КОАЛИЦИИ. ВЫБОРЫ. ТОЛЬКО ЦИФРЫ

коалиция

Конфетно-букетный период

Провоцирование паники, шантаж собственной отставкой (?!) и некими неминуемо драматическими досрочными выборами — со стороны ряда представителей политического класса выглядит более чем неэтично. Никаких оснований для дестабилизации в стране в силу отставки действующего кабинета, реконфигурации коалиции большинства или перевыборов нет и в помине.

Об этом свидетельствует как парламентская, так и социологическая арифметика.

Для начала посмотрим на действующий созыв Верховной Рады:

Фракции входящие в действующую коалицию большинства:

(БПП) Блок Петра Порошенко — 136 депутатов
(НФ) Народный Фронт — 81 депутат
(СЧ) Самопоміч — 26 депутатов
(Б) Батьківщина — 19 депутатов
Всего: 262 депутата

Фракции вышедшие из коалиции большинства:
(РП) Радикальная партия — 21 депутат

Фракции не входящие в состав коалиции "Европейская Украина
«
(ПВ) Группа „Партия Возрождение“ — 23 депутата
(ВН) Группа „Воля народа“ — 20 депутатов

Фракции меньшинства:
(ОБ)»Оппозиционный блок" — 43 депутата.

Внефракционные: 53 депутата

Но из них относительно честных «самовыдвиженцев» всего 21, причем патриотов, обычных лоббистов и реакционеров примерно одинаковая пропорция.

Итак, выдвигались от, состояли или состоят в партиях:
БПП 11
СЧ 7
Свобода 6
Единый центр: 3
НФ 2
Воля 1 (Деревянко)
ПС (1 Ярош)
Морская партия (1 Кивалов)

Пока все понятно?

Теперь обратим внимание на текст абзаца 6 статьи 83 Конституции
Украины: «У Верховній Раді України за результатами виборів і на
основі узгодження політичних позицій формується коаліція
депутатських фракцій, до складу якої входить більшість народних
депутатів України від конституційного складу Верховної Ради
України.»

Таким образом, в формировании коалиции большинства кроме «фракций
политических партий» могут принимать участие фракции ПВ, ВН и, в
случае своего вхождения в состав той или иной фракции — ныне
внефракционные депутаты.

Вариант «0», или «невозможный»: формирование в этом парламенте не
то что большинства, но даже «конституционного меньшинства» (151
голос, не позволяющий вносить изменения в Конституцию)
«Оппозиционным блоком» вместе с максимальным представимым
количеством коньюнктурщиков, лоббистов, «феодалов» и искусно
маскирующихся врагов. Предел — 117. Это ясно?

Идем дальше:

1. Если в результате вотума недоверия к правительству из коалиции
выходит НФ, оставшиеся участники (181) могут заменить его группами
ПВ и ВН, и без того прагматично сотрудничающими и имеющими свои
неофициальные квоты в исполнительной власти, хотя там и хватает
одиозных лиц (+43). Остаются два мандата. Как показано выше среди
внефракционных есть существенные резервы. А с радикалами (которые в
этот кабинет продвинули незаметного технократа Ващевского,
деятельности которого на вице-премьерской должности никто и не
заметил) коалиция из четырех партий и двух групп получит
большинство в 245 голосов.

2. Если из коалиции выходит БПП, тогда НФ (81) может сформировать
коалицию без БПП и ОБ только при условии, что а) сумеет уговорить
СЧ (26), РП (21), Б (19), ВН (20), ПВ (23), а б) как минимум 36
внефракционных депутатов войдут в состав фракций. Есть 226 и более
мандатов. Опять четыре партии, две группы, но фактор нестабильности
договоренностей сильно вырастает.

3. Можно ли сформировать большинство без БПП, НФ и ОБ? Нет, потому
что на троих у них 260 мест.

4. Из коалиции выходят СЧ и Б. В большинстве остается 217
депутатов. Тогда БПП и НФ могут пригласить в
парламентско-правительственную коалицию любую из фракций (кроме
нерукопожатного ОБ), а то мелких групп путем их интеграции в состав одной из двух фракций, и получить управляемое большинство на троих.

Теперь внимание. Если политические лидеры большинства не контролируют свои фракции — то это не просто вопрос к ним, а необходимость быстро распускать Раду безо всяких сантиментов. Отсутствие партийной дисциплины — это не милые шутки, а подрыв конституционного строя, процедурной и законодательной функции парламента.

Далее. Представим себе, что правительство получило вотум недоверия и ни один из трех вышеуказанных вариантов не сработал на протяжении 60 (!) дней, отведенных статьей 90-ой после отставки Кабинета. Итак во второй половине апреля (хотя невыразительное «имеет право досрочно прекратить полномочия» вносит некоторые сомнения и создает возможности) на июнь, месяц роз, назначаются досрочные выборы (правда, выглядит несколько сказочно — вроде бы не было у нас в июне выборов раньше?). Каким же может быть их результат?

Берем свежее исследование группы «Рейтинг» — оснований не доверять ее компетентности нет. Предварительно скажем, что если избирательная система останется та же самая, практически все нынешние мажоритарщики переизберутся. Это как минимум 194 человека (в частности, вакантны округа покойного Еремеева и избранного мэром Днепропетровска Филатова). В этом отношении избиратель всегда консервативен — да они и не успели надоесть.

Так что речь идет о пропорциональной части сессионного зала — 225 мандатах.

Что же показывают опросы? Берем только определившихся — всех прочих все равно разбирает распределение. Берем партии, которые на данный момент точно проходят, потому что гадать о шансах других переползти барьер смысла мало.

И что мы видим:

Партии, которые входят в нынешнюю коалицию: БПП (16,3%), СЧ (13,5%), Б (12,9%) набирают 42,7%.

«Приз» — голоса партий не проходящих барьер составляет на данный момент 23,8%. соответственно 10% распределяются среди трех вышеуказанных партий — yoo-hoo — 53% — или 123 из 225 списочных мест.

Еще 20% на текущий момент получают условные радикалы. Свобода (8,3%), Радикальная партия (6,5%) и УКРОП (5,2%). Вместе — 20%, 50 мест, а с призом 64 места.

Унылый «Оппозиционный блок» получает 31 место, с «призом» аж 38. Плюс 16 мажоритарщиков от ОБ — 54 мандата, и это если им вообще не будут заниматься как правоохранители, так и штабы политических конкурентов, не так ли? Так что ОБ продолжит сидеть в своей резервации.

Конечно, всегда есть нюансы — явка, датировка выборов, эффект «ударных» рекламных кампаний, смена лидеров и так далее. Так, потенциальный Блок Саакашвили по 1-1,5% может отобрать у всех партий кроме ОБ, уйдут к нему и все возможные голоса НФ. Но общий результат «партий коалиции и БС» — 49,3%, а значит около двух третей от мест по спискам. И что? Где зрада?

В Украине сформировалось устойчивое среднесрочное большинство избирателей, которое не намерено допустить к власти реакцию, контрреволюцию или слишком «замазанных» лоббистов.

А без мажоритарных округов, в 80% случаев — специально организованных для этих «феогангстеров» — вообще была бы сказка.

Поэтому опасность досрочных выборов преувеличивают политики, которые просто боятся утратить свой статус и которым за год (а некоторым и за два) нечего сказать избирателю.

Как показано выше, нет никакой катастрофы и в переформатировании коалиции и кабинета — все это обычное дело для парламентских демократий.

Лично автор выступает за техническое правительство с декретными полномочиями и лаконичной программой сроком на десять месяцев — все детально расписано здесь .

А украинская демократическая система — работает, и между прочим, не первый десяток лет, поэтому неэтично считать избирателей недалекими чудаками, к которым нечего и прислушиваться.

Максим Михайленко

Поширити / Поделиться:

В тему:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

UkrNET - поисково-информационный ресурс