Демарш Тирасполя и президентские выборы в Кишиневе

shevchuk

Евгений Шевчук

Ввиду приближающихся президентских выборов в Молдове внезапно оживился несколько выпавший из политической актуальности Тирасполь – президент непризнанной республики Евгений Шевчук подписал указ о приведении правовой системы ПМР в соответствие с законодательством РФ. Здесь есть несколько нюансов, делающих этот шаг если не неожиданным, то несколько экзотическим.

Учитывая тотальную зависимость ПМР от двух факторов – возможности экспортировать свои товары под молдавской юрисдикцией в Украину и далее, а также российской бюджетной субсидии и условно-бесплатных поставок газа – извне казалось, что Тирасполь давно выполнил работу по имитации, по крайней мере, российских правовых процедур. Однако, как выяснилось, своя рубашка ближе к телу.  В июле развернулся очередной раунд блокады Приднестровья. Украинская сторона закрыла железнодорожные транзитные станции на границе с Приднестровьем и исключила их из международных реестров, что означало фактический переход к железнодорожной блокаде республики. Эти станции на приднестровском участке молдавско-украинской границы исключены с 2016 года из схемы грузового движения в связи с невозможностью Кишинева осуществлять их контроль.

Блокада?Согласно новой схеме, согласованной железнодорожными ведомствами Молдовы и Украины, грузы в регион доставляются через близлежащие молдавские станции и подвижным составом Молдавы. В итоге, все лето прошло в непризнанной республике под знаком топливного кризиса. Вместе с тем, это обострение выглядело чем-то «перпендикулярным» в сравнении с дипломатическими действиями Москвы на кишиневском направлении, как минимум внешне пытающейся (точно так же РФ ведет себя и в отношении «урегулирования» на Донбассе) «мягко» реинтегрировать злосчастную ПМР в состав Молдовы.

Так, полтора месяца назад в Берлине по итогам переговоров в формате «5+2» состоялось подписание совместного протокола, по которому стороны, в частности, обязались в течение ближайшего месяца прийти к договоренностям по вопросам апостилирования выдаваемых в Приднестровье документов об образовании, использования и учета автомобилей с номерными знаками, выдаваемыми в Приднестровье, а также по проблеме уголовных дел, заведенных в отношении должностных лиц сторон. Эта проблематика является – как теперь известно и Украине по опыту каких-никаких контактов с «ДНР», «ЛНР» и оккупированным Крымом – весьма болезненной.

pridnestroveПримечательно, что отдельным пунктом в подписанном протоколе значилось обязательство сторон проработать механизм гарантий исполнения достигаемых договоренностей. Таким образом, Евросоюзу, а конкретнее Германии, как представляется, удается продавить свою давнюю идею о поэтапном урегулировании конфликта через экономическое сближение, а не силовой захват Приднестровья. Причем условия для этого были заложены уже в конце прошлого года, когда Тирасполь был вынужден согласиться на собственное «присоединение» к Соглашению об ассоциации Молдовы с ЕС, хоть и двухлетним переходным периодом.

Разумеется, в общем контексте отношений России с европейскими соседями эта игра выглядит как, с одной стороны, имитация Москвой «прогресса» в разрешении давно перезревшего противоречия, а с другой стороны, как использование такой слабости Берлина, как приверженность политико-дипломатическим решениям и его боязнь принуждения России к «потере лица». Это позволяет Кремлю играть с ЕС в «кошки-мышки», поэтому Москву такое развитие событий в контексте приднестровско-молдавского урегулирования явно одобрила.

В июле впервые за два года Тирасполь посетил «профильный» по Приднестровью российский вице-премьер Дмитрий Рогозин, причем в ходе визита было объявлено о предложении, сделанном Москвой Кишинёву нормализовать отношения на основе восстановления экономических обменов с полноправным участием Тирасполя. Подобная риторика явно направлена не на «политический класс» или обывателя ПМР, а именно на поднятие боевого духа пророссийских сил в Молдове.

коррупцияВедь итогом многомесячных протестов, вызванных коррупционными скандалами в руководстве республики стали изменения в конституцию страны, предполагающие возвращение к прямым выборам главы государства (последний раз таковые проводились в 90-е, с тех пор президента Молдовы по сложной процедуре избирал парламент). К середине сентября сбор подписей для выдвижения своей кандидатуры в президенты вели 24 кандидата (всего надо собрать 15 тысяч подписей).

В гонке участвуют как старые и известные политики, такие как руководитель Демпартии Молдовы, экс-спикер и бывший и.о. президента Мариан Лупу, так и множество ранее неизвестных, условно «свежих» кандидатов – политическая жизнь маленькой республики вообще довольно пестрая. Но над ней возвышаются две тени: это мегаолигарх по местным меркам Влад Плахотнюк, многие годы дергающий за ниточки всех фигурантов общественных и экономических процессов в стране, но, как правило, предпочитающий оставаться всего лишь скромным депутатом и запредом Демпартии (при этом с определенной американской индульгенцией «своего сукиного сына»). И это агент влияния России, лидер социалистов Игорь Додон – по большому счету, уже и не особенно скрывающий, что за ним стоит Москва. Так что Додон не «тень» сам по себе, а скорее отбрасывает на Молдову тень Путина.

При этом в стране – полный упадок доверия ко всем государственным институтам. Несмотря на то, что многократно менявшемуся в своей коалиционной структуре «Альянсу за европейскую интеграцию» (в него традиционно входят три партии – демократы, либеральные демократы и либералы) за 7 лет удалось добиться безвизового режима с ЕС, его грехи в глазах избирателя явно перевешивают – в первую очередь, это коррупционные скандалы, одним из которых стал вывод из банковской системы страны огромной для Молдовы суммы в $1 млрд и соответствующая девальвация лея.

shewchukprodal-sajtОдна из ключевых партий – коммунисты – призывает граждан бойкотировать выборы (вероятно, потому что ее многолетний лидер Владимир Воронин, возглавлявший страну практически все 2000-е годы растерял авторитет и не имеет серьезных шансов на избрание).

Пока дело обстоит так, что множество кандидатов растащит по небольшому проценту голосов, а значит вопрос лидерства и второго тура становится определяющим. За Марианом Лупу, пока имеющим невысокий рейтинг в пределах 3% стоит империя Плахотнюка, за Додоном – весь пророссийский лагерь с примерно 22% голосов. Но злую шутку с социалистом может сыграть как фрагментация молдавского политического поля, так и то, что в финале, как это постоянно бывало в Молдове, Додон объединит против себя все проевропейские силы страны.

Игорь Додон

Игорь Додон

А что объединять имеется – так, почти столько же сколько и Додон, набирают вдвоем заводилы протестов, лидеры правых оппозиционных партий Адриан Нэстасэ и Майя Санду. Предполагается, что правая оппозиция в конце концов выдвинет единого кандидата. Чтобы завоевать центр, сбрасывает накал своей пророссийской риторики и Додон – так, он перестал обещать расторгнуть Соглашение об ассоциации с ЕС.

В общем, борьба предстоит жаркая – выборы назначены на 30 октября. В историческом смысле, результат должен поставить точку в продолжающемся второй год политическом кризисе и будет означать последнюю битву для Москвы завлияние в Молдове, сегодня являющееся как минимум тождественным западному. Отсюда и актуализация приднестровского вопроса – пророссийским силам как бы «дарят» козырь реинтеграции ПМР, но на российских условиях (выполнение которых сделает невозможным ни вступление РМ в НАТО, ни даже объединение РМ с Румынией).

Правда, демарш Шевчука выглядит на этом фоне явной «самодеятельностью», поскольку легальное присоединение еще одного эксклава в планы России не входит – ПМР нужна ей исключительно как военная база для создания напряженности для трех граничащих между собой в регионе стран.

Кристиан Раду

Поширити / Поделиться:

В тему:

UkrNET - поисково-информационный ресурс