Как новый иск Нидерландов против России меняет акценты в деле МН17

17.07.2020 0 Редакция NS.Writer

Обвинение будет предъявлено не только непосредственным исполнителям, но и заказчикам преступления, сидящим в Кремле, а также всему населению России, поддерживающему их у власти.

| Newssky.com.ua

Как пишет Сергей Ильченко для «ДС», Министерство юстиции Нидерландов сообщило на брифинге для СМИ подробности иска против России, поданного от имени Нидерландов в ЕСПЧ в связи с уничтожением лайнера, выполнявшего рейс МН17, и призвало другие страны, чьи граждане погибли на борту сбитого российским «Буком» самолета, поддержать этот шаг, присоединившись к иску в качестве третьих лиц. Это может быть сделано в течение 12 недель после официальной передачи иска в ЕСПЧ.

Что было сделано до подачи иска в ЕСПЧ

Напомню, что самолет Boeing 777 Малайзийских авиалиний, следовавший рейсом МН17 из Амстердама в Куала-Лумпур, был сбит 17 июля 2014 г. в районе г. Тореза Донецкой области. Все 298 человек, находившиеся на его борту, погибли. Для расследования обстоятельств катастрофы была создана Международная следственная группа (JIT), в которую вошли представители пяти стран: Малайзии, Нидерландов, Бельгии, Австралии и Украины. Россия от участия в совместном расследовании отказалась.

Осенью 2017 года JIT представила выводы, согласно которым Boeing был сбит ракетой «земля-воздух» из установки «Бук», стрелявшей из района донбасского города Снежное, находившегося в тот момент под контролем сепаратистов. Была установлена и принадлежность «Бука» — его, вместе с подготовленным экипажем, позаимствовали в 53-й зенитно-ракетной бригаде, дислоцированной в Курске. Естественно, что сделано это было с ведома российской стороны, притом, добро на такую щедрость могло быть дано только на самом высоком уровне.

Всего расследование установило около 100 лиц, имевших отношение к уничтожению МН17. Но процесс над всеми, кто был причастен к гибели рейса, не имел перспектив — он утонул бы в бесчисленных процедурных деталях и юридической казуистике.

Встал вопрос о том, кого можно привлечь к суду как «непосредственных исполнителей». Экипаж «Бука», хотя и подходил для этой роли формально, был отвергнут по самому смыслу процесса. Такой подход увел бы в тень организаторов, сведя причины гибели МН17 к ошибке, вызванной человеческим фактором, и дав Кремлю возможность обелить себя. Все же предшествующие звенья длинной цепочки лиц, принимавших решение об использовании «Бука», несмотря на преступность их действий, все-таки не нажимали кнопку пуска ракеты, и не занимались сопровождением цели.

В конечном итоге «непосредственными исполнителями» были признаны те, кто принимал решение о постановке полученного из России «Бука» на боевое дежурство. Летом 2019 г. JIT сообщила имена четырех подозреваемых.

Первоначально суд намеревались провести в режиме Международного трибунала, но этот шаг был заблокирован Россией при помощи вето в Совбезе ООН. Тогда страны, чьи следственные органы сотрудничали в JIT, приняли решение рассматривать дело в суде Нидерландов. Судебный процесс стартовал 9 марта.

Все четверо обвиняемых — Игорь Гиркин, Сергей Дубинский, Олег Пулатов и Леонид Харченко — спрятались в России и на оккупированной части Донбасса. Пулатов, единственный из четырех, прислал на процесс своих адвокатов, двух местных и одного российского, Елену Кутьину. Остальные просто заявили о том, что не признают над собой юрисдикции суда Нидерландов.

Заочный характер суда, без каких-либо перспектив усадить обвиняемых на скамью подсудимых, тем более — исполнить вынесенный приговор, каким бы справедливым он ни был, дискредитировал саму идею справедливого возмездия, осуществленного в отношении виновных в гибели МН17. Конечно, есть прецедент дела Локерби, когда подозреваемых выдали и судили 11 лет спустя, но такой поворот событий в сложившихся обстоятельствах представлялся маловероятным.

Что новый иск изменяет принципиально?

Он меняет сам подход к делу о гибели лайнера. Речь идет об иске, выдвинутом уже не в отношении конкретных лиц, а против России как государства, целиком. Нидерланды обвинили Российскую Федерацию в нарушении трех статей Европейской конвенции по правам человека: 2-й, 3-й и 13-й.

Статья 2 определяет, что право каждого лица на жизнь охраняется законом. Статья 3 — что никто не должен подвергаться пыткам, а также бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию. Статья 13 указывает, что каждый, чьи права и свободы, признанные в Конвенции, нарушены, имеет право на правовую защиту, даже если нарушение его прав совершено официальными лицами. Эта статья появилась в деле в связи с де-факто отказом России от помощи следствию по делу МН17.

Признание же России виновной по делу, еще раз подчеркну, России в целом, а не четверки подонков в бегах — и даже сам факт открытия дела по МН17 против России в целом, открывает широкие возможности, во-первых, для ее санкционирования в связи с отказом выдать этих подонков, а, во-вторых — как спонсора терроризма, выдавшего «Бук» донбасским сепаратистам. Здесь все развивается очень удачно: буквально за четыре дня до брифинга в Нидерландах конгрессмен-демократ Макс Роуз внес на рассмотрение Палаты представителей законопроект о поддержке решения госсекретаря о признании России страной-спонсором терроризма, если такое решение будет им принято. Для его принятия Госдепартамент должен решить, считать ли поддерживаемые Москвой донбасские сепаратистские формирования террористическими организациями.
Возможные последствия, в большом мире и на галерке.

