Макс Михайленко: пять тезисов января

Украина сегодня1. Киев урегулировал вопрос предоставления Украине следующего транша МВФ по программе EFF.

По идее, два транша обьединят. Чем это хорошо? Тем, что мы постепенно восстанавливаем тот обьем международных резервов, которым Украина обладала до начала тектонических потрясений.

Чем это плохо? К сожалению, естественный альянс национальной и международной финансовой бюрократии во многом препятствует радикальным рыночным реформам (с этой проблемой в свое время сталкивалась и Грузия). В частности и поэтому бюджет экономит расходы на незащищенных слоях, а доходы извлекает из налогового давления на остатки среднего класса и 'инфляционного налога'.

Эффекты сотрудничества с МВФ — это отдельная большая тема (16 лет назад автор этих строк защищался по этому вопросу, поэтому 'немного знает' о чем речь). Поэтому, думается, к собственно рыночным реформам Украина сможет приступить лишь после того, когда острая необходимость в поддержке МВФ отпадет.

2. Скачки курса гривны исчерпывающе, на мой взгляд, обьяснил Виктор Пинзенык.

Они не связаны с очередной обвальной девальвацией российского рубля, поскольку товарооборот между Украиной и Россией упал до исторического минимума. Точно так же эти флюктуации вряд ли имеют отношение к деятельности дочек российских банков — советую обратить внимание как раз на обратное, а именно явно противоречащую интересам Кремля договоренность, которой достиг 'Сбербанк России' по реструктуризации займов, ранее сделанных украинскими предприятиями.

Так что дело в другом, на что и указал Виктор Михайлович — если вы в декабре решили внезапно потратить несколько десятков миллиардов гривен из остатка на казначейском счету, не удивительно что в январе вы сталкиваетесь с 'интересными явлениями'.

Впрочем, думаю, что гарантированное продолжение кредитования со стороны МВФ и по согласованным с Фондом другим линиям — при желании финансовых властей Украины быстро вернет курс к бюджетному параметру.

Подчеркну, что не являюсь сторонником свободно плавающего курса в условиях наличия слаборазвитой экономики. Считаю, что Украина должна вернуться к жесткой модели 'валютного правления' (currency board). Этот подход оправдывал себя в условиях галопирующей (такой, как в прошлом году) инфляции середины 90-х, и является вполне здравомыслящим, если принять во внимание, что в этом году мы можем в лучшем случае ожидать лишь стабилизации обьемов экспорта в долларовом измерении.

Нынешняя курсовая и монетарная политика выгодна лишь таким агентам рынка, которые инвестируют в валютные спекуляции. Это дискуссионный вопрос, во многом даже идеологический, но я готов на эту тему спорить.

3. С пониманием отношусь, в частности, к недавним шагам фракции 'Самопомощь' в ВР.

Хотя бы потому, что курс реформ вязнет в избыточных компромиссах, причем они часто носят кулуарный характер. Не следует, на мой взгляд, бояться досрочных парламентских выборов — ничто не указывает на возможность реванша реакции, она 'зашита в свой электоральный ватник'.

Другое дело, что в государстве, которое лишь недавно восстановило демократическую форму правления посредством общенародной революции — реакционных партий в качестве политической обслуги гангстерских группировок и вражеских резидентур не должно существовать вообще.

Уверен, что тактика президентского лагеря, включающая компромиссы с 'бывшими', во второй раз с 2005 года фигурирующих в качестве 'региональных элит' — глубоко ошибочна, и до добра не доведет.

Кроме того, и в силу вышесказанного, украинское общество (нация) не воспринимает  ситуацию, в которой власти гоняют по судам Геннадия Корбана, в то время как Александр Ефремов, Елена Лукаш, Ринат Ахметов и Дмитрий Фирташ — чувствуют себя вполне вольготно.

Потешная борьба с коррупцией, в рамках которой задерживаются в лучшем случае лишь рядовые исполнители — вызывает раздражение даже в самих правоохранительных органах. Все недавнее красноречие президента Порошенко в этом конкретном аспекте — никак не повлияло на общественное мнение (и на оценки западных партнеров): государственные изменники, рейдеры, 'пауки' коррупционных сетей, 'гении бизнеса' на захваченных активах и казенных деньгах — остаются безнаказанными. Хотелось бы верить, что Банковая представляет себе среднесрочные  последствия подобного 'правосудия'.

4.  Можно себе представить тот накал давления, который испытывает сегодня официальный Киев со стороны Вашингтона, Брюсселя, Парижа и Берлина в вопросе конституционных изменений в части самоуправления.

Проясню свою позицию — я обеими руками за эту реформу, несмотря даже на критику в плоскости полномочий префектов, но если (если!!!) таким образом через ВР пытаются протащить даже минимальную легализацию 'ЛДНР', нашим представителям лучше сказать 'стоп' прямо сейчас. Потому что цель Москвы понятна — превратить Украину в подобие Боснии-и-Герцеговины, несчастного, бесперспективного и дисфункционального государства, в котором сербский анклав закрывает возможность для двух других общин двигаться по пути интеграции в НАТО и ЕС.

Зачем это нужно западным партнерам Украины — понятно, они с удовольствием сбросили бы украинскую проблему в 'бэкап', а сами члены нормандской четверки с участием США с полным правом претендовали бы тогда на Нобелевскую премию мира.

Это все довольно прозрачно, видно невооруженным глазом. Но украинцы прекрасно знают, что такой исход — не в их интересах, а загнанного сегодня в угол российского диктатора подобное 'спасение лица' только раззадорит.

Мы не можем запретить западным партнерам отмывать лицо агрессора, ядерного террориста, крышевателя наркобизнеса и педофила. Но только — не за наш счет, ок?

Если инициаторы этого варианта уверены в народной поддержке столь позорного 'мира' — пусть идут на досрочные парламентские выборы. А если нет — то пусть убедительно развеют сомнения нации по поводу таких изменений в Основной Закон.

5. Подытоживая, подчеркну: я далек от пессимизма в отношении нынешнего содержания и темпа политического и экономического развития Украины.

Обьясню почему: ведь, на самом деле, изменения, которые происходят в Украине, вокруг нее, в Европе и мире — являются фундаментальными (из недавнего их можно сравнить с рубежом 1980-90-х). Просто волею случая мы оказались в центре урагана и нам кажется, что события едва-едва ползут.

Этот эффект известен в политической психологии масс — один 1793 год в якобинском Париже 'стоил' пятидесяти прошлых лет, а к моменту термидора 30-летние члены Конвента ощущали себя глубокими стариками. Поэтому главное сегодня — не предавать себя, состоящую из нас новорожденную Нацию и ее потрясшую все ныне живущее человечество Революцию.

А это значит, что лучше ползти по пути правды, чем бежать по дороге лжи.

Макс МихайленкоМаксим Михайленко
Dr. H.C., Wisconsin International University in Ukraine, (2011) M.A. International Relations and European Studies, CEU Budapest-Open University UK, 2000.

Поширити / Поделиться:

В тему:

,
Комментарии для: “Макс Михайленко: пять тезисов января
  1. Уважаемый Максим, сигнализирую: на иллюстрации не хватает ХЛЕБА! Причём обязательно с САЛОМ! :) А вообще, поздравляю с весьма привлекательной публикацией. Будьмо!

    View Comment
UkrNET - поисково-информационный ресурс