращение к Чечне», под ред. Ю.. К. Николаев (Нью-Йорк: Nova Science Publishers, 2003), 86-87.

[31] Джеймс Ф. Пайк, «Городские операции в Чечне: извлеченные уроки и их значение для городской доктрины и обученияСША», Военный колледж армии США(2001): 7-8.

[32] Джеймс Хьюз,Чечня: от национализма к джихаду(Филадельфия: Университет Филадельфии, 2007), 73–76.

[33] Немецкий, 129.

[34] Данлоп, 211.

[35] Евангелиста, 37–38.

[36] Томас, «Грозненская битва», 88.

[37] Немецкий, 130.

[38] Немецкий, 130–131.

[39] Лапидус, «Conteated Sovereignty», 20.

[40] Брэд Никенс, «В поисках постсоветского оперативного искусства: пример российских военных операций на Северном Кавказе с 1991 года» (магистерская диссертация, Командно-штабной колледж морской пехоты США, 2009 г.): 6.

[41] Немецкий, 131.

[42] Ольга Оликер, «Грозный I: 1994–1995», в книге «Российская чеченская война 1994–2000 годов: уроки городского боя»(Санта-Моника: RAND Corporation, 2001), 10–14.

[43] Робертс, 105.

[44] Томас, «Битва за Грозный», 89.

[45] Пайк, «Городские операции в Чечне», 10–11.

[46] Тимоти Л. Томас, «Кавказский конфликт и безопасность России: российские вооруженные силы противостоят Чечне III. Битва за Грозный, 1-26 января 1995 г.,Журнал славянских военных исследований10, вып. 1 (2007): 52.

[47] Пайк, 13.

[48] Томас, «Грозненская битва», 92.

[49] Пайк, 19.

[50] Никенс, «В поисках постсоветского оперативного искусства», 7.

[51] Пайк, 91–95.

[52] Брайан А. Келллер,Разведывательная поддержка военных операций в городской местности: уроки, извлеченные из битвы за Грозный(Carlisle Barracks, PA: US Army War College, 2000), 12.

[53] Оликер, «Грозный I: 1994–1995», 13.

[54] Дэвид Стоун, «Войны в Чечне (19902 г. – настоящее время)» вжурнале «Война и конфликт двадцатого века: краткая энциклопедия», изд. Гордон Мартел (Великобритания: John Wiley & Sons, Ltd, 2015), 36.

[55] Коэн, «Меры по подавлению восстания России на Северном Кавказе», 24.

[56] Робертс, 106

[57] Келлер, «Разведывательная поддержка военных операций в городской местности», 13.

[58] Пайк, 76–77.

[59] Оликер, 28–29.

[60] Стоун, «Chechnya Wars», 36.

[61] Эмиль Аслан Сулейманов и Гусейн Алиев, «Кровавая месть и насильственная мобилизация: свидетельства чеченских войн»,Международная безопасность40, вып. 2 (2015): 179.

[62] Никенс, 8.

[63] Оликер, 30–31.

[64] Евангелиста, 41–42.

[65] Эмиль Пейн, «Чеченская война в контексте современной российской политики», вкниге«Чечня: от прошлого к будущему», под ред. Ричард Саква (Лондон: Anthem Press, 2005), 67-68.

[66] Дональд П. Шурр, «Самостоятельное нанесение ран: провальная политика России в отношении Чечни и Северного Кавказа»,Военный колледж армии США(2012), 13.

[67] Пайк, 15.

[68] Марк Крамер, «Опасности борьбы с повстанцами: война России в Чечне»,Международная безопасность,29, вып. 3 (2005): 6.

[69] Крамер, «Опасности противоповстанческих действий», 19–20.

[70] Томас, «Битва за Грозный», 94.

[71] Оликер, 18–19.

[72] Келлер, 25

[73] Оликер, 20.

[74] Пайк, 15.

[75] Марк Крамер, «Партизанская война, борьба с повстанцами и терроризм на Северном Кавказе: военное измерение российско-чеченского конфликта»,Europe-Asia Studies57, no. 2 (2005): 239.

[76] Келлер, 12.

[77] Самнер, «Успех терроризма на войне», 90–91.

[78] Крамер, «Партизанская война, борьба с повстанцами и терроризм на Северном Кавказе», 246.

[79] Раймонд К. Финч, «Лицо битвы будущего: чеченский боец ​​Шамиль Басаев»,Военное обозрение77, вып. 3 (1997): 37-38.

[80] Самнер, 94.

[81] Оликер, 22.

[82] Томас, «Кавказский конфликт и безопасность России», 66.

[83] Александр Черкасов и Дмитрий Грушкин, «Чеченские войны и права человека в России», вЧечне: от прошлого к будущему, под ред. Ричард Саква (Лондон: Anthem Press, 2005), 138.

[84] Ягил Хенкин, «Я могу сражаться, армия против армии: русско-чеченская война 1994–1996 годов, стратегии и заблуждения», всб. Этнонационализм, ислам и государство на Кавказе: постсоветский беспорядок, под ред. Моше Гаммер (Нью-Йорк: Рутледж, 2008), 151.

[85] Данлоп, 222.

[86] Пайк, 9.

[87] Смит М.А. Вторая чеченская война: общероссийский контекст// Вторая чеченская войнапод ред. Энн Алдис (Великобритания: SCSI Occasional Papers, 2000), 6.

[88] Оликер, «Возможности России 1994–2000 гг.: Извлеченные уроки и уроки забытые»,Российская чеченская война 1994–2000 гг .: уроки городских боев(Санта-Моника: RAND Corporation, 2001), 82.

[89] Эмиль Сулейманов, «Этнография противодействия повстанцам: кадыровцы и политика России по чеченизации»,Постсоветские дела,311, вып. 2 (2015): 108.

[90] Ричард Саква, «Возврат? Чечня и вызовы российской политики », в« Огонь внизу: как Кавказ сформировал Россию », под ред. Роберт Брюс Уэр (Нью-Йорк: Академия Блумсбери, 2013), 177-178.

[91] «Премьер-министр России упрекает региональных руководителей за чрезмерную изоляцию от коронавируса»,Рейтер, 6 апреля 2020 г.,   https://in.reuters.com/article/health-coronavirus-russia-regions/russian-pm-chides-regional- начальники-за-ретивого-коронавирус-lockdowns-idINKBN21O2FG

[92] «Чечня: внутреннее зарубежье»,Отчет Крайсис Груп, Европа, No. 236(30 июня 2015 г.): 1,  https://www.crisisgroup.org/europe-central-asia/caucesses/russianorth-caucesses/chechnya-inner-abroad