Статус «спонсора терроризма» открывает самые широкие возможности для конструктивного и продуктивного диалога с Москвой. Помимо основного пакета санкций в отношении страны, признанной таким спонсором, простым решением администрации президента США могут оперативно вводиться и дополнительные, включая ограничения или запреты на продажу оружия, а также товаров и технологий двойного назначения, отказ в экономической помощи или ее прекращение и лишение представителей этой страны дипломатического иммунитета.

В апреле 2018 года сенатор-республиканец Кори Гарднер уже требовал от Госдепартамента США внести Россию в список спонсоров терроризма в связи с делом Скрипалей, но тогда все как-то не срослось. А вот сейчас может и срастись, притом, независимо от того, кто победит на выборах в США в ноябре.

В настоящее время в списке спонсоров терроризма осталось всего три страны: Иран, Судан и Сирия. Определенно, без России этот список выглядит куцым, неполным, и, прямо скажем, предвзятым.

Что же касается силы воздействия этих мер на Россию, то они обещают быть вполне эффективными. Конечно, Иран живет в таком режиме аж с 1984 года, но его аятолл поддерживает вера в Аллаха. А российская верхушка не верит ни во что, кроме денег. Ей не нужен посмертный рай, она желает быть частью западного мира здесь и сейчас. В принципе, она и стала уже его частью, выведя свои активы, недвижимость и семьи за рубеж и обзаведясь гражданством западных стран. И вот сейчас всей этой хорошо налаженной системе может прийти конец. Кусочки пазла, включая и суды по делу МН17 и дело Скрипалей и активность конгрессменов, и авантюры Вагнера и агрессию против Украины сложатся, наконец, в единое целое.

Нет, никто не станет грубо вышибать российских олигархов и их семьи из западных особняков, лишать гражданства и преследовать уголовно. То есть, все это возможно, но только для самых непонятливых. Понятливым будет предложен компромисс: желаете оставаться на Западе — платите и обрящете. Иными словами, их накладные расходы на обслуживание своей красивой жизни вырастут в разы. Между тем, цены на нефть&газ, за счет продажи которых они, в основном, и живут, резко пошли вниз, и этот процесс явно будет продолжаться.

Что касается самой России, то в связи с неумением ее обитателей произвести что-либо кроме сырья, то есть, собрать в трубу, изготовленную на западном оборудовании то, что еще кое-как прет из земли, она абсолютно зависима от импорта. Конечно, санкции только на пользу уже успели стать в России торговой маркой, но вот продукции, производимой под ней, что-то не видно. Импортозависимость России сегодня едва ли не выше, чем у беднейших стран Африки.

Одним словом, события вокруг дела МН17, а также их прямые и косвенные следствия обещают быть очень и очень интересными, с очень интересным эхом в России, «которойтамнебыло». Правда, это случится не завтра, эти процессы довольно инерционны. Но года через два-три-четыре мы, я полагаю, просто не узнаем Россию, которая будет расцветать под существенно расширенными санкциями (санкции, как мы помним, ей только на пользу).

Москва тоже видит эти перспективы, и оглядывается в поисках выхода. Самый очевидный из них — дистанцирование от России ее теневых элит, а публичных персон, неизбежно подпадающих под санкции, — от денег. Эта схема по уводу денег и связей в тень хорошо отработана в России и неплохо работает, но повышенное внимание к ней со стороны США усложнит ее и вызовет рост затрат, и без того немалых.

Сама же Россия с ее полукрепостным населением должна быть при этом подвергнута северокореизации — то есть, изолирована от остального мира и помещена в отдельное информационное пространство, где она всегда, везде и всех побеждает, процесс МН17 давно и с блеском ею выигран, а злодеи-правосеки сбившие лайнер, объявлены в розыск и уже найдены где-то в Саранске, где они прятались от правосудия. Запад вымирает голодает и дичает, толпы гомонегров бесчинствуют на улицах американских и европейских городов — а вот российские космонавты в очередной раз слетали на Солнце.

Примерно такое информационное пространство и создается в России в настоящее время — вот, к примеру, что пишет о деле МН-17 сайт «Царьград» — внутри первой ссылки есть ссылки и на другие материалы по этой теме, совместно рисующие картину полного российского торжества.

Впрочем, можно и просто не признавать суды, гордо сидя в изоляции. Эту роль непреклонного непризнания тоже отведут простым россиянам, а верхушка, как уже сказано, будет решать свои проблемы в исключительном и частном порядке. МИД России уже сделал заявление относительно обращения Нидерландов в ЕСПЧ — мол, шаг этот чисто политический, а катастрофа произошла «над территорией, в отношении которой Россия не осуществляет юрисдикцию в соответствии с Европейской конвенцией о защите прав человека». На фоне того, что СК РФ как на конвейере штампует дела против защитников территориальной целостности Украины от российской агрессии на Донбассе и в Крыму, это выглядит странно. Но не более странно, чем вся российская дипломатия в целом. Очевидно, что на «отсутствии юрисдикции России» и будет построена вся стратегия российской защиты, даром что она противоречит практике уголовного преследования сомневающихся в наличии такой юрисдикции над оккупированным украинским полуостровом.

Таким образом, несмотря на санкции и статус страны-спонсора терроризма, простые россияне все равно будут счастливы, беззаботны и горды своей страной. Все заботы лягут исключительно на плечи Путина и прочих гребцов на шустрой российской галерке, немного рассыхающейся, но все еще бодрой.