Максим Сорокин (Flashforward Magazine): «Кино 2021 — мы доказываем всему миру, что украинская культура вполне конкурентна». Эксклюзив

27.11.2021 0 Редакция NS.Writer

С главным реактором портала Flashforward Magazine Максимом Сорокиным обсуждаем итоги уходящего киногода. А также размышляем над тем, для чего нужны новые независимые украинские медиа и чего бы нам хотелось заполучить в будущем от отечественного производителя.

У вас успешная карьера в индустрии финтеха. Почему вы решили создать аналитический портал о кино?

Я издаю Flashforward Magazine в свободное время, совмещаю работу и этот проект. Здесь нет конфликта интересов, так как сферы максимально далеки друг от друга. Собственно, все авторы, которые пишут у нас, имеют примерно ту же ситуацию: основная работа, помимо которой хочется делать что-то связанное с кино и/или журналистикой.

С одной стороны, можно сказать, что у меня дорогостоящее хобби — но это будет не совсем справедливо, как по отношению ко мне, так и по отношению к упомянутым выше коллегам, с которыми мы ведем и развиваем проект. Мы стараемся относиться к любому тексту профессионально, по возможности давая что-то новое, как в плане формата, так и содержания, а не просто рецензию. Поэтому можно сказать, что это профессиональное хобби.

На вопрос «почему» отвечать странно — потому что мог и хотел. А вот «зачем» — другое дело. Главная причина — хотелось иметь голос, который не зависел от интересов издателя и собственника и достаточно свободы в плане создания контента. Иными словами, хотелось позволить себе честное мнение в произвольной форме.

Какова основная задача Flashforward Magazine? Может у Вас есть дома какой-либо брендовый транспарант, с которым Вы могли бы выйти на демонстрацию?

Манифеста мы никогда не писали, если Вы об этом.

Каждый год принято хоронить медиа о культуре или СМИ о кино как бесполезные рудименты эпохи, когда средства массовой информации в виде газеты, журнала имели монополию на доступ к информации. Сейчас такой монополии давно нет, а потому любой человек с телеграмом, ютубом или инстаграмом может спокойно иметь больше охвата и влияния на аудиторию, чем сайт с редакцией и профессиональными критиками. Более того — блогера никто не обвинит по умолчанию, не будет обвинять в снобизме или элитизме. И вот хоронят-хоронят медиа из года в год, а они все никак не сдохнут.

И вряд ли собираются сдыхать, а скорее будут дальше экспериментировать с форматами и подачей контента. Мне нравится думать о нишевых киномедиа как о тех, кто может поддержать с искушенным зрителем равноценный диалог. Мы во Flashforward Magazine советуем то, что стоит увидеть, и не стесняемся критиковать то, что этого заслуживает. Пишем рецензии на фильмы без цензуры, «блата» и оверхайпа. Делаем оригинальные материалы с разбором пасхалок и визуальных приемов. Поэтому нас сложно обвинить в продажности или заангажированности. В следующем году мы наконец-то планируем работать по партнерским материалам с брендами, однако они будут промаркированы как партнерка и нативны.

Уже можете подвести итоги 5-ти лет работы портала?

Пока мы проработали 4,5 года и не закрылись. Далеко не каждое медиа в Украине — о культуре или о чем-то еще — может этим похвастаться. Были периоды, когда выпуск контента стоял месяц и больше, но никогда не было решения отключить сервер или написать прощальное письмо, или сказать «да пошло оно все нахрен».

Кроме целей выживания, естественно, есть что-то еще. Во-первых, мы и еще пара медиа своим существованием доказали, что формат самиздата на украинском медиа-рынке работает. В основном он работает как некоммерческая фан-история, но с чего-то нужно начинать. Сначала нужно показать, что качественная журналистика не вымерла, и чем вообще отличается хороший контент от, скажем, дежурной рецензии-рерайта на большом портале инфоагенства, для которого важны темы политики и экономики, а культуру они ведут по принципу «надо что-то паблишнуть».

Во-вторых, мы показали, что отрицательные рецензии можно и нужно публиковать всем, а не только грандам. Особенно это касается того плохого украинского кино, которое нередко снимается с поддержкой государства — то есть, из налогов граждан. Мир не улетит в труху, если вы назовете дерьмовый фильм дерьмовым — даже наоборот. При достаточном резонансе рецензия дойдет до Госкино в плане реакции прессы и зрителей, тем самым влияя на решение о выделении денег на следующий проект.

В-третьих, не могу утверждать на 100%, однако Flashforward Magazine — последнее в Украине медиа о кино, которое не перешло на украинский или не запустило обе параллельные версии. Но это не повод для гордости, а скорее недочет. Мы долго тянули с этим, так как качественный апгрейд сайта требует средств, а делать халтурно мы не станем.

Планируете ли в будущем выходить на международный уровень (создать английскую версию портала?), привлекать зарубежных кинокритиков, заключать контракты по сотрудничеству с западными кинокомпаниями?

Таких планов пока нет — нам бы с украинским рынком разобраться. Но о создании отдельных коллабораций или проектов с зарубежными кинокритиками мы думали.

Из-за пандемии COVID-19 уже два года весь мир живет в новой реальности, и мир кинематографа здесь не исключение. Насколько на Ваш взгляд кино 2021 отличается от кинематографа 2020?

Учитывая, что киноиндустрия быстро отреагировала переносами премьер еще в начале 2020 года, логичнее сравнивать 2019 и 2021 годы. В первом случае ковида еще не было, а мир переживал пик кинопросмотров из-за кульминации «саги бесконечности» от Марвел. В 2021 году кинопрокат начал оживать из-за охвата вакцинами большинства населения США и Западной Европы. Студии готовы были показывать кино в основных агломерациях, а люди уже имели возможность на него пойти без риска заболеть. Украина в этом случае получила сильный удар, но и некоторые бонусы — ту же «Дюну» Дени Вильнёва мы увидели раньше американских зрителей.

На все эти движения в 2020-м смотрел и улыбался Netflix, забирая у традиционных студий аудиторию и доход. Улыбался ровно до того момента, пока контент-махины вроде Disney и Warner не развернули на полную свои стриминги Disney+ и HBO Max. Пока они не догнали Netflix, но консолидировали свои библиотеки контента у себя и начали наращивать мощности.

Поэтому COVID-19 вообще не повлиял на кинематограф как таковой. Другое дело — движ BLM, Твиттер-линчеватели социальной справедливости и так далее. Похоже, сегодня понятие «взгляд на кино» как систему ценностей и правил подменяет понятие «оптика» как элемент культурной цензуры. Взгляды поменять сложно, а вот оптику можно заменять сколько угодно раз, правда?

Назовите 3 самых важных на Ваш взгляд тренда в мире кино за этот год?

Первый и самый важный — отход от блокбастерного формата. Он наметился уже давно, и ему сильно помог COVID-19. Режиссеры-апологеты большого экрана никуда не денутся, ведь есть огромная аудитория их ценителей. Но люди все больше привыкают смотреть кино дома, а потому начинают любить или меленькие истории, или блокбастеры, в которых можно позволить себе отвлечься на смартфон без потери смысла.

Второй — высокая конкуренция инди-проектов. К примеру, бюджетный «Криптозоопарк» получил больше внимания, чем студийная «Семейка Адамсов», и это, я считаю, отличный шаг в правильном направлении. Частично этот тренд произрастает из первого. И третий — социальные темы. Их в кино все больше, а триумф «Земли кочевников» Хлои Чжао на Оскаре легитимизировал его.

Благодаря каким фильмам этот год войдет в историю кино?

Во-первых, «Снайдеркат» или «Лига Справедливости Зака Снайдера». Это 4-часовая синефильская версия, которая стала возможна, потому что сотни тысяч фанатов больше двух лет требовали ее выпуск у студии. И студия сдалась. Без оглядки на спорные мнения о фильме (лично я остался в восторге), Снайдер уже вписал себя в историю кино как режиссер, отстоявший свое право на авторские видение у медиа-империи.

Во-вторых, «Дюна» Дэни Вильнёва и «Битва на Чосонском водохранилище». Первый — великолепный в своей проработке мира и актерской игре глубоко западный фильм (хоть и уважающий арабистику), но при этом незаконченный. Второй — азиатский госзаказ на пропаганду КНР против «коллективного Запада», который стал самым кассовым фильмом этого года. Оба по-своему успешны и примечательны для 2021-го киногода.

В-третьих, «Игра в кальмара» как медиа-феномен, создатель которого повторяет судьбу главного героя. Он обещал один сезон без продолжения, но на фоне всемирного успеха тоже выбрал деньги.

Западные кинокритики уже сегодня практически единодушно считают именно фильм «Дюна» Дени Вильнёва главным событием года. Насколько это заслуженно?

Я бы не сказал, что все западные киноритики его хвалят, в основном те, что не привыкли хвалить проекты Нетфликса. Это классическое масштабное кино в самом лучшем смысла этого слова, которое обрывается именно там, где нужно. Кинокритики, обычно лояльные Нетфликсу, привыкли получить все и сразу: весь сезон сериала в один день, либо короткий, но понятный фильм, над которым можно не думать сверх необходимого. «Дюна» во всем этом им неудобна, а потому что творение Вильнева, что «Тенет» Нолана из года в год показывают, как важно большое и сложное постановочное кино.

На пресс-конференции Венецианского кинофестиваля в сентябре 2021 года по поводу премьеры фильма Дени Вильнёв заявил, что его новая интерпретация «Дюны» призвана подтолкнуть человечество к действию. Можно ли в связи с этим говорить о зарождении «кинематографа действия»? Если да, то, какие еще фильмы можно было бы отнести к этой категории?

Похоже на то. Кого еще можно добавить?.. Думаю, сложно конкурировать с «Дюнкерком» Кристофера Нолана в этом плане, как и во всем, что делают британцы последние годы на фоне возрождения их патриотизма и борьбы за свое место под солнцем. Поэтому сюда же добавляем «1917» Сэма Мендеса и с большой вероятностью «Белфаст» Кеннета Браны, который я пока не видел.

Насколько успешным 2021-й год был для Украинского кино?

Я бы скорее ответил о целом периоде. Последние годы украинские фестивальные премьеры хорошо принимают на фестивалях в Венеции, Берлине и на Сандэнсе. Что особенно важно — фильмы вроде «Атлантиды» Валентина Васяновича не просто проходят отбор, но и побеждают в своих секциях. Эта культурная дипломатия имеет много граней. С одной стороны, мы доказываем всему миру, что украинская культура вполне конкурентна. С другой — мы ломаем монополию российского фестивального кино в плане представления «пост-советской перспективы» в мировом кинодискурсе. У них больше денег, не доведенная до состояния руины киношкола, а производственная линия не выпускает часть контента для других — но мы все равно доказываем, что украинский киноголос в мире —это, к счастью, не только сериал «Слуга народа».

Какие отечественные кинопроекты являются на Ваш взгляд самыми перспективными?

Если говорить о прокате, то я очень надеюсь на «Носорога» Олега Сенцова. Я видел его на «Киевской неделе критики» — и это пример того, как фестивальное кино может говорить с разными аудиториями. Для синефила там очень много интересных приемов и нетривиальный главный герой, которого играет лидер «Гонора» Сергей Филимонов. Играет убедительно и живо. Для массового зрителя фильм будет понятен, ведь это одна из немногих удачных попыток осмыслить 90-е и выйти из длинной российской тени, которую отбрасывают «Брат» и «Жмурки» Алексея Балабанова.

Какие украинские киноработы (фильмы/сериалы) лично Вы хотели бы увидеть в ближайшие годы?

Мне бы очень хотелось увидеть исторический фильм о Хотинской битве 1621-го года, в котором будет представлен взгляд Польши, Украины и Турции. Там вся история — готовый блокбастер с огромным батальным потенциалом, для которого, увы, нужен голливудский бюджет, иначе выйдет дешево и убого. Кроме того, в Украине до сих пор нет качественного тру-крайма при огромном количестве готових сюжетов. Самый известный и резонансный — это, конечно, Сергей Ткач и его история. Но здесь, опять же, нужен бюджет и четкая визия от современного шоураннера, не испорченного съемками «Мухтаров» и другого контента про «ментов».

беседовал Сергей Мясоедов, специально для Newssky


Поделиться статьей:

                               

Подписаться на новости:




В тему: