Евгений Юрьев: России некуда падать, а слабость государства в Украине – это не проблема, а возможность

20.05.2020 0 Редакция NS.Writer

| Newssky.com.ua

Евгений Юрьев


Куда выйдет мир из кризиса, а также каждый из нас по отдельности? Как выглядит новая цифровая экономика? Что там за грозовым горизонтом? Можно ли избежать попадания в цифровой концлагерь и кто на это способен? Кто и как заменит государства, старые международные структуры, ТНК — выступившие в последний крестовый поход против человека и его свобод, всесильны ли они? Какие шансы у Украины и России? Где в мире формируются кластеры информационной эпохи? Как создавать новые колонии в цифровых облаках — под ключ.

Об этом и многом другом — в беседе Newssky с известным предпринимателем и публицистом, а также, как он себя называет, проектировщиком Евгением Юрьевым.

Основная дискуссия здесь.

Вы весьма критически относитесь к нынешнему российскому режиму. Однако, его не раз хоронили с середины десятых годов. Что-нибудь меняется в его устойчивости, или, возможно, он просто оптимален для населения РФ, явно нетяготеющего ни к буржуазной демократии, ни к формам социализма или правого либертарианства?

| Newssky.com.ua

Это, по сути, риторический вопрос, который содержит ответ, в целом совпадающий с моим. Конечно, режим России фактически неуничтожим, потому что он, во-первых, да, сущностно совпадает с самой Россией, во-вторых, уже сейчас предельно энтропийный, ему уже некуда падать, он и так уже предельно разложился, до грязи, а возиться в грязи можно бесконечно, это тоже математика.

К этому добавляется то, что население России в массе действительно уникально, по ряду социально-исторических причин, и максимально годится для лепки любых големов из грязи, оно уничтожено, морально и физически, и все рассказы про русские бунты, это мифо-исторические былины, которые рассказывают друг другу терпилы, я имею в виду терпил либерального или националистического толка, потому что ватным терпилам вообще все нормально, и, допустим, исчезновения Путина он даже не заметят, а тут же вылепят из грязи нового Путина.

Объективно Россия вообще не субъектна, в «Модели для сборки» в 2015 году я формулировал, что это классический объект, территория длящейся технологической гуманитарной, и уже антропологической катастрофы, как некоторые регионы Африки, или Украины, например. Она может быть только объектом комплексной ревитализации, предваряемой санацией. При этом эта территория предельно токсична и опасна, и опасны надежды на случай, и эволюцию, это алхимические надежды. Поэтому говорить о «критическом отношении» к России это все равно как говорить о критическом отношении к зомби под окном.

В этом ответе я позволил себе как бы некоторую эмоциональность. Но на самом деле это просто ответ по сути, ответ подлинного эксперта по России, только те, кто много лет живут в России, поймут, насколько это точно, и будут молча кивать головой, полностью эта истина украинцам недоступна, несмотря на все беды от России.

Другое дело, что на фоне глобальных трендов, о которых я говорю выше, тема сегодняшней России уже неактуальна, а завтра она, так или иначе станет просто частью глобальной экосистемы контроля. Понятно, что для Украины сейчас, в моменте, это постоянная прямая военная угроза, и жертвы, и угроза затягивания в российскую, самую неприятную модификацию глобальной экосистемы, но это уже проблема Украины, у меня есть единственная рекомендация для нее, в следующем ответе, не реагировать, как амеба, а действовать с глобальным опережением и масштабом.

С Вашей точки зрения, зигзагообразная линия политической и экономической истории Украины — это естественный ход вещей, эффекты внешнего влияния или отсутствие реального запроса на модернизацию?

| Newssky.com.ua

Как я показал выше, для меня все актуальные противоречия и тренды лежат уже вне Украины, или, допустим, России, и вообще вне дискурса сегодняшних, то есть вчерашних тем. В Украине «бурлит жизнь», но все это классическая фиктивно-демонстративная деятельность, которая точно не спасёт Украину. И никогда ничем продуктивным не закончится, причем даже для ее кажущихся выгодоприобретателей, которые хотят схватить свой кусок на короткой дистанции. Собака хватает кусок на железнодорожных путях, в следующий момент ее сбивает поезд, и собака и кусок грустно лежат на обочине, ведь поезду ни собака ни кусок не нужны, вот это да.

То есть причины «зигзагов» вообще не имеют уже значения, зачем разбирать причины и детали того, что скоро совсем исчезнет и будет сметено и заменено новым глобальным трендом .

Я намеренно формулирую дискомфортно, лучше вызвать раздражение, чем поверхностное согласие, шансов на последующее понимание больше.

Так вот, Украина не стала, и уже не станет «классическим» государством, это, действительно, Failed state, но это действительно очень здорово и актуально, это шанс, все еще шанс стать чем-то бОльшим.

И Украина в принципе не может реализовать западный проект, в силу неумолимых, но уже неактуальных причин, в том числе построить «классическую» рыночную экономику«, социальное государство, систему демократии, и тому подобное. Главное, сам этот проект уже закончился и уже рухнул под напором нового глобального тренда и нового технологического уклада, о котором я говорю выше, страны в западной доцифровой франшизе просто доживают этот цикл, просто потому, что они когда-то успели, смогли эту франшизу построить.

И теперь Украина может находиться в следующих сценариях:

1. Постепенно сползать или растворяться либо в «западной» экосистеме контроля, либо в экосистеме «русского мира». Нельзя даже сказать, хорошо это или плохо, и даже, что лучше, западная экосистема или «русская», ведь это будет только наша оценка, а у населения она может быть другая. При этом может продолжаться имитация поиска собственного пути, или построения линейного будущего по вчерашним западным моделям, и, как мы видим, весь этот передовой менеджмент сопровождается «оптимизацией», то есть разграблением ресурсов, уничтожением экологии и территорий, депривацией населения. По сути, вопрос только в том, с чем и на каких условиях Украина сольется с одной из франшиз, с остатком каких собственных ресурсов, территорий, политической субъектности, авторитета и так далее.

2. Находиться какое-то время в «серой зоне», как другие Failed state. Потому что по большому счету никому срочно эти объекты не нужны, они лежат и разлагаются. По сути это разновидность первого сценария.

3. Попытаться на базе остатков политической субъектности, территорий, активных политических групп манифестировать и основать лидерский проект 21 века, предложить себя в качестве сервисного, ситуативного государства для нового массового класса планеты, прекариев и постпрекариев, инструментом для их жизни и бизнеса, стать МЕТАгосударством.

Поэтому в 2015 году я и предлагал не тупить и не хватать куски, а забежать вперед на 15 лет, понять реальное будущее, и там строить конкурентную, адекватную будущему модель.И пока это модель будет строиться, это будущее как раз наступит, и модель будет в самый раз.

Но долгое время, после попытки в 2015 году, я вообще не рассматривал Украину как возможного участника списка претендентов на роль сервисного государства, симбионта универсальной транзакционной системы.

Но, в конце концов, Украина в любой своей спортивной форме, самой плохой, ничем не хуже какого-нибудь островного государства, главный стартовый ресурс — это наличие статуса субъекта международных отношений, «государственная печать», и наличие политической группы, готовой сыграть в эту авантюру, получить печать и сделать Украину международным трикстером, а затем лидером.

Неплохо также иметь в своей юрисдикции экологически нетронутую территорию, для презентации одной из пилотных локаций децентрализованного проживания нового типа, хотя это необязательно, первоначально я вообще не рассматривал собственную территорию как обязательный ресурс для сервисного государства,

Украина стала в этом плане интересна в плане ожидаемого послеэпидемического запроса на масштабные децентрализованные локации для мобильного класса, у Украины такие территории ПОКА есть, но в принципе локаций в мире ведь полно, я в начале сказал, что мы их исследуем, это обязательный принцип моей схемы, локаций должно быть МНОГО, обязательно в разных местах, на разных материках, в разных природных зонах.

Понятно, что на роль сервисных государств начинают сейчас претендовать гораздо более статусные субъекты международных отношений, вроде Швейцарии, это становится модной идеей, но именно поэтому они не смогут предложить по настоящему новой формы, потому что для этого надо стать штрейкбрехером, настоящим предателем старой системы, выйти из картеля государств, и стать оппонентом новых экосистем. Это практически невозможно.

Это смогут сделать только те, кому нечего терять.

Да, по моей, рейдерской, схеме для последующего масштабирования на старте достаточно «печати», «контора» может быть с любыми долгами и косяками. И вот, я не занимаюсь агитацией украинских активистов, а жду, когда понимание этого шанса созреет, и меня попросят объяснить: как? Но разговоры на эту тему идут, и вот мне начинают рассказывать, что у Украины огромные проблемы, она исчезает, она банкрот, у нее пассивное или реакционное, архаичное население, могучие враги, Россия, олигархи, Сорос…

И я говорю: ЭТО. НЕ. ИМЕЕТ. ЗНАЧЕНИЯ.

И объясняю на примере бизнеса: для больших проектов вообще не имеют значения стартовые проблемы, стартовая позиция. Она может быть очень слабой, имеет значение ИДЕЯ, хитрость, схема, ноу-хау масштабирования и монетизации. Если она удачная, точная, масштабная, то ее реализация быстро закрывает все проблемы и убытки предыдущего периода, и убирает врагов. И имеет значение проработанный проект.

Часто большие проекты начинаются либо с нуля, либо вообще с огромного минуса, отчаяние — хорошая точка опоры для отчаянного прыжка. Так начинался, например, Сингапур в 20 веке, и отстраивался, масштабировался шаг за шагом.

Мой хитрый ход — создание МЕТА-экосистемы, это позволяет выскочить над традиционными государствами и субглобальными экосистемами, и затянуть все, что в них не умещается или бежит из них.

Население, его готовность, запрос на модернизацию… Население это вообще не партнер по умолчанию, это миноритарные акционеры, объект заботы, ответственности, если идея удачная, она накормит всех, хорошо, если население помогает со старта, но это не обязательный ресурс.

Ни одна послемайданная идея политиков не накормила людей, не только потому, что была цель накормить только себя, но и потому, что не было ни одной реальной идеи, и профессионального проекта, дающего ракетный взлет, а были реалистичные, убогие, приземленные, нереальные в итоге идеи, штампы вчерашнего дня, или идеи, как ограбить людей, а не накормить. И сегодня они такие, пусть и отдизайненные, в прогрессивной оболочке. Поддержит ли население по-настоящему футуристичную идею, когда это потребуется? Думаю, да, если продвигать ее постепенно, если к ней будет приложен сверхубедительный проект, и показано, где в нем появляются деньги, а не просто сказано, что это блаблабламодернизация, и будут обеспечены преференции и гарантии автохтонов метагосударства, а они могут и должны быть заложены.

Вообще, если честно, увлечь, это вопрос техники для профессионалов, увлечь. как мы видим, можно кинообразом, улыбкой, это гораздо проще, чем придумать, как заработать для всех, главное, не обмануть, а сделать.

Если начинать (для меня — продолжать) сейчас, то через два избирательных цикла президент Украины, той, какой она тогда будет, может, совсем маленькой, сможет победить с проектом именно глобального метагосударства, с поддержкой мощнейшего международного консорциума альтернативных игроков, и с презентацией уже реализованного демопроекта, это уже мой вопрос, собрать таких игроков и сделать такой проект. В любом случае, утверждаю, что через восемь-десять лет концепция метагосударства будет очень конкурентна, и за этот статус будут бороться, а вот за концепцию догнать Польшу могут побить…

МихайленкоБеседовал Максим Михайленко, главный редактор Newssky