Домашние выборы Себастьяна Курца

Несмотря на итоги парламентских выборов в Австрии – говорить о спадании волны евроскептицизма, основываясь лишь на одном этом примере (в Италии правых евроскептиков выдавили из правительства без перевыборов) несколько преждевременно. У этого наблюдения есть две причины – сами по себе финальные цифры и австрийские особенности.

Разумеется, Себастьян Курц справедливо празднует победу.

Немалая часть избирателей ультраправой Партии Свободы (АПС) – вернулась домой, к консерваторам.  Согласно обнародованным 3 октября официальным итогам на досрочных парламентских выборах в Австрии победила консервативная Австрийская народная партия (АНП), возглавляемая удержавшим партийное лидерство бывшим канцлером страны Курцем – набрала  37,5% процента голосов. В 4-месячном промежутке Австрией управляло технократическое правительство. Таким образом, партия юного Курца получила даже больше голосов, чем на предыдущих выборах 2017 года, прибавив 6 процентных пунктов. На втором месте – социал-демократы (СПА), с 21,2% голосов, они потеряли 5,7 процентных пункта. Для них это худший результат в истории партии. Как не так давно – и в Германии.

Но популистская Австрийская партия свободы (АПС) всё равно на третьем месте, ее поддержали 16,2 % избирателей. Тем самым, евроскептики потеряли сразу 10 процентных пунктов в сравнении со своим результатом двухлетней давности (рассчитывали, впрочем, потерять меньше – а оптимисты надеялись, что опозоренная скандалом партия потеряет больше). Следом идут австрийские «зеленые» с 13,9 процента (довольно много, как опять-таки в Германии, да и везде в Европе, кроме Франции – впрочем, и президент Австрии является бывшим лидером зелёных) и либеральная партия бизнеса «Новая Австрия» (NEOS) – 8,1 процента голосов.

Однако, большинство формируют не проценты, а мандаты. Для того, чтобы претендовать на создание кабинета, необходимо как минимум 92 члена парламента. И в этой плоскости результаты выглядят несколько по-иному. Так, у победителей из АНП – 71 место, у эсдеков – 40, у АПС – 31, у зелёных – 26, и у либералов – 15. Таким образом, слева коалиция никак не получается, эсдеки могут создать только широкую коалицию с народниками-консерваторами (111).  Но римейка длившегося десятилетиями союза между АНП и социал-демократами давно не хотят ни те, ни другие. Как и в Германии, часть базы социал-демократов, исчезающего рабочего класса – ушла  к националистам, часть к зелёным, а часть – к более убедительным народникам (этого не произошло во Франции – появился Макрон со своим смутно идеологическим движением, но левые всё равно разгромно проиграли). Курц мог бы создать комфортную коалицию с зелёными – они в Австрии более правые, чем в Германии, но такое большинство будет менее устойчивым, чем с ультраправыми, к которым он склонен (да и смычка города и деревни – в концептуальном стиле консерваторов). С АПС альянс выйдет повнушительнее – 102 мандата. Но тут возникает вопрос тягучего шлейфа недавнего прошлого (да и прошлого ли?), этики и перспективы.

Новый лидер АПС Норберт Хофер (ранее дважды проигравший президентские выборы – первый раз их результат был отменен из-за процедурных нарушений ) призывает бывших партнеров забыть о «грешках» его партии. Его можно понять – угодив в оппозицию, свободовцы останутся на бобах, подмахивать России во всяких Европарламентах и ПАСЕ стоит гораздо дешевле, да и там охотников немало, быстро отпихнут от корыта.  Себастьян Курц, в свою очередь, пока что воздерживается от заявлений о возможном альянсе. Но в его окружении говорят, что экс-канцлеру будет сложно работать с АПС: он разочарован и чувствует себя преданным.

Как известно, в мае парламент выразил коалиции АНП-АПС вотум недоверия после скандала вокруг экс-лидера АПС, бывшего вице-канцлера Хайнца-Кристиана Штрахе. Согласно обнародованным записям скрытой камеры, в 2017 году пьяный Штрахе в отеле на Ибице предлагал мнимой (хотя как сказать) племяннице российского олигарха государственные контракты в обмен на незаконную финансовую помощь своей партии. И вообще рассказал много интересного об изнанке австрийской и европейской политической жизни. Одиозные действия Штрахе вынудили тогдашнего канцлера разорвать коалиционное соглашение с АПС, обвинив эту партию в подрыве политической репутации Австрии, и уволить с поста министра внутренних дел члена АПС Херберта Кикля. Правые популисты отомстили, проголосовав за вотум недоверия правительству своего бывшего партнера по коалиции, и тем самым спровоцировав досрочные парламентские выборы.

Но оказалось, что бывший зубной техник Штрахе промышлял не только на курортах, и хороводился не только с русскими.  В отношении бывшего лидера АПС в настоящее время ведется и другое расследование. Бывшего вице-канцлера подозревают в том, что, войдя в сговор с женой, секретаршей и телохранителем, он присвоил партийные деньги, да еще, к тому же, принимал сомнительные пожертвования от олигархов из Восточной Европы. Речь, по-видимому, об украинцах – как минимум, расставлявший кандидатов в списке Игорь Коломойский уже мелькал в этой истории. А ведь в Вене уже около шести лет проедает свои миллиарды другой украинский олигарх – Дмитрий Фирташ. Хотя, кажется, он всё же тратил свои деньги на более респектабельных политиков…

Телохранитель Штрахе уже дал признательные показания – вообще, это какая-то запутанная амурная история достойная Голливуда. Так что партия даже не решила, изгонять ли ей Штрахе из своих рядов – ведь он может пригодиться ей в роли кино- или телезвезды, генерирующей хайп (да и Путин не оставит в беде сгоревшего на работе ветерана австрийско-российской дружбы). Но, несмотря на то, что в последнее время Австрийская партия свободы ежемесячно упоминается в связи с участием в различных скандалах, ее партийное руководство, как оказалось, сохраняло полное спокойствие. Как заявил недавно один из высокопоставленных членов АПС, «у нас достаточно преданных избирателей». Выяснилось, что прав он лишь частично – Курц может выбирать, а лезущий к нему в объятья Норберт Хофер – нет.

Сам Хофер неоднократно подчеркивал, что хочет вернуться в кабинет. Но несколько раз неуклюже поскользнулся на этом условном «автобане домой». Несмотря на то, что Австрия – страна довольно провинциальная, и при всей европейской солидарности, в рамках нейтралитета и своей тяжелой послевоенной истории проводит изоляционистскую и прагматичную политику (особенно по отношению с СССР и затем РФ) — полностью игнорировать внешние вызовы она не может. Поэтому, вероятно ради подогрева интереса к избирательной кампании, за несколько дней до выборов австрийский парламент объявил чрезвычайное климатическое положение. Этой акцией он выразил свое отношение к популярной сейчас теме борьбы против глобального потепления.

В перформенсе принял участие и сам Себастьян Курц, не желая ассоциироваться исключительно с политикой в области миграции. Так вот единственными, кто отказался присоединиться к символическому акту, стали ультраправые, традиционно считающие ограничение выбросов СО2 в атмосферу не стоящим внимания вопросом. Норберт Хофер, как и его кумир Дональд Трамп (имя которого звучит сегодня в Европе как ругательство, причем даже в консервативных политико-партийных лагерях), полагает, что изменение климата – это не проблема, а просто раздутая выдумка. Что отобрало у АПС голоса и увлекло их к АНП и зелёным. И еще больше охладило отношения между политиками.

Тем более, что постоянным поводом для раздражения Себастьяна Курца продолжает оставаться и бывший министр внутренних дел Херберт Кикль, который, по вероятной мысли старого-нового канцлера его просто подставил, не нейтрализировав вовремя Штрахе. Дело в том, что экс-глава МВД занял второе место в избирательном списке АПС и потенциально может стать главой парламентской фракции АПС в новом парламенте. Теперь, если Курц станет канцлером в коалиции АНП-АПС, ему снова придется работать с Киклем (в том или ином качестве). Как процитировали Курца на DW, «Вы бы создали коалицию с АПС, если бы там не было Кикля?», — спросила у лидера Австрийской народной партии ведущая одного из политических ток-шоу. «Вначале мы проголосуем, а там посмотрим», — заявил он, широко улыбаясь. Вот и проголосовали – и Кикль может остаться без портфеля, и в оппозиции.

В целом, как считают комментаторы австрийской политики[i], кампания была милой и традиционной, безо всякого назойливого цифрового маркетинга (если не считать навязчивого приставания Хофера к Курцу – об этом чуть ниже). Оказывается, Курц избрал образ скромного деревенского паренька и предался ностальгическим воспоминаниям о том, как любил гладить мелкий рогатый скот в пасторальной деревне у бабушки с дедушкой – притом, что на предыдущих выборах юный политик подчеркивал, что вырос в одном из венских рабочих районов. Просто лозунгами нынешней австрийской избирательной кампании стали отечество, идентичность и популистское дистанцирование от элит. В чём он совпадает с Хофером и АПС. Внешняя политика практически не играет роли на австрийских выборах – да и вспоминается европейский бойкот Австрии во времена Партии Свободы покойного Йорга Хайдера – как видим, из внешнего мира в Вену не приходит ничего хорошего, кроме денег. Предвыборный лозунг АНП звучал просто и вождистски: «Мы хотим вернуть нашего канцлера!» Мол, Австрии нужны знакомые лица, а не эксперименты.

А вот националисты пытались всячески присоседиться к своим недавним чистеньким партнерам. Так, на одном из предвыборных баннеров правопопулистской Австрийской партии свободы с портретом надоевшего Курцу как штрудель идеолога АПС Херберта Кикля стоит подпись: «Без нас Курц накренится влево». Этот слоган, естественно, прямой призыв к бывшим партнерам вновь сформировать коалицию. Более того, как пишет Немецкая волна, в одном из рекламных роликов АПС непристойное предложение приняло форму совершенного гротеска: на видео лидер АПС Норберт Хофер и Себастьян Курц (в ролике его играет актер) изображают…супружескую пару на сеансе терапии. «Вы действительно хотите поставить на кон ваши отношения из-за того, что случилось на Ибице?» — спрашивает терапевт.  Даже в Украине с ее вилами, коровами, стадионами и паданием на колени в разные стороны до такого не доходят.

При этом, если это будет оптимально, прагматичный Курц сформирует коалицию и с АПС, если не договорится с зелеными – у него все козыри в руках. Внешнюю политику Австрии эти выборы не изменят – пусть Ибица и сыграла на них некоторую роль.  Кроме того, Курц считает, что часть членов Австрийской партии свободы поддерживает слишком близкие отношения с правоэкстремистскими группировками, в числе которых «Движение за идентичность». Руководство АПС отрицает наличие этих связей (правда, странно, если бы их не было) или же не придает им большого значения. Как и деньгам русских и восточноевропейских олигархов. АПС увяла на избирательных участках из-за шумного и грязного скандала – не без участия спецслужб, которые пыталась поставить под свой сомнительный контроль, и из-за объективно нарастающей популярности зеленых. По-видимому, это и есть рецепты подавления правого популизма в Европе – но утверждать это пока рано. Всё-таки Австрия – очень специфическая. Она всегда на своей локальной волне.

Макс Михайленко

Максим Михайленко

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

UkrNET - поисково-информационный ресурс