БРЭ в эпоху реформирования: кадровые чистки «идеологических противников»

26.07.2020 0 Редакция NS.Writer

С недавних пор, Кремль упорно преследует одну-единственную цель: устранить с российского меда-пространства недружественную ему «Википедию», и сделать единственным научно-просветительским, одобренным в научном сообществе и в сфере высшего образования РФ порталом единый общенациональный энциклопедический центр, в который планируется реорганизовать команду московского справочного издательства «Большая Российская энциклопедия» (БРЭ).

| Newssky.com.ua

Но соответствует ли указанное издательство (якобы научное, как оно себя называет) хотя бы минимальному научно-образовательному уровню, годится ли оно для того, чтобы на его основе создавать национальный энциклопедический, и к тому же ещё и научно-образовательный портал?

Прежде, чем ответить на этот вопрос, необходимо сделать небольшой экскурс в недавнюю историю.

Издательство «Большая Российская энциклопедия» зарегистрировано 16 декабря 1991 года на базе ранее существовавшего с 1925 г. общесоюзного энциклопедического издательства «Советская энциклопедия».

Фактически, первое десятилетие существования нового российского издательства, которое запретили приватизировать, и оно оставалось государственным, можно охарактеризовать тремя словами: борьба за выживание. Первые директора издательства: доктор философских наук Панов Виктор Георгиевич (в 1991-1994 годах) и доктор географических наук Горкин Александр Павлович (в 1994-2001 годах) делали всё возможное, чтобы сохранить коллектив, и реализовать хотя бы минимум из составленных издательских планов.

Государственные субсидии были минимальными. Поэтому, по согласованию с Минпечати, Панов и Горкин привлекали частных инвесторов. Приведу лишь один пример: в целях максимальной экономии денег, «Иллюстрированный энциклопедический словарь» в 1995 г. был издан совместно с издательским домом «Экономическая газета», и отпечатан в Тверском полиграфическом комбинате. Были найдены средства частных инвесторов и на выход очередного тома справочника «Русские писатели» в 1994 г., и на последний том трехтомника «Христианство» в 1995 г., хотя кризис 1998 г. позиции издательства существенно подорвал.

Государство частным инвестициям не сопротивлялось, хотя и не было в восторге, что ослабляется его роль. Горкин, благодаря успешно налаженному сотрудничеству с инвесторами, даже ставил в 2001 году вопрос о приватизации издательства, в случае согласования данной идеи с трудовым коллективом. Но получилось иначе: в мае-июне 2001 года против Горкина были организованы разного рода выступления в прессе, собрание коллектива выразило ему недоверие большинством голосов, а основными инициаторами кампании против Горкина стали тогдашний министр печати РФ Михаил Лесин, и его заместитель Владимир Григорьев.

Кстати, именно Григорьев, как фактический куратор энциклопедии по линии Минпечати, выдвигал в 2001 году Горкину при его смещении основные претензии: что тот совмещает должности главного редактора и директора, и что тот выступал за приватизацию своего издательства, а это якобы абсолютно недопустимое с точки зрения государства явление, которое может привести к «коммерциализации» столь солидного научного учреждения. По странному стечению обстоятельств, уже в 2012 г. тот же Григорьев решительно выступил за приватизацию «Большой Российской энциклопедии», и на этот раз считал такой поворот вполне закономерным и неизбежным процессом.

Видимо, причина состояла в личном неприятии Горкина со стороны Григорьева. Да это и не удивительно: ведь Григорьев уже тогда, занимаясь разжиганием закулисной борьбы против Горкина в коллективе издательства, весной 2001 года готовил на должность нового руководителя БРЭ своего ставленника Сергея Кравца, директора «Православной энциклопедии», кандидата философских наук. Почему именно нашего героя? По словам самого Кравца, его в Минпечати рекомендовали на должность директора и главного редактора БРЭ, именно как «лучшего специалиста России в области энциклопедистики», и всё это — благодаря «уникальному опыту», полученному в «Православной энциклопедии». Этот великий опыт Кравца заключался в том, что к весне 2001 года он успел выпустить целых два тома «Православной энциклопедии». Достижения действительно неплохие, особенно если учесть, что готовились эти тома с 1996 года. Но соответствовал ли Кравец тому научному цензу, который являлся общепринятым для БРЭ, которую более 70 лет традиционно возглавляли доктора наук, академики?

Попробуем разобраться в некоторых особенностях его биографии.

Накануне перестройки, до 1985 года существовала в различных группах советской интеллигенции особая прослойка: полудиссиденты-полустукачи. Они могли внедряться в бунтарскую молодёжную среду советских панков или хиппи, в наиболее прогрессивные общины православных приходов Москвы, в полулегальные религиозно-философские кружки православной, или протестантской направленности, и добывать там всю информацию, необходимую для их кураторов из КГБ. Главное — быть в этой необычной для советских реалий среде «своим в доску»: иметь хорошее знакомство с христианскими традициями, обладать широкими познаниями в области основных новейших веяний «буржуазной» культуры, литературы, публицистики, иметь начитанность в «антисоветском самиздате», разбираться в основных направлениях духовных исканий среди тогдашней молодёжи, и т. д. Некоторые люди в столь непростом «ремесле» становились со временем величайшими «виртуозами» своего дела. Собственно, и готовила таких людей отнюдь не Высшая школа КГБ имени Ф.Э.Дзержинского, а более «приземлённые» заведения, например: философский факультет МГУ, факультет журналистики МГУ…

Выпускником последнего в 1984 году стал Сергей Кравец. Ранее, в 1982-1984 годах Кравец, как один из лучших студентов, имел неплохую «подработку» — преподавал в школе юного журналиста при факультете журналистики МГУ, на что, несомненно, было согласие со стороны парткома и КГБ. Ведь обучались в этой школе непростым «азам журналистики» дети советской элиты, работать с которыми могли только специально отобранные люди, прошедшие через «фильтр» вездесущих органов.

А вот и другие интересные моменты из биографии нашего героя, о которых он сам поведал журналистам:

«В то время у нас на факультете была особая группа, которая формировалась вокруг кафедры литературоведения. Это был семинар Игоря Ивановича Виноградова. Он был заведующим отделом литературной критики в журнале „Новый мир“ во время Твардовского. У Виноградова были сложные отношения с советской властью. Я попал к нему на спецкурс по истории русской литературной критики, но на самом деле это был спецкурс по русской религиозной философии. В конце концов он стал моим крестным отцом. Крестили меня дома у священника — отца Александра Шаргунова. И эта встреча определила характер моих будущих занятий на несколько лет вперед. Я стал заниматься русской религиозной философской критикой, писал диплом по Достоевскому (это был „закрытый“ диплом — он никому не давался для чтения и обсуждался только на кафедре). У меня диплом был „Достоевский в русской религиозной философской критике“, по большей части написанный на „спецхрановских“ книгах. Нужно было специальное разрешение, чтобы с ними работать. По моей теме диплома разрешение такое дали, но защита была закрытой, чтобы, не дай Бог, другие студенты не узнали, что там Бердяев или Розанов говорили о Достоевском. Потом была аспирантура Института философии».

А ещё Кравец тогда же, в середине 1980-ых гг. окормлялся у катакомбных «духовных отцов». В этом необычном «амплуа» в самом центре Москвы, на Арбате получил известность некий «отец Андроник». Не поверите, но таковым, с точки зрения Азы Тахо-Годи, являлся её гражданский муж, и в одночасье — «тайный монах» (ой, как трогательно!), популярный советский философ и литературовед Алексей Лосев (1893-1988). Видимо, речь идёт о некоем «катакомбном обновленчестве», ведь именно среди обновленческой церкви (раскола в РПЦ) считалось вполне допустимым женатое монашество. Вот что говорит про него Кравец:

«Вторая моя встреча была с известнейшим мыслителем Алексеем Федоровичем Лосевым (тайным монахом Андроником). Он был другим моим руководителем и наставником — больше духовным, нежели научным. В последние годы его жизни я помогал ему в публикации статей по русской философии. Это человек, который почти никогда не говорил о религии и совершенно никогда не говорил о Церкви, но люди вокруг него чем-то зажигались и воцерковлялись. Он был „катакомбником“ и, видимо, не хотел ставить нас в неудобное положение».

В этих путанных и противоречивых фразах Кравца явно чувствуется некая недосказанность, незаконченность. Ведь благодаря рассекреченным материалам КГБ-ФСБ теперь уже доподлинно известно, что Лосев, как основной идеолог имяславческого движения среди истинно-православного подполья в СССР, был высокопоставленным агентом органов госбезопасности, и только поэтому смог достаточно быстро освободиться из лагеря и ссылки, вернуться в Москву, да ещё и получить от государства престижную квартиру на Старом Арбате — в то время, как большинство его соратников погибло в молодом возрасте на Соловках и на Колыме.

Именно такие «полудиссиденты-полустукачи» являлись притяжением, наподобие магнита, для себе подобных. Возможно, становились даже «духовными отцами», «религиозными наставниками» для наиболее успешных «внедрённых лиц», воспитывали себе «достойную смену» для оперативной разработки всех «подозрительных» или «двурушнических» элементов из их ближайшего круга общения, всячески «натаскивали» своих стажёров, просвещали и обогащали их необходимым опытом и методикой в отдельных, особенно тонких и чувствительных сферах оперативно-агентурной работы.

Следует отметить, что наряду с Кравцом, в ближайшее окружение Лосева до его смерти в 1988 г. входил ещё один подобный полудиссидент-полустукач, позиционирующий себя ныне в качестве «православного писателя», выпускник Литературного института — Сегень Александр Юрьевич, 1959 года рождения. Последний в 1990 году стал подписантом «антиперестроечного» и антидемократического документа — «Письма семидесяти четырёх». В 1990-ых гг. издал ряд романов, в которых популяризировал клерикализм, неоднократно выступал как литературный адвокат патриарха Алексия II. Хотя, уже к началу 2000-ых гг. начал скатываться к прямой апологии коллаборационизма со стороны профашистской Псковской духовной миссии РПЦ в период немецкой оккупации Приладожья.

А в конце 1980-ых гг. близким другом Кравца стал старший от него на 3 года Григорьев Владимир Викторович, уроженец г. Запорожье, журналист и редактор в Агентстве печати «Новости» — АПН (ныне Российское агентство международной информации «РИА Новости»). В 1991 году он покинул информагентство, и создал свою структуру — издательство «Вагриус». Григорьев имел славу в определённом роде «передового либерала-перестроечника»: редактировал мемуары Анатолия Собчака, Эдуарда Шеварднадзе, также был помощником у такого известного «перестроечника», как Евгений Евтушенко, глава основанной в 1990 г. Всесоюзной ассоциации писателей в поддержку перестройки «Апрель».

Не отставал от Григорьева и сам Кравец. В 1988-1992 годах он работал редактором отдела классической литературы в журнале «Литературная учеба» (ранее, в 1985-1988 гг. был там рядовым сотрудником), где выпустил под своей редакцией ряд сочинений русских религиозных философов.

А вот весной 1990 года с Кравцом и его женой Еленой произошла вообще полулегендарная история. Они оба получили приглашение в Германию для долгосрочной научной работы в рамках Губмольдтовской стипендии. Но вдруг Кравец, под влиянием своего духовника — архимандрита Андроника (Трубачёва) из Троице-Сергиевой лавры, решил остаться в России, никуда не ехать. По одной простой причине — Андроник предложил ему основать издательство восстанавливаемого Валаамского Преображенского монастыря, в том же 1990 году. Кравец подчёркивал, что этому способствовала «демократизация российского общества» в 1990-1991 годах, и витавший в стране «дух подлинной религиозной свободы». Но больше всего, наверное, этому поспособствовали найденные Андроником и его другом — архимандритом Феофилактом (Моисеевым), с 2002 г. епископом, частные спонсоры. Что, кстати, не помешало Кравцу зарегистрировать у себя дома по Плетешковскому переулку в Москве частное книжное издательство «Купина», получившее лицензию в апреле 1993 года, но оказавшееся недолговечным, по целому ряду объективных и субъективных причин.

В итоге всех непростых перипетий развития церковного книжного бизнеса в России, на базе издательства московского подворья Валаамского монастыря с 1998 года стала функционировать возглавляемая Кравцом «Православная энциклопедия», выпустившая в 2000 году первый том, но опять же: ориентиром для нового издания стал словарь «Христианство», изданный БРЭ в 1992-1995 гг. под редакцией Сергея Аверинцева. Были у Кравца в начале 2000-ых при издательстве «Православная энциклопедия» и журнал, и телестудия, и интернет-сайт, но к науке и журналистике это никакого отношения не имеет, а скорее к бизнесу — как различные клоны одной и той же бизнес-структуры.

Правда, какое отношение может иметь директор церковного издательства, пускай и достаточно успешного в коммерческом смысле, к светской общероссийской научной энциклопедии — издания академического уровня?

Ведь у него нет солидных научных монографий, нет и докторской степени. Диссертация кандидата философских наук Кравца была защищена на основе творчества священника Павла Флоренского, но имеет компилятивный характер, так как основана преимущественно на наработках родственников Флоренского, которыми те щедро делились с нашим героем. В свете последующих исследований, безусловно, она выглядит устаревшей и дилетантской.

Но в эпоху Ельцина много чего решали не научный авторитет и известность, а всего лишь — нужные связи и знакомства. В случае Кравца — знакомство с Григорьевым, получившим в 1999 г. назначение на должность заместителя министра печати РФ. Фактически, назначения осуществлялись «по звонку». Это частично подтверждает и сам Кравец:

«В мае 2001 г. позвонили из Минпечати: есть решение президента о Большой российской энциклопедии, предлагаем взять этот проект на себя, поскольку ни у кого другого в стране просто нет опыта успешного издания современной энциклопедии».

Неясно, о каком успехе идёт речь — неужели о двух томах «Православной энциклопедии», готовившихся целых 5 лет под руководством Кравца? Такое самолюбование Кравца выглядит очень смешно.

Ведь первый более-менее успешный энциклопедический справочник по церковной тематике под названием «Христианство» выпустила та же БРЭ в 1993-1995 гг. Его основными координаторами стали четверо человек: от БРЭ — член Главного редакционного совета Сергей Аверинцев и глава философско-религиоведческой редакции Юрий Попов, и от РПЦ — свящ. Александр Троицкий и церковный редактор-издатель Евгений Полищук. Именно от справочника «Христианство», от его принципов отталкивалась в своей работе та же «Православная энциклопедия».

Непосредственно изданием словаря по христианству руководил предыдущий директор БРЭ Горкин, который, кстати, в 2000-2001 гг. осуществил первый прибыльный проект под названием «Новая иллюстрированная энциклопедия» (выпущена в 20 томах). Действительно, предшественник Горкина — Панов в 1991-1994 гг. застал самый тяжёлый этап в истории БРЭ, что не от него зависело, так как и сама Россия тогда переживала наиболее сложный в экономическом плане период. Однако всё наладилось, издательская деятельность значительно стабилизировалось при Горкине, хотя и не во всём удалось избежать ошибок: в условиях кризиса 1998 г. продажи упали, произошли небольшие сокращения, чем позже попрекали Горкина, хотя он был, по сути, заложником тогдашней экономической ситуации в стране.

Как-то сомнительно и неубедительно выглядят аргументы Григорьева на эту тему, призванные очернить Горкина, и возвеличить Кравца. А ведь Григорьев подобного рода аргументы всячески навязывал сотрудникам БРЭ, чтобы усадить в тёплое кресло своего фаворита Кравца. Давление на коллектив БРЭ со стороны Минпечати в лице Григорьева в то время было беспрецедентным, и имело, надо сказать, большой успех.

Именно с его помощью Кравец сначала выбил у Кремля в 1999 году субсидии для «Православной энциклопедии», в 2001 г. стал директором БРЭ, а далее уже активно начал реализовывать свою кадровую политику, по сути — политику самодурства, сформировал целый клан своих ставленников и «прихлебателей».

Как можно побыстрее развалить устоявшийся, дружный и сплочённый коллектив, которым являлась БРЭ до прихода Кравца? Да очень просто, достаточно создать какие-то благородные поводы, желательно с идеологической подоплёкой — можно, например, притвориться эдаким великим «либералом-перестроечником», «европейцем-реформатором». Вот, мол, коллектив энциклопедии засорен «компартийными кадрами», людьми с «советским мышлением», «старой доперестроечной психологией». Поэтому необходимо осуществлять «омоложение», обновление кадров БРЭ, добавление «свежих молодых сил», и модернизацию самого процесса подготовки энциклопедических изданий, опираясь на «передовые европейские технологии», как образцы для подражания. При этом — непременно ссылаясь на неписанные (и возможно даже — несуществующие) директивы правительства, что, дескать, это не личные прихоти Кравца, а это он «внемлет голосу свыше».

Сказано — сделано, и в первые же годы правления Кравца из БРЭ были выжиты те, кому исполнилось 50-60 лет. Среди них были достаточно опытные и талантливые сотрудники: заместитель главного редактора Бородулин Владимир Иосифович (1932 г. р.), заведующая отделом перепечатки рукописей Мальцина Лилия Ароновна (1932 г. р.), заведующая производственным отделом Ветрова Инна Анатольевна (1931 г. р.), глава корректорского отдела Католикова Нина Михайловна (1930 г. р.) и её заместитель Лихачёва Светлана Фёдоровна (1947 г. р.), глава литературно-контрольной редакции Замани Галина Ивановна (1935 г. р.), заведующая контрольно-диспетчерской службой Шуршакова Галина Степановна (1942 г. р.), заведующая отделом считки и изготовления оригинала Шевердинская Надежда Владимировна (1944 г. р.), главный художник Шканов Леонид Фёдорович (1927 г. р.), а также руководители «экономических подразделений» издательства: заместитель директора БРЭ по коммерческим вопросам и материально-техническому обеспечению Заведецкий Юрий Иванович (1947 г. р.), глава отдела коммерческих поставок и операций Ратьковская Татьяна Васильевна (1948 г. р.), и глава отдела книжной торговли, рекламы и маркетинга Таршис Ирина Борисовна (1955 г. р.), хотя последней вроде бы и далеко было до пенсионного возраста.

Были уволены также ведущие сотрудники редакций БРЭ по гуманитарным наукам: глава редакции истории Карев Владислав Михайлович (1941 г. р.), его заместитель Янин Валентин Лаврентьевич (1929 г. р., координировал «дочерний» проект БРЭ — энциклопедию «Отечественная история»), заместитель главы литературно-филологической редакции БРЭ Ганиева Тамара Андреевна (1933 г. р.), заведующая группой языкознания литературно-филологической редакции БРЭ Сазонова Инна Кузьминична (1930 г. р.), сотрудники той же редакции Розин Николай Пантелеймонович (1929 г. р.), и Щемелева Людмила Макаровна (1942 г. р.).

Правда, не все пенсионеры были уволены, для отдельных представителей «старой гвардии», проявившись личную лояльность Кравцу, со стороны последнего были сделаны исключения. Так, уже упомянутая Инна Сазонова 24 октября 2002 года получила назначение на должность главы Первичной профсоюзной организации БРЭ. Бывшая заведующая группой книговедения Малкина Светлана Ивановна (1937 г. р.) возглавила управление маркетинговых коммуникаций БРЭ, хотя была, по сути, подставной фигурой. Заместителем главы редакции транскрипции БРЭ стала Эпиташвили Манана Сергеевна (1951 г. р.), позже переведённая Кравцом в «Православную энциклопедию». В виде исключения, после устранения из БРЭ талантливого экономиста Натальи Шаповаловой, осталась работать и даже пошла на повышение — стала главой редакции экономики Книна Людмила Алексеевна (1950 г. р.), но вскоре, не выдержав хамства и интриганства со стороны Кравца и его заместителей, она скончалась от инфаркта в 2005 г.

Но наиболее угодили Кравцу двое бывших сотрудников «Советской энциклопедии», продолживших работу в БРЭ: достигший должности шеф-редактора при Горкине кандидат химических наук Шолле Владимир Давыдович (1940 г. р.) и глава отдела популярных энциклопедий Петровская Лидия Ивановна (1945 г. р.), тоже химик, начинавшая в геологической редакции БРЭ (упразднённой в 1990-ых гг.). Их Кравец назначил заместителями главного редактора, то есть себя. Угодил Кравцу и основной организатор интриг и козней против его предшественника Горкина, заместитель директора БРЭ по производству и глава производственного отдела Артёмов Николай Сергеевич (1949 г. р.), получивший «с барского плеча» должность не много, не мало — генерального директора.

Все эти представители старшего поколения, по сути, были подставными фигурами, мало что решали, мало чем управляли, а реальными руководителями БРЭ в 2001 г. стали Кравец и его могущественный куратор, и покровитель из Минпечати, продюсер и «реформатор-перестроечник» Григорьев. В целом же, Григорьев — это «непотопляемый» чиновник, вот уже и его главный покровитель Михаил Лесин, бывший глава Минпечати, погиб в 2015 г. в одном из отелей Вашингтона от перелома шеи при загадочных обстоятельствах; но Григорьев, его «выкормыш», с 1999 года непрерывно сохраняет за собой должность заместителя руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ (до 2008 г. Минпечати). Пока Григорьев — на плаву, до тех пор и у Кравца, как можно предполагать, «всё схвачено», как в БРЭ, так и в «Православной энциклопедии». Но это — до поры, до времени…

Кравец, кстати, тасовал административные должности в БРЭ, как карты в колоде: себя переименовывал с директора и главного редактора в «ответственного редактора», «ответственного секретаря», и так далее. Однако суть его статуса от этого не менялась. Ведь при этом внутренний устав БРЭ Кравец переоформил таким образом, чтобы именно ему, «редактору-секретарю», принадлежала вся реальная власть над коллективом и финансами.

Расчистив дорогу «молодым кадрам», Кравец принялся активно внедрять туда своих людей из «Православной энциклопедии». Не кандидатов или докторов наук, не академиков, а обычных выпускников, закончивших с гуманитарными специальностями Российский православный университет Иоанна Богослова, или Тихоновский богословский институт — церковно-коммерческие конторы, где уровень знаний всегда был гораздо слабее, нежели в государственных вузах.

Но какой же «непотопляемой» аргументацией всё это сопровождалось! Вот, мол, в БРЭ всегда преобладали сотрудники со средним возрастом 50-60 лет, это была «совковая традиция», и поэтому теперь коллектив надо «омолаживать», ведь это неоправданно, в то время как в «Православной энциклопедии» средний возраст составлял 30 лет, и вот с неё, дескать, надо брать пример…

Что, если под такими же «благородными предлогами», несмотря на недавнее повышение Путиным пенсионного возраста, устроить в наше время подобную кадровую чистку в нынешнем, «кравцовском» коллективе БРЭ?

Ведь под определение стариков подходит уже и сам 58-летний Кравец, и его 57-летняя заместительница по финансам Елена Братухина, и его 75-летняя заместительница по естественно-научным редакциям Лидия Петровская. Кто знает, может, и с ними кто-то вскоре так же радикально и бескомпромиссно поступит, вежливо расстанется под благовидным предлогом «оптимизации коллектива», «инновационных преобразований» и необходимости «модернизации энциклопедической корпорации», как это делал и сам Кравец в 2001-2002 годах.

Ведь в жизни всё всегда возвращается бумерангом.

Хотя, не стоит быть слишком категорическими в отношении Кравца, вряд ли его столь быстро будут «списывать в утиль».

Ведь, наряду с общероссийским клоном «Википедии», планируется также запустить ряд региональных энциклопедий для субъектов РФ — тоже в рамках борьбы с инсинуациями со стороны Википедии. Ну и кто же тогда, если только не Кравец, сможет с инсайдерским знанием всех национальных особенностей создать региональную энциклопедию Еврейской автономной области? Да ещё, в придачу ко всему, с «высокодуховным и православно-патриотическим подходом»? В этом смысле он действительно будет незаменимым специалистом.

Юлиан Худый, обозреватель