Послепутин. Кто может стать новым президентом России?

03.04.2020 0 Редакция nikolaiilcenco

| Newssky.com.ua

Глубокая модернизация российской власти на фоне коронокризиса и экономического нокдауна становится все более вероятной.

Всемирная пересборка

Нагнетание страха под предлогом борьбы с эпидемией,и вызванный этим глобальный психоз создали среду для политических комбинаций такой дерзости, на которые никто не рискнул бы в иных обстоятельствах.

Это не значит, что пандемии нет, а вирус не опасен. Но если бы целью был только барьер на пути распространения болезни, то, даже при крайней степени опасности, эти меры  выглядели бы иначе. То, что мы наблюдаем сейчас, однозначно прочитывается как нагнетание паники с политическими целями.

Причина проста: в мире накопилось слишком много противоречий, чтобы распутывать их узел – и группа крупных игроков, воспользовавшись случаем, решила его разрубить, сметя с доски ненужные фигуры, выставив новые, и уйдя из пата к выгодной позиции. Остальные участники загнаны в узкий коридор, где вынуждены совершать навязанные им ходы.

Россия: крышу рвет

В современном мире России отведена роль Мордора – центра мирового антисистемного зла. В этой характеристике нет и капли пропаганды – речь идет об объективной оценке. Россия занимает нишу мирового координационного центра, тыловой базы и генерального спонсора глобального терроризма, отмывания денежных средств, поддержки всех радикально-антисистемных движений, в том числе и враждебных друг другу, как левых, так и правых. А также радикально-религиозных организаций, наркоторговли, киберпреступности, контрабанды оружия, системной коррупции политиков и высших чиновников – и каждый пункт этого списка доказуем известными фактами.

По сути, Россия являет собой конгломерат преступных и полупреступных сообществ, связывающих воедино кластеры мирового криминального пространства, глобализируя преступность. Эта сложная система координируется т. н. «российскими элитами» – довольно разнородной группой лиц, с разной специализацией, в диапазоне от прямого криминала и террора до банковской и предпринимательской деятельности.

На этот муравейник наброшено сверху покрывало официальной российской государственности и формально-законных, некриминальных российских бизнесов: благообразный Песков, страстная Захарова, какие-то депутаты среди которых сияют патриот Жириновский и женокосмонавт Терешкова, попы, телеведущие, генералы, ветераны, спортсмены… А ещё, и это самое важное – формально-легальные денежные потоки, завязанные на экспорт сырья, и перемешанные с общемировыми потоками, за счет многократного перекрестного акционирования. Такое перемешивание, в сочетании с плавным, без видимой границы, перетеканием легального российского бизнеса в криминал, открывает огромные возможности трансфера теневых финансов в легальные.

Хотя составляющие этой кучи балансируют на грани законности, и постоянно соскальзывают в криминал, вызывая локальные скандалы, ей удается играть роль легитимной крыши, создавая эффект наличия государства – члена ООН и СБ ООН, носителя оригинальной культуры, субъекта международного права – и т.п. Все, конечно, понимают, что в действительности скрывается под прикрытием этой легитимности. Но соблюдение Москвой формальных приличий позволяет вести с ней дела, избегая прямых обвинений в соучастии в криминальной деятельности. А это важно, потому, что вести дела с Россией хотят все.

Причина в том, что всякий Мордор, будучи формально-антисистемным, является частью системы, играя роль смазки, без которой системные шестерни вертятся лишь со скрипом. Известно, к примеру, что, для нормальной работы финансовой системы, по меньшей мере, 10-15% её ресурсов должны вращаться в теневом секторе. Должны – и точка, иначе наступит стагнация. Иными словами, Мордор нужен, хоть на словах и не очень уважаем, и никто Россию за эту роль не карал, и карать не будет. Кстати, если вдруг Россия выйдет из этой роли, то в глобальном мире появится новый Мордор, поскольку без него не прожить никак.

Но такую помойку общего пользования нужно держать в отведенных ей границах, а она, как всякая живая культура, стремится к росту. Это порождает противостояние, когда в ответ на попытку расшириться на Россию накладывают санкции, обеспечивая, в итоге, динамическое равновесиес небольшими люфтами. Как ни парадоксально, но такие санкции России и вправду на пользу, поскольку непомерно разросшийся криминал уничтожил бы свою же кормовую базу.

Все это довольно гладко работает при сбалансированном миропорядке, но сбоит при его разбалансировке.

Нынешний кризис не стал исключением: возникнув по причинам, не имеющим к России отношения, он вызвал в Кремле соблазн воспользоваться моментом, и выйти за пределы дозволенного, на что последовал санкционный ответ, хотя и не с первого раза.

Москве простили Грузию, потом Сирию, но уже не простили Украину.

Следующим ударом стало обрушение цен на нефть, подготовленное, во-первых, попытками Кремля раскачивать ОПЕК, во-вторых, развитием сланцевых технологий, которыми с Россией под санкциями никто не делится, так что обещанный Путиным «цап-царап» не проходит, хотя, в принципе, Запад дает России доступ к технологиям второй свежести.

Обвал нефтяных цен нанес нокаутирующий удар по экономике, исключительно сырьевой, что опять-таки,порождено криминальной спецификой российского государства.

Третьим ударом стал коронакризис.

В сумме это вызвало быструю эрозию экономической части формально-легальной России. Если эту крышу унесет, на свет полезет её криминальное нутро, вынудив Запад вводить новые санкции. Но это не нужно Западу – напротив, там хотят стабилизировать ситуацию, введя её в приемлемые рамки, поскольку Россия в своей нынешней роли, но знающая пределы дозволенного, нужна всем. Коронакризис же обострил проблему, ограничил время на её решение, но открыл новые возможности.

Возвращение на предписанные позиции

Задача стоит простая по сути, но сложная в реализации. Российская власть должна отказаться от экспансии в сторону Европы и удержать под контролем ситуацию внутри страны. При этом, в России всё очень запущено, её криминальное нутро в последние годы переваривало легальную верхушку российского бизнеса, а с ним и бюджет, вынуждая Кремль прикрывать дыры патриотической истерией. От этого страна, по сути, введена в состояние массового помешательства.

Российская власть, которую олицетворяет Путин, как и любая диктаторская власть – плод сложной комбинации компромиссов между разными, зачастую враждующими группировками, и пространства для маневра у неё немного.

Без проблем строить можно только российскую телемассу, хотя и она уже огрызается, поскольку ликующий телевизор начинает проигрывать пустому холодильнику. Строить же сырьевых олигархов и криминальных баронов, сросшихся с силовиками, и объединенных в клубы по интересам, и в группировки подельников внутри этих клубов – затруднительно.

Можно убирать отдельные зарвавшиеся фигуры – но даже это результат договоренностей, а между мощными группировками можно только лавировать.

Этим и занимался Путин все годы у власти – но сейчас он зажат в угол. Цена Urals уже ниже $13 за баррель, что не окупает расходов на ее транспортировку, и продолжает падать, а саудиты на контакты по нефти не идут, и намерены душить российский экспорт до полной победы.

Военные поражения в Сирии и Ливии следуют одно за другим. Разыграть «под пандемию» сценарий «гуманитарного снятия санкций» не получилось.

Операция российских спецслужб по «спасению Италии» – и завоеванию итальянской поддержки в вопросе снятия санкций, развалилась в три дня.

Ситуация внутри страны, и тоже не без помощи пандемии и карантина, начинает выходить из-под контроля Кремля – региональные власти уже сами принимают решения об изоляции от заразной столицы и друг друга. Следом за Москвой от остальной России изолировалась Чечня, и у неё наверняка найдутся последователи.

Впрочем, Москва давно отгораживалась от России, ибо нерезиновая, и карантин позволил лишь найти этой изоляции достойное объяснение. Хотя и в Нерезиновой сейчас невесело: стоимость бутилированной воды превысила стоимость нефти: недорогая 5–литровая бутыль стоит 60 рублей, что в пересчетедает около $150 за тонну, а стоимость Urals менее $100 за тонну, причем, вода дорожает, а нефть дешевеет.

Иными словами, Россия подошла к черте, за которой единственным выходом оказывается политический дефолт: замена лидера с последующим его разоблачением и списанием на него всех бед, и смена политического курса, с широкими уступками, и даже с некоторым покаянием за старые грехи, в обмен на снятие санкций и экономическую помощь.

Этот трюк в отношениях с Западом уже срабатывал: Горбачев так списал Брежнева и всю цепочку генсеков-однодневок, разменяв их на «ножки Буша». СССР это не спасло, зато спасло советские элиты, впрочем, и СССР развалился из-за внутреннего конфликта в их рядах. А сейчас настала пора списать Путина, чтобы спасти Россию в её нынешней роли.

До начала пандемии еще можно было списать Путина с почетом, на специально созданную должность, стоящую над президентом, но чуть в стороне, и ни за что не отвечающую –по сути, на должность бога. Через какое-то время бога можно было с почтением отодвинуть в сторону, и сосредоточиться на делах земных, разворачивая их как надо. Но коронакризис не оставил времени для таких маневров и Путина придется списывать жестко и быстро.

Конечно, все компетентные люди, от мнения которых что-либо зависит, понимают, что дело не в персоналиях, и что не Путин породил нынешнюю Россию. Напротив, Россия сформировала Путина-политика, стартовавшего, кстати, под прозападными и демократическими лозунгами. Это не помешало ему взрывать дома и развязывать войны на Кавказе для укрепления своей популярности, что хорошо иллюстрирует реальную изнанку российской демократии – но никому не нужно докапываться до сути в этом вопросе.

Криминальная помойка-Россия нужна всем, никто не хочет её краха. Китай она, в целом, устраивает даже такая, а Запад хочет всего лишь вернуть ее в рамки допустимого.

Ни личность Путина, ни личность Постпутина значения не имеют. Значение имеет только то, что для вывода России из тупика в отношениях с Западом, породившим остальные российские тупики, нужен козел отпущения, а никого, кроме Путина, на эту роль нет – раз. И, два: Постпутин должен прийти на свой пост с такой позиции, которая позволит ему,за счет наработанных связей,быстро и жестко найти компромисс, лавируя между соперничающими российскими группировками.

В этом сценарии заинтересован не только Запад, но и российские элиты – иной вопрос, что каждая группировка хотела бы понести в ходе такого разворота наименьшие потери. Но, в принципе, все понимают, что время его пришло.

Смерть Отца России с последующим разоблачением и явление нового вождя, провозглашающего «оказался ваш Отец, не отцом, а сукою»

Сообщение о диагнозе «коронавирус» у главврача инфекционной больницы на Коммунарке Проценко, с которым общался Путин, независимо от того, правда это или нет, не может быть случайностью. Налицо просчитанный вброс и изучение реакций, как в мире,так и в России.

Это необходимо для принятия решения: стоит ли Путину заражаться от Проценко коронавирусом или нет, благо двухнедельный инкубационный период дает время даже провести теневые консультации, обсудив условия отмены санкций, а, главное, кандидатуру наследника.

Здесь нужно соблюсти баланс между приемлемостью этой фигуры для Запада и её способностью удержать ситуацию под контролем. Что станет при этом с самим Путиным на самом деле, тоже, вероятно, будет обсуждаться. Недаром же пробные сливы о подготовке «большого договора между Москвой и Вашингтоном», включая «предоставление личных гарантий безопасности Путину в случае его ухода», случались и раньше.

И вот, ситуация назрела. Кто же может стать Постпутиным?

Ответ лежит на поверхности: Россией может править тот, кто держит Москву, на которую замкнуто всё, в первую очередь – финансовые потоки в регионы. Такой москвоцентризм дает гарантию против региональных бунтов –  Москвой же сегодня рулит Сергей Собянин. Который, кстати, тоже встречался с Проценко, но вирус его не возьмет, тут сомнений нет.

Выходец из тюменского захолустья – из села Няксимволь, Ханты-Мансийского автономного округа – более заднюю часть России еще надо поискать, – 62-летний Собянин прошел длинный и непростой аппаратный путь. Он был обкатан на многих должностях – и ни на одной из них не свернул себе карьерную шею, что говорит о незаурядной гибкости и тонком политическом чутье. Собянин, несомненно, отлично знает, как устроена российская власть, и обладает широчайшим кругом знакомств и связей в разных её группировках. С октября 2010 года он – мэр Москвы, и неизменно справлялся с ситуацией в этом очень и очень непростом городе, не стесняясь, при необходимости, применять силу в отношении недовольных.

О Собянине есть книжка российского политолога Алексея Кунгурова, под названием «Феномен Собянина. Кто делает президентов», написанная в стиле «комплиментарного компромата», когда автор вроде бы разоблачает, срывая покровы, бичуя пороки и сообщая малоизвестные или вовсе непроверяемые факты. Но разоблачаемый, по мере прочтения, обрастает симпатичными прибабахами. Явно в расчете на то, чтобы нужный человек, прочтя такое, возможно и в переводе, задумался бы, да и сказал: «Ну вот же он, наш будущий сукин сын! Отличный сукин сын, надо брать!».

Сам Кунгуров – идеальный автор для продажи Собянина на Запад: «оппозиционный лево-патриотический блогер и публицист», получивший в декабре 2016 2,5 года колонии-поселения,признанный политзаключенным, то и дело арестовываемый вновь – в общем, такой мини-Навальный.Конфетка, а не автор.

Но без заказа такие книжки не пишут, и не надо цитировать Шолохова, что, мол «советские писатели пишут по зову сердца». Книжки такие пишут по совсем другому зову, а зов этот мог исходить только от политтехнологов Собянина, получившего добро на такой пиар с самого верха, никак иначе. Потому, что слушать оправдания «не виноватый я, это Кунгуров сам написал», циничные дядьки-нагибаторы не станут, тем более, располагая показаниями самого Кунгурова: кто заказал, сколько платил и как шла работа над текстом.

Что же интересного можно узнать о Собянине из этой книжки?

– Собянин абсолютно непопулярен и не победит на мало-мальски честных выборах. Что правда – он бледная аппаратная моль. Впрочем, в книжке, надо полагать, о Собянине почти всё правда, вопрос только в том, как она подана.

– Собянин удовлетворяет требованиям «настоящих избирателей» – ограниченного круга лиц, делающих президентов, губернаторов, депутатов и т.п. «и согласовывающих их кандидатуры со своими забугорными хозяевами».

– Собянина уже давно готовят в преемники Путина. Да,логика такой подготовки прослеживается из открытых источников. Естественно, с поправкой на то, что явно засветить наследника нельзя – все конкурирующие кланы кинутся на него, и либо растлят в свою пользу, либо уничтожат. Поэтому наследника готовят втихую, исподволь – и, да, Собянин очень на него похож. В ситуации «кто держит Москву – держит Россию» он становится самой вероятной кандидатурой. Эта связка будет работать тем сильнее, чем больше к моменту передачи власти пойдет вразнос российское государство, а коронокарантинный психоз как раз и пускает его вразнос.

– Собянин упорный, свою карьеру выстроил сам. Не столько умом, сколько собачьей преданностью – и будет служить любому хозяину, пока тот в силе. У него нетсобственных идей и взглядов, он всегда проводник мнения начальства.

– Собянин туп и малообразован. Здесь Кунгуров преувеличивает – дураки не взлетают так высоко, если только их не возносят на роль будущей жертвы. Но, конечно, Собянин не светоч разума. Кость или артерию перекусит легко, атонко сыграть – это вряд ли.

– Собянин, говоря словами Черномырдина, «вырос в атмосфере нефти и газа» – то есть, тесно связан с экспортным лобби. Да, сейчас он от него отошел, но связи остались.

– На Собянина нет большой папки с компроматом. Возможно, и так: он изворотлив, действовал чужими руками, прятался за начальственные указания. Возможно.

-Собянин не взлетел ракетой, «из оленеводов в генералы армии», а прошел все ступени аппаратной лестницы. «Он практически идеально соответствует той среде, в которой существует. Его, словно пробку из воды, выталкивает наверх сама система власти», – это цитата.

В сумме мы получаем идеального президента слабой и управляемой России –то, что и надо предлагать на внешний пиар-рынок под снятие санкций. Плюс твердую руку, способную организовать круговую оборону космополитично-патриотичной Москвы от депрессивно-кризисной России, – это для акционеров, контролирующих экспортные потоки. И, наконец, получаем мастера аппаратного компромисса – для успокоения региональных российских элит.

Какого же еще Постпутина вам надо?

Конечно, ничего пока не решено. Путин колеблется, поскольку, войдя в переговоры об уходе, выйти из них трудно, а в текущей ситуации просто невозможно. А Путин не уверен, что ему удастся выторговать хорошие условия для себя. Но ситуация давит на него – и давление растет. И, если речь все-таки пойдет о рокировке в верхах, с уводом Путина в защищенную часть поля, то кандидатура Собянина на роль преемника – самая вероятная.

Николай Ильченко

| Newssky.com.ua