Вперед, эль-мюриды! Зачем в Кремле подкармливают «патриотическую оппозицию»

02.09.2020 0 Редакция nikolaiilcenco

| Newssky.com.ua

Если революция и смена власти в России неизбежны, их нужно возглавить. Для этого нужно заранее подготовить кадры будущих революционеров, притом, по нескольким направлениям, которые в дальнейшем вступят в борьбу друг с другом и привлекут в свои ряды весь, или почти весь горючий материал

Смена режимов как управляемый процесс

На свете всё кончается – вот и ресурс путинского режима уже почти исчерпан.  Разумеется, это не означает, что после его развала власть будет валяться под ногами, и её сможет подобрать кто попало. Самые дальновидные представители уходящей генерации пост-СССР загодя подготовят дряхлеющей власти замену, которая позволит, на первых, по крайней мере, порах, канализировать накопившееся недовольство, обеспечив верхушке старой власти безопасный уход в тень.

Такая плановая замена, ставящая барьер на пути чужаков – явление, в целом, рядовое. Технически её сложность зависит от силы и многоплановости недовольства. К примеру, родоплеменная элита Туркменистана очень легко подготовила на замену умирающему Ниязову, выходцу из Политбюро ЦК КПСС, бодрого стоматолога Бердымухаммедова. Версия о том, что Бердымухаммедов – незаконный сын Ниязова обосновала в глазах туркмен его приход к власти, а специфические свойства характера, поощряемые окружением, сделали туркменбаши вполне предсказуемым и хорошо манипулируемым из-за кулис.

Вот пример посложнее: нынешние события в Минске. Александр Лукашенко упустил момент, когда ресурс прочности его режима оказался исчерпан, и не подготовил для себя вариант аккуратной замены. А Кремль этот момент не упустил, и для начала вытолкнул против Лукашенко букет никчемных и откровенно пророссийских кандидатов, набранных буквально из кого попало. И это сработало: то, что все эти кандидаты были «против Лукашенко» перевесило в глазах беларусов все их недостатки. В ходе предвыборного отбора в первые ряды прорвалась Светлана Тихановская, которая сейчас отсиживается за границей, и в протесты не встревает, призывая к переговорам.

Прелесть же этой ситуации в том, что Тихановскую, как жертву махинаций Лукашенко, и фактического победителя выборов (что, к слову, тоже небесспорно) сейчас поддерживает также и Запад. Это создало для Кремля беспроигрышную ситуацию: если Лукашенко усидит, то он, угодив под санкции Запада, будет вынужден считаться с волей Москвы. Если же не усидит, то, поскольку у Тихановской нет ни команды, ни опыта, ни партии, и как президент она будет полный ноль, за влияние на неё развернется борьба, в которой у Кремля есть немалые шансы победить.

Пример ещё более сложный: демонтаж СССР и замена Ельцина на Путина – длинная многоходовка, по результатам которой спецслужбы, оказавшиеся самой организованной частью советских элит, не только сохранили, но и упрочили свое положение на всем постсоветском пространстве, превратившись, по сути, в мощную ТНК.

Наконец, можно привести и пример, когда власть в течение нескольких месяцев действительно было некому подобрать: это Российская Империя февраля-октября 1917 года. В итоге, её захватила группа решительных авантюристов, что для старых элит окончилось трагично.

Теория кризисов и инструменты управления

Итак, Россия подходит к очередной катастрофе, итогом которой должна стать смена власти. Но эта катастрофа была заранее и всесторонне просчитана, поскольку российские верхи располагают как экспертами, так и методологией, необходимой для этого. Жрецы культа катастроф – а речь пойдет именно о культе, как о явлении, промежуточном между религией и наукой, так и называются: методологи.

Методологи – последователи российского философа Георгия Щедровицкого, основателя Московского методологического кружка, основанного в конце 1950-х как подобие масонской ложи, отрабатывающей инструментарий тайного управления обществом с целью захвата и удержания власти. При этом, в отличие от масонов, методологи рассматривали захват и удержание власти как конечную цель, а не как средство для достижения каких-либо сверхцелей.

Разумеется, такое перспективное направление не могло не заинтересовать спецслужбы, и «щедровитяне», в дальнейшем ставшие «методологами», буквально с первых дней получили полную поддержку. Хотя и не обозначенную явно, поскольку их «огосударствление», во-первых, оттолкнуло бы от них часть возможных последователей, занимавших по отношению к советскому государству критическую (по разным причинам) позицию, а, во-вторых, загнало бы их самих в рамки бюрократической резервации.

Основным инструментом методологов, при помощи которого они намеревались воздействовать на социум, стала выработка приемлемых компромиссов как выхода из конфликтной ситуации. С этой целью была разработана методика организационно-деятельностных игр, в которых их участникам предлагалось сформулировать проблему, иной раз и произвольную, а потом совместно решить ее. Модератор дискуссии выявлял самых активных игроков и давал им высказаться, а всем участникам приходилось отстаивать свою точку зрения, отвечая на провокационные вопросы. Результатом игры становилась схема решения проблемы, как плод коллективного творчества.

Очевидно, что при таком подходе у всех участников создавалась иллюзия достижения компромисса с влиянием на конечный результат всех высказанных точек зрения.  Менее очевидно, что компромиссных способов решения проблемы зачастую возможно несколько, при этом, они могут и не иметь сходства друг с другом – а выбор одного из них определяется модератором. И, наконец, при достаточном искусстве модератора его решающая роль в нахождении компромисса становится малозаметной. Если же она все-таки заметна многим из участников, то для модератора это несомненный провал.

По сути, методологи создали стройную концепцию того, что в дальнейшем назовут управляемой демократией, заложив основы современной социальной инженерии. Высшими же жрецами этого культа, посвященными во все его секреты, становились хорошо подготовленные модераторы. Именно они, по факту, и должны были обеспечивать захват и удержание власти, как в ходе учебной игры, так и в дальнейшем, в ходе практического применения технологии, отработанной на тренировках. При этом, сам кружок был формально открыт, и создание его филиалов всячески поощрялось. Стать модератором тоже мог, в принципе каждый, уловивший, суть модераторства в системе, предлагаемой методологами. Не обязательно даже в форме ясных формулировок, которых, собственно, и не предлагалось, а, скорее, на уровне сатори.

В итоге, к началу 90-х (Георгий Щедровицкий скончался в 1994, передав руководство сектой своему сыну Петру) через методологические семинары прошли десятки тысяч людей, а наиболее перспективные из них были замечены, взяты на учет и стали плотно опекаемы. Суть методологического подхода (отчасти похожего на систему сайентологов, хотя говорить об этом не принято) нашла отражение и в советской литературе: «прогрессоры» братьев Стругацких – в чистом виде методологи, наполовину – секта, наполовину – спецслужба. Созданная первоначально для обслуживания деликатных интересов Мирового Совета, эта группа де-факто стоит над любой властью Земли, поскольку её инструменты влияния неизбежно подчиняют ей любую власть, что ясно показано в поздних романах Стругацких: «Жук в муравейнике» и «Волны гасят ветер».

Именно методологический подход, развитый в 90-е до полноразмерной социальной инженерии, и лег в основу методов, используемых для влияния на мир в целом, на постсоветское пространство и на Россию. Их оператором и бенефициаром стал нео-КГБ – организация, выросшая из советских спецслужб до размеров и влияния теневой глобальной ТНК благодаря успешной приватизации большей части собственности распиленного СССР.

И, если для понимания сути работ основателей методологии проще всего обратиться к творчеству Стругацких, то аспекты социальной инженерии, резвившейся на основе методологии в обширную прикладную дисциплину, удобнее всего изучать при помощи романов и рассказов Виктора Пелевина. Притом, не только «Generation П», а, практически, всех.

Стройные ряды эль-мюридов

Здесь мы, наконец, подходим к явлению, вынесенному в заголовок: к заготовкам для будущих дискуссий о новом устройстве власти, которые с гарантией должны привести к удобному для старой власти результату. Очевидно, что все такие заготовки – и кадры, и идеологические штампы должны быть подготовлены и обкатаны заранее. А, поскольку современная Россия является для нео-КГБ глубоким тылом, над которым он намерен удерживать полный и безоговорочный контроль, то и выбор таких заготовок должен быть достаточно широк, с тем, чтобы в момент наступления смуты притянуть к себе все группы общества, не оставив свободных ресурсов для незапланированного развития событий. Одним из важнейших в этом списке является набор идей, который можно условно назвать оппозиционно-национал-патриотическим, или, для кратости «оппо-нацпа»

Условно – потому, что и оппозиционность, и патриотизм, и национализм в этом наборе фальшивы.

За патриотизм выдается неосоветизм, противопоставляемый западной «бездуховности» – то есть, в первую очередь, праву каждого человека на личное, без привязки к «интересам государства», жизненное пространство и на приоритет этого пространства перед «государственными интересами».

За оппозиционность – предложение усилить государственное давление на общество, сменив нынешнюю команду кремлевских менеджеров на более радикальную.

За национализм – полная и принципиальная денационализация в чисто советском духе, специфическая идеология советского интернационализма, основанная на ненависти ко всем, кто осознает себя принадлежащим к любой нации, причем, как этнической, так и политической.

Разумеется, всё это подается не в лоб, а обосновывается, внешне – рационально, в действительности – с передергиванием фактов и упором на эмоции, так, чтобы подвести к нужным выводам самого читателя, а не декларировать их открыто. К слову, комментарии по поводу последних событий в Беларуси, циркулирующие в Сети, полны таких примеров. Кремль, оценив важность происходящего, вскрыл, кажется, все запасы своих оппо-нацпа консерв.

Одним из самых ярких представителей оппонацпов и является блогер, известный под псевдонимом Эль-Мюрид. Настолько ярким, и одновременно настолько типичным, что его, и его творчество можно рассматривать и анализировать в качестве примера, удобного для понимания оппо-нацпа группировки в целом.

Анатолий Евгеньевич Несмиян, 1965 года рождения, известный в ЖЖ под ником el-murid родился в Украине, в селе Красиловка, Ставищенского района Киевской области. Окончил химический факультет Московского химико-технологического института.  В настоящее время проживает в Петербурге, и, временами, в Краснодарском крае, ранее – в г. Набережные Челны (Татарстан, РФ).

С 1991 года занимался частным предпринимательством: ООО «Печатный двор», ООО Центр деловой документации (полиграфия); пивной бар «Bier-Hoff», в связи с чем привлекался к судебной ответственности за мелкие аферы и попытки уклонения от налогов. В этот период, а также период парламентского мятежа в Москве, возможно, имел некое отношение к депутату ВС России христианско-консервативного толка Виктору Аксючицу. В свободное от предпринимательства время Эль-Мюрид излагал свои взгляды в ЖЖ, где он появился (что примечательно) в начале 2000-х, сразу став называть себя «востоковедом» и «военным экспертом». Отточив изложение, он постепенно приобрел некоторую известность, чем и вызвал интерес к своей персоне.

То есть, в соответствии с классической концепцией методологов, Несмиян был замечен как активный и перспективный участник организационно-деятельностной игры «ЖЖ», из которого, в дальнейшем, мог получиться модератор низшего звена в одном из интересующих старших модераторов направлений. В свою очередь, Несмиян увидел в этом интересе перспективы для себя, и начал активнее развивать свое блогерство, с прицелом уже на извлечение прибыли, и/или на возможную политическую деятельность.

В 2011 году Эль-Мюрид был отмечен Русским биографическим институтом как «Блогер года» и награжден «Национальной премией в области блогосферы» за «вклад в развитие гражданского общества». По факту это было вложением в его раскрутку, в сумме примерно 250-350 тыс. руб., поскольку Русский биографический институт – в своём роде рекламная контора, торгующая званиями. Впрочем, едва ли в раскрутку Эль-Мюрида вложился сам Несмиян. Более вероятно, что деньги за него внесли старшие модераторы оппо-нацпа направления, еще не оформившегося к тому времени публично, но уже находившегося в разработке, подбиравшие подходящий персонал, украшенный «авторитетными» регалиями. Об этом говорит то, что с января 2012 года Несмиян внезапно стал сотрудником «условно» абхазского информационного агентства ANNA-NEWS, первоначально заточенного на освещение участия России в сирийском конфликте.

По факту, роль Эль-Мюрида сводилась к популярному и расширенному пересказу и ретрансляции материалов малоизвестного в то время ANNA-NEWS под своим, уже относительно раскрученным, именем. Тогда же, в соавторстве с основателем ANNA-NEWS, ныне покойным Маратом Мусиным, он издал книгу «Ливия, Сирия. Далее везде!», за которую, по представлению экс-депутата от коммунистов и экс-функционера образовательного ведомства РФ  Дарьи Митиной, в то время сопредседательшей Левого Фронта, был награжден международной премией Союза Писателей России «Имперская культура» им. Эдуарда Володина по разделу «Публицистика».

Такое соединение «в одном флаконе» несоединимых на первый взгляд вещей заслуживает того, чтобы остановиться на нем подробнее. Итак, «абхазское» ANNA-NEWS с персоналом, базирующимся в Татарстане (что также несколько дистанцирует его от Москвы), но с очевидно ФСБ-шными кураторами и финансированием, принимает к себе на работу блогера… Который, совместно с основателем агентства, выпускает книжку, превозносящую мужество членов Изборского клуба в ходе посещения ими передовой, а также «рафинированный интеллект» Башара Асада. За эту книжку он получает крайне правую литературную премию по представлению сопредседателя союза левых сил России.  При этом, некоторое время спустя, продолжая работать в ANNA-NEWS, этот же блогер начинает говорить о необходимости ухода из Сирии.

Это ли не плюрализм мнений? Это ли не свобода пребывать в оппозиции к власти?

Такой невероятный узел – только малая часть обширной и крайне противоречивой картины российских мнений и заявлений. Ни на что, в принципе, не влияющих реально в настоящем времени, но задающих будущую широту охвата общественных дискуссий в момент, когда власть начнет меняться.

Неподготовленный человек вообще не охватит всей этой картины, и, в итоге, окажется полностью управляем методами той самой социальной инженерии, о которой шла речь выше. Ему просто подсунут под нос то, что он будет готов с удовольствием лицезреть и принять. И даже подготовленный человек, способный анализировать много факторов одновременно, тоже запутается, если только не поймет, что перед ним обманка, декорация, яркий занавес с блестками, отвлекающий внимание от спрятанных за ним рабочих сцены.

Что ни одна из блесток – будь то «блогер», «оппозиционер», «патриот», «грантоед», «либерал» – и так далее, нашитых на этот занавес не несет никакой реальной смысловой нагрузки, а должна лишь отвечать ожиданиям определенной части российской, и, шире, неосоветской, на всем пространстве бывшего СССР, публики.  При этом, подобно тому, как актер, игравший в утреннем спектакле для детей Малыша, может вечером играть Гамлета, и варьировать эти образы годами, изо дня в день, так и участники этой постановки тоже могут легко менять амплуа в соответствии со зрительским спросом. К примеру, как уже было упомянуто, тот же Несмиян в 1990-1993 годах, то есть, до расстрела Белого дома, вероятно, работал помощником депутата «Съезда народных депутатов РФ» Виктора Аксючица, «участника диссидентского движения» в 70-х.

Каковой Аксючиц, за распространение эмигрантской религиозной и политической литературы был в 1979 году – о, ужас, исключен из КПСС и отчислен из аспирантуры!

Но получить столь мягкий приговор за такую деятельность в СССР мог только «свой в доску» кадр. Иными словами, Аксючиц был несомненным провокатором КГБ СССР, что многократно и подтверждалось в дальнейшем. Вероятно, именно благодаря удачному знакомству с «диссидентом-лайт» Аксючицем Несмиян и оказался со временем в поле зрения, а затем и в обойме перспективных участников политтехнологических игр российских спецслужб.

Этот русский мир износился до дыр – несите другой!

Но вернемся к исчерпанию ресурса путинского режима – и к действиям его наиболее дальновидных функционеров по замене одряхлевшей власти на новую. Аналогичное по смыслу переодевание из Андропова в Путина мы наблюдали, по историческим меркам, сравнительно недавно. Взглянем с высоты сегодняшнего опыта на те события, давностью в 30-40 лет.

…К началу 80-х СССР безнадежно отставал от развитых стран Запада, как экономически, так и идейно. При этом, нельзя сказать, чтобы его подданные (граждане могут влиять на политическую жизнь страны, чего советские люди были лишены) жили хуже, чем жители стран третьего мира. Но образ СССР строился на фундаменте легенды о «самой передовой стране», что порождало претензии его обитателей на уровень жизни передовых стран, находившихся, к тому же, на подъеме. Это