Зачем глава дипломатии ЕС отправился в Москву и при чем здесь Кутузов

06.02.2021 0 Редакция NS.Writer

В Брюсселе надеются, что с Кремлем можно построить сотрудничество хотя бы в некоторых сферах.

| Newssky.com.ua

Об этом пишет Владислав Гирман для «ДС».

Жозеп Боррель, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности (проще говоря, министр иностранных дел ЕС), вчера, 4 февраля, прибыл в Москву для встречи с российским коллегой Сергеем Лавровым.

Фоном для визита послужил стройный хор мировых лидеров, осуждающих задержание и срок для Алексея Навального. Этот вопрос Боррель, безусловно, поднимал во время переговоров. Однако Алексей Навальный был лишь одним из предметов разговора. Суть, цель, задачи визита Борреля в столицу России он четко изложил в своей колонке, опубликованной также вчера на страницах немецкого издания Frankfurter Allgemeine Zeitung.

В ней Боррель сетует на разногласия между ЕС и Россией, причиной которых стали действия РФ в отношении Украины и Беларуси, расправа над Навальным, нарушение Москвой своих обязательств в рамках международных соглашений и как государства-члена ОБСЕ.

Важно: Жозеп Боррель отдает себе отчет в том, что из России — так себе партнер и что с ней по этим вопросам вряд ли удастся достичь взаимопонимания.

В то же время, он считает необходимым наладить какой-никакой диалог — говорить не «друг о друге», а «друг с другом».

Почему в Евросоюзе решили, что такой диалог возможен?

Идея разговора с Москвой с завидной регулярностью посещает европейских политиков, в том числе высшего эшелона (из относительно свежих примеров — Эммануэль Макрон), особенно в периоды экономических трудностей и роста геополитических амбиций, но дело обычно завершается крахом. И — еще большим ущербом для европейцев. Взять хотя бы возвращение российской делегации в ПАСЕ вопреки тому, что свои обязательства она как не выполняла, так и не выполняет.

Что-то изменилось благодаря этому подарку россиянам? Нет. Так почему же в ЕС вновь заговорили о диалоге? И именно сейчас?

По всей видимости, в Брюсселе полагают, что президент РФ Владимир Путин сейчас может быть наиболее податлив и пластичен, поскольку ослаблен войной между «башнями Кремля», в которой ключевым одновременно и субъектом, и объектом является Алексей Навальный.

Это ошибочное представление. Либо же сознательное игнорирование реалий в погоне за излишне оптимистичной надеждой на диалог.

Да, сейчас в России кланы ведут внутривидовую борьбу друг с другом за оставшиеся ресурсы и за власть, которую стареющему Путину все сложнее удерживать в своих руках. Только это не значит, что Путин — человек, 20 лет правившей Россией — так просто сдастся и не будет цепляться за эту самую власть.

Подтверждением тому стали несколько важных событий:

Во-первых, в день встречи Борреля и Лаврова начался новый суд на Навальным, которого и так после отмены условного срока по делу «Ив Роше» отправили в колонию на вполне реальные почти 3 года. Сейчас политику шьют дело о клевете. Повод: в прошлом году Навальный раскритиковал участников пропагандистского ролика в поддержку изменений в конституцию, назвав «холуями». Среди актеров совершенно случайно оказался 95-летний ветеран. И понятное дело, в ход пошло победобесие. Навальному инкриминируют нападки именно на ветерана.

Во-вторых, визит Борреля проходит под аккомпанемент эскалации на Донбассе, где заметно активизировались российские наемники, которые регулярно обстреливают позиции украинских войск. В связи с чем, как сообщил глава МВД Арсен Аваков, в зону ООС экстренно отправился главнокомандующий ВСУ Руслан Хомчак.

В офисе верховного представителя ЕС по иностранным делам не могли об этом не знать. Но все же Боррель отправился в Москву, фигурально выражаясь, в надежде заглянуть в глаза Путину и найти там шанс хотя бы отчасти наладить отношения России и ЕС.

Маркиз Боррель

Визит главы европейской дипломатии на фоне обострения как на Донбассе, так и в самой России очень напоминает одну встречу из прошлого. Встречу между европейцем и русским в схожих геополитических декорациях.

Когда Наполеон Бонапарт занял Москву, которую ему героически, без боя сдали бегущие после поражения при Бородино войска фельдмаршала Михаила Голенищева-Кутузова, французский император по ряду причин (включая приближающуюся зиму) решил обсудить с Петербургом условия мира.

Т.к. Александр I, сидевший в своем дворце в неблизкой столице (как Путин в своем бункере), ни о каком мире слышать не желал, то Наполеон отрядил своего верного адъютанта маркиза Жака де Лористона, бывшего до войны послом Франции в Петербурге, на встречу к Кутузову, который склонен был поговорить о мире и который, мягко говоря, Александра недолюбливал.

Встреча в ставке Кутузова и Лористона состоялась в Тарутино 5 октября 1812 г. Завершилась она не так, как хотелось бы Наполеону. Любезно пообщавшись с визитером, Кутузов под давлением обстоятельств в виде группы лояльных к Александру генералов резко ушел в отказ. Он обещал Лористону передать императору предложения французов, но так этого и не сделал. Да и передал бы — это ничего бы не изменило.

И хотя в верности Сергея Лаврова нынешнему «императору» сомнений пока не возникало, в остальном российское руководство действует по тому же шаблону: покайтесь да повинитесь, а там видно будет.

Да и те переговоры сами по себе ничем не отличались от нынешнего формата ведения Москвой диалога с Европой. На все претензии Лористона он получал отповедь в стиле «сам дурак». Маркиз ему о партизанах и мародерах, чьи действия нарушают принятые на то время правила ведения войны. Кутузов в ответ заявляет, что это не Россия агрессор, не она начала грабить и мародерствовать. Это не соответствовало реальности: именно аппетиты и амбиции Российской империи и ее вероломство спровоцировали войну с Наполеоном. Александр упорно расширял европейскую часть России за счет земель Речи Посполитой, пока это не завершилось разгромом в войне Четвертой коалиции (1806–1807 гг.) и Тильзитским миром, в рамках которого было создано Варшавское герцогство — пролог к возрождению польской государственности.

Понятное дело, что какой-то там Тильзитский мир (при чем тут Будапештский меморандум?) не стал сдерживающим фактором для Петербурга. Сегодня, спустя два столетия, мы видим, что методы России не изменились. Она создает парамилитарные ячейки в Европе, называя их школами боевых искусств; совершает политические убийства и покушения (Литвиненко, Скрипали, Гебрев, Навальный); проводит кибератаки на правительственные учреждения и пытается реализовать государственные перевороты (Черногория) и многое другое.

И при этом Москва, как Кутузов в Тарутино, неустанно твердит о войне, развязанной Европой против России. В Европе, вроде бы, все понимают. И одновременно не понимают очевидного, на что указывает стремление Борреля наладить диалог.

Он, де-факто, предлагает Кремлю сотрудничать в тех сферах, в которых это возможно. Например, в борьбе с пандемией коронавируса. Это очень наивно с его стороны, а также со стороны Брюсселя: любые попытки сотрудничества обратятся против ЕС. Никакой фрагментации не будет, поскольку политика Кремля не фрагментирована и носит откровенно наступательный характер.

Потому Боррель, как и Лористон во время оно, вернется ни с чем, а приснопамятная встреча так же обрастет мифами. Только теперь «просить о мире приполз не французский маркиз», а представитель всей Европы. Что кремлевская пропаганда не преминет подчеркнуть уже совсем скоро. Таким образом континентальная Европа, решившая вести собственную игру обособленно от США, лишь подыграет Кремлю.

К слову, внешняя политика новой американской администрации, в частности, российская очень контрастируют с тем, чем занимается сегодня Европа. Подход Белого дома более рационален и трезв.

Вчера Джо Байден во время выступления в Госдепартаменте рассказал о том, что «в манере, которая очень отличается от манеры моего предшественника» дал Путину четко понять, что новая администрация будет жестко реагировать на акты агрессии РФ против США.

Советник президента по вопросам нацбезопасности Джейк Салливан, в свою очередь подчеркнул, что Вашингтон «в отличие от предыдущей администрации» примет меры, чтобы привлечь Россию к ответственности.

В тот же день по другую сторону Атлантики в немецкой газете вышла колонка Борреля, полная миролюбия и неоправданного оптимизма…


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: