Евгений Юрьев: как обойти и победить вертикальные системы контроля?

20.05.2020 0 Редакция NS.Writer

Евгений Юрьев

Куда выйдет мир из кризиса, а также каждый из нас по отдельности? Как выглядит новая цифровая экономика? Что там за грозовым горизонтом? Можно ли избежать попадания в цифровой концлагерь и кто на это способен? Кто и как заменит государства, старые международные структуры, ТНК — выступившие в последний крестовый поход против человека и его свобод, всесильны ли они? Какие шансы у Украины и России? Где в мире формируются кластеры информационной эпохи? Как создавать новые колонии в цифровых облаках — под ключ.

Об этом и многом другом — в беседе Newssky с известным предпринимателем и публицистом, а так же, как он себя называет, проектировщиком Евгением Юрьевым.

Основная дискуссия здесь

И последнее — вновь популярные проекты сетевых юрисдикций и сравнительно новые идеи чартерных городов, как и прочее в подобном духе, насколько реалистичными они являются в условиях откровенной агрессии национальных государств, части корпораций и части глобального deep state в адрес любых проявлений этого идеологического течения?

Да, выше я разъяснял, надеюсь, убедительно, почему противостояние вертикалям невозможно, теперь должен разъяснить, почему это все же возможно.

Во-первых, при разработке проекта, альтернативного вертикалям, я исхожу из простого изобретательского правила: невозможно ничего изобрести, если не начинать этого делать. Поэтому на креативном этапе меня вообще не должно волновать, может ли быть внедрен новый девайс на предельно монополизированном рынке другого девайса, который, к тому же, эффективно ищет и уничтожает альтернативу, как один робот-терминатор охотится за другим.

Во-вторых, мы понимаем, что самые совершенные экосистемы, как все системы, имеют внутренние уязвимости, системные и локальные дефекты, вообще любая система, любой проект имеет свой жизненный цикл, происходит накопление ошибок, «усталости» системы. Да, в пределе возможно создание неубиваемой, постоянно обновляющей себя системы, но пока любой «тысячелетний рейх» живет недолго. Тем более, что создаваемые субглобальные экосистемы контроля заведомо будут ригидны, некоторые их уязвимости уже учтены, но это пока наш секрет, какие.

В-третьих, экосистемы контроля будут конкурировать и бороться друг с другом, иногда ослабляя, а, возможно, и уничтожая друг друга, и вообще, сложно сейчас спрогнозировать все проблемы, внешние и внутренние, с которыми им придется столкнуться.

Сейчас я, пока на полуинтуитивном уровне, прогнозирую, что в какой-то момент произойдет практически единомоментный крэк экосистем контроля, при этом все их технологические и технические возможности останутся, и будут использованы.

Знаете, как в красивом фильме, или в утопической теории, где старая формация сама создает базис для новой и становится собственным могильщиком. По бизнес-опыту я знаю, что иногда надо просто ждать точку входа во вдруг опустевшее здание твоего конкурента.

В-четвертых, и это уже главный, практический момент, речь ведь не идет о войне с вертикально-интегрированными экосистемами, это было бы невозможно (до определенного этапа). Речь идет об интриге, политике, но это уже новая, гибридная, текучая политика 21 века. Мы будем сотрудничать с вертикалями, дружить с некоторыми из них против других, предоставлять услуги, канализировать их внутреннее напряжение, как ранее рубежи и фронтиры, вроде Запорожской Сечи, канализировали напряжение метрополий, и так далее.

Более того, горизонтальные, распределенные экосистемы, если мы успеем их инициировать, это ведь совсем не слабая, не маргинальная система. Я говорил о формирующемся консорциуме альтернативных криптоигроков, которые уже сейчас имеют огромный финансовый ресурс и огромное влияние на рынки вертикалей, рынки фиатных валют, традиционную индустрию, инфраструктуру. То есть это сила. Сейчас мы называем это на внутреннем сленге «gray power», по аналогии с футурологическим термином «greygoo», «мультипликацией угрозы», «струнной экономикой».

Уже сейчас скоординированные действия игроков криптоэкономики могут свалить экономику какого-либо оффлайн-государства. Если бы Дуров на момент начала противостояния с SEC уже запустил экономику на базе TON, и там уже монетизировались бы бизнес-проекты, поддержка лидеров этих проектов не позволила бы вертикали действовать так безапелляционно.

Вот, целых три «бы» получилось в предыдущей фразе, то есть, конечно, у меня нет иллюзий по поводу морально-волевых качеств и политической инициативы верхней страты прекариата. Но если от нижней страты я вообще не ожидаю классовой солидарности, то по поводу верхней расчет есть. Коалиция возможна. Когда, например, я говорю о «сервисном государстве», как о шлюзе и «крыше» для резидентов децентрализованных экосистем, то, конечно, нельзя предположить, что какое-нибудь слабое островное государство, вроде Украины, добьется для своих резидентов (физически находящихся в разных точках планеты, а ментально в транзакционной системе) безвизового перемещения через границы разных юрисдикций, без опоры на «серую силу», без влияния и давления облачного консорциума. А консорциуму нужны шлюз и печать оффлайнового государства.

В целом, есть объективный кризис, и социально-экономическое противостояние уже внутри нового технологического уклада, и если не я, то другой трикстер все равно рано или поздно выскочит на арену с группой других клоунов. При этом нейтрализация или ликвидация вертикалями таких трикстеров ничего не дает, ведь децентрализованные технологии взаимодействия прекариев будут уже вброшены, и будут базироваться на той же инфраструктуре, что и инфраструктура вертикалей, то есть носителями «вируса» будут уже миллионы человек, кто-то из них станет новым трикстером-организатором «текучей», облачной «gray power», а уничтожение вертикалями общей сетевой инфраструктуры, это их самоубийство.

Хотя я предполагаю, что на определенном этапе вертикали могут устроить в истерике классический блэкаут, поскольку единственный, окончательный способ прекратить несанкционированную коммуникацию внесистемных прекариев — это прекращение электромагнитной коммуникации в принципе. Это похоже на фантастический сюжет киберпанка, но, как говорится, запомните это твит, ситуация и так развивается фантастично. Этот сюжет не отменяет, впрочем, моего прогноза, что в целом субглобальным экосистемам контроля удастся создать и, до какого-то момента, удерживать полностью герметичные сферы коммуникаций для своих подданных.

Вообще же, полный прогноз эволюции вертикальных экосистем контроля совсем грустный: логика монополизации в герметичной системе такова, что спектр снабжения для резидентов будет не просто постоянно сжиматься и обедняться (сойдет и так), но в пределе возникает ситуация, когда вообще нет смысла далее «кормить» подданных, поскольку их участие в уменьшающемся (из-за схлопывания их же потребления) производстве уменьшается (кормят все меньше, значит и корма нужно все меньше), а, из-за автоматизации производства для небольших элит, становится совсем ненужным.

Как потребители, то есть покупатели, в распределительной системе, они станут не нужны еще раньше. То есть люди в массе больше не нужны, а остаточный альтруизм элит рассеется достаточно быстро, если они вообще не делегируют вопрос рационального снабжения AI. А AI «оптимизирует» и снабжение элит, в перспективе.

Вот и еще один сюжет антиутопии на грани с реалити-шоу. Аттракцион фантастической жадности приводит к самоудушению.

Почему ни одна попытка децентрализации и организации системы прямых транзакций и синархисткой самоорганизации до сих не была успешна? Помимо главной причины — их уничтожения или захвата вертикалями.

Во-первых, просто не было достаточных технологий, не только сети и сетевых децентрализованных решений, но и оффлайн-технологий, обеспечивающих автономность. Раньше можно было создавать романтические колонии, но они оставались изолированными и зависимыми от контекста: юрисдикции, территории, автохтонов.

Осознание, что можно самим проводить расчеты, независимо от банковской системы, окончательно оформилось после изобретения блокчейна. А осознания того, что можно организовывать мобильные, но комфортные инсталляции из девайсов для проживания, в удаленных от треш-цивилизации живописных и экологичных районах планеты, не привязываясь к традиционной инфраструктуре, нет до сих пор. А технологические возможности уже есть.

Вторая причина, на мой взгляд, организационно-психологическая. До сих пор все попытки децентрализации были гибридными, неполными, компромиссными. Это видно на примере оффлайновых чартерных городов или онлайн-проектов GRAM-TON и LIBRA. Чартерные города, по замыслу, создаются в конкретной юрисдикции, и зависят от них, зависят от законов, чиновничьего уклада, политического режима и его смены, встроены в местную экономику, и связаны с автохтонным населением, это концептуальное, сознательное решение, предельно ошибочное. Они вообще не мобильны, физически не мобильны, то есть не могут быть физически демонтированы и перенесены в другую локацию в течение суток, и, соответственно, либо уничтожаются, либо постепенно перевариваются, разлагаются средой. То есть это имитация распределенности, облачности. Про GRAM и LIBRA я уже говорил — невозможно строить децентрализованную систему, договариваясь с центром. Хочется, очень, но — невозможно.

В-третьих, на самом деле, анархо-синдикалистские модели, причем масштабные, создавались и в дотехнологическую эпоху, но они, если не рассыпались сразу, из-за отсутствия необходимых транзакционных технологий, и если не захватывались вертикалями, вырождались в вертикали сами, причем, рано или поздно, в агрессивные к своим резидентам вертикали. Это системный баг человеческих сообществ. Как избежать этого постоянного метаморфоза, или приостановить, отдельный вопрос.

Еще принципиальный момент, до настоящего момента, мне кажется, полностью осознанный только мной, хотя это элементарно, носится в воздухе.

Децентрализованный, распределенный мир, о котором мы говорим, состоит из текучих, ситуативных проектов, социальных, деловых, коммуникативных, взаимопересекающихся, клубящихся, это его принцип, технология, и психология его резидентов, ради этого все и затевается, ради избавления от внешних, ригидных, обременяющих связей, структур, отношений.

А порочная идея любых передовых «поселений», организаций, политических и прочих коллабораций, сетевых республик, общин, и так далее, до сих пор в централизованности, в том, что обязательным и ценным считается сбивание в кучу, наличие общих постоянных ценностей, сходства участников, обязанностей, необходимость общего вклада, и иерархия, в зависимости от него, и т. п. Причем всегда то общее, на базе чего тебе необходимо присоединяться, это не то, что тебе полностью нравится, а потом от этого общего уже не отвяжешься. Причем и на «почве» такие «поселения» всегда предполагают какие-то общие дела, соседство, дружбу, обязанности, какие-то собрания, благоустройство, прочее.

Сейчас в большую моду входят уже послеэпидемические концепты распределенных поселений, но все они опять предполагают постоянное проживание, контакты, обременяющую собственность, какую-то громоздкую инфраструктуру, то есть моделируют унылые слободы городов. Общины. Колонии. И оттуда просто так не уедешь, если наутро понял, что надоело. И куда? Эта ригидность — баг.

Потому что любые связи становятся обременительными, любая структура устаревает и разрушается, надоедает. Поэтому все, самые романтические, колонии хиппи вырождались, во всех общинах и партиях происходила резня или сектантское самоуничтожение.

Поэтому я строю свой мир, изначально, на входе, прохладный в отношениях, достаточно отчужденный, во всяком случае, без навязанных коммуникаций, ценностей, обязательств, маршрутов, с возможностью создавать кастомизированные, ситуативные сети отношений.

Это не исключает возможности и ценности устойчивых связей, любви, дружбы, верности, но это не предустановлено, не навязано, это не мир реднеков, ватников, либералов, леваков или фашистов, хотя все они в нем также могут организовать свои миры, в целом это конструктор миров новой цифровой расы, постзумеров, нас миллионы. Изначально наша социальность и наш ресурс — в облаке, если вдруг это совпадает с местом локации, это частное, приятное, самостоятельное решение.

МихайленкоБеседовал Максим Михайленко, главный редактор Newssky


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: