Зачем Россия продает Ирану военный спутник

11.06.2021 0 Редакция NS.Writer

Продажей спутника «Канопус В» Тегерану Москва шантажирует Запад. Ну, и банально хочет немного подзаработать, пишет обозреватель отдела международной политики «ДС» Владислав Гирман.

| Newssky.com.ua

Россия в ближайшие месяцы поставит Ирану спутник «Канопус-В» с камерой высокого (максимальное 2,1 метра) разрешения.

Система значительно расширит возможности Тегерана в плане отслеживания ситуации на Ближнем Востоке. В частности, иранские военные смогут непрерывно мониторить различные НПЗ в странах Залива, израильские военные объекты и базы США в Ираке.

По информации The Washington Post, первой сообщившей об этой сделке со ссылкой на ряд источников в США и в некоем «ближневосточном правительстве» (вполне вероятно — израильском), переговоры о покупке «Канопуса» россияне и руководство Корпуса стражей исламской революции (КСИР) начали вести еще в 2018 г. Весной текущего года, по данным WP, российские эксперты побывали в Иране уже для обучения иранцев, которые спутником будут управлять с недавно построенного объекта близ города Кередж.

Сам по себе «Канопус-В» россиянами позиционируется как гражданский спутник, используемый в России МЧС, Минприроды, Росгидромета, РАН, Роскосмоса.

С другой стороны, было бы странно, если бы Россия вдруг раскрыла все карты и призналась в том, что «Канопус-В» в безвоздушном пространстве кружится и в интересах ведомства Сергея Шойгу, например.

То, что в переговорах с Москвой о покупке сателлита, как пишет WP, участвовали представители КСИР, как раз свидетельствует о том, что это не невинный аппарат для отслеживания изменений в погоде и пожаров.

Как отметил источник газеты в «ближневосточном правительстве», «Канопус-В» — «не самый лучший в мире, но …очень хорош для военных целей», и позволит Ирану заполучить более точный перечень целей для потенциального удара.

Набор сигналов

Очевидно, что использование данного спутника Ираном имеет целью переформатировать геополитическую картину в регионе, предоставив Тегерану, сопернику Саудовской Аравии и Израиля, широкий инструментарий для мониторинга всех передвижений на Ближнем Востоке.

Иными словами, Москва и Тегеран вознамерились пойти на явное нарушение стратегического баланса.

Причин такого решения на самом деле несколько.

Во-первых, отчасти таким образом ситуативные союзники Иран и Россия реагируют на провал так и не состоявшейся третьей интифады — войны прикормленных обеими странами боевиков ХАМАС и «Исламского джихада» с израильской армией.

Выпустив рекордное за последние годы количество ракет, боевики нарвались на жесткий ответ Израиля и запросили перемирия, так ничего и не добившись. Разве что выгодного для их покровителей роста напряжения в регионе накануне череды важных международных саммитов, которые проходят на этой и следующей неделе в Европе.

Во-вторых, очевидно и то, что сделка проводится в пику, собственно, администрации Джо Байдена.

Президент США, как известно, пытается произвести своего рода откат в иранской политике своего предшественника Дональда Трампа — вернуть Штаты в Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), или «ядерную сделку».

Но вернуть не на условиях Ирана, а усадить аятолл за стол переговоров с целью в рамках СВПД достичь договоренности о сворачивании Тегераном своей ядерной программы.

Иран, в свою очередь, гнет свою линию и требует сперва послаблений в санкционной политике США. Параллельно Тегеран продолжает работать над своей ядерной программой, запретив доступ к объектам для специалистов МАГАТЭ.

И, как заявил на прошлой неделе госсекретарь США Энтони Блинкен, «нет никаких признаков того, что Иран намерен вернуться к ядерному соглашению 2015 г.». Более того, по его словам, Иран «уже имеет значительное количество урана, обогащенного до 20 и даже до 60%, и продолжает запускать новые, более совершенные центрифуги».

По прогнозу главы Госдепа, ядерное оружие у Ирана может появиться как в ближайшие несколько лет, так и месяцев, а то и недель. «И непонятно теперь, удастся ли загнать джина обратно в бутылку», — добавил Блинкен.

Правда не факт, что у США нет хоть какого-то способа разобраться с иранским джином. На самом деле Вашингтон очень интенсивно обсуждает иранский кейс с союзниками, в первую очередь с Израилем.

К примеру, 4 июня Блинкен, советник по вопросам нацбезопасности Джейк Салливан и шеф Пентагона Ллойд Остин встречались в Вашингтоне с министром обороны Израиля Бени Ганцем, чтобы детально обсудить иранскую угрозу и проработать различные сценарии. В том числе и военные, как заявил Ганц.

И также на прошлой неделе израильский премьер Биньямин Нетаньяху пообещал, что Иерусалим предпримет действия, которые не позволят Ирану заполучить ядерное оружие. Кстати, после этого заявления в Иране случился очередной — уже четвертый за неделю — пожар на промышленном объекте. 9 июня Al Arabiya сообщил о пожаре на продовольственной фабрике в провинции Альборз. А в первой половине апреля на ядерном объекте в Натанзе внезапно случился блэкаут. В чем Тегеран сразу же обвинил израильские спецслужбы.

И, к слову, он может не ошибаться. Израиль ведь, наверное, больше, чем кто-либо еще, заинтересован в том, чтобы его воинственный сосед, постоянно угрожающий уничтожить государство Израиль, не заполучил ядерное оружие.

Игра в имитацию

В дополнение к вероятному появлению у Ирана ядерного оружия продажа Россией Ирану своего спутника в еще большей степени повысит угрозу для Израиля, да и для Соединенных Штатов тоже.

На первый взгляд. Ибо заключение Москвой сделки по продаже «Канопуса-В» может быть продиктовано и соображениями совсем иного рода — не столько заботой о военном потенциале Ирана, сколько шкурными интересами.

Первое. Нужно учитывать плачевное состояние космической отрасли России (а это «мертвая» ГЛОНАСС, с трудом взлетающие «Союзы», «дырявый» российский сегмент МКС и т.п.).

Роскосмос Дмитрия Рогозина, чей бюджет российский Минфин еще в прошлом году решил урезать, и, к тому же, испытывающий острый технологический голод из-за санкций, попросту пытается заработать, продавая Ирану свои железяки.

Второе. Очевидный элемент шантажа Соединенных Штатов Кремлем во время и накануне саммитов «Большой семерки», НАТО, США-ЕС и встречи Байдена с Путиным в Женеве.

Нечто подобное провернул 7 июня упомянутый выше Рогозин, когда выдвинул Вашингтону ультиматум: или снимаете санкции с предприятий космической отрасли РФ, «Прогресса» и ЦНИИмаша, или Россия к 2025 г. выйдет из программы Международной космической станции. Таким же образом в свое время Москва шантажировала США ранее — прекращением поставок двигателей РД-180.

Что вышло в итоге? В 2020 г. Конгресс США дал добро на прекращение закупок российских двигателей и стал еще активнее работать со SpaceX, чьи ракеты теперь доставляют грузы на МКС. Та, в свою очередь, более чем истощила свой ресурс. Российские отсеки и вовсе чудом еще держатся. Так что угроза Рогозина столь же эффективна, как и шантаж двигателями. Ныне в мире, помимо США, РФ или Китая, все больше космических держав (ОАЭ, Индия).

С учетом того, что МКС пора бы давно уже притопить, то ультиматум Рогозина, напротив, может подтолкнуть Вашингтон к запуску новых программ, например, с Японией, Южной Кореей, ЕС, Украиной, Индией и т.д.

Иранский же кейс, к которому в США все равно относятся крайне серьезно, в перспективе аналогично имеет все шансы сыграть против Москвы и/ли Тегерана. По той простой причине, что это является отличным аргументом в пользу увеличения финансирования космических войск США, а также возможностью удержать статус-кво в отношениях с Израилем, которые несколько осложнились после ухода Трампа из Белого дома.


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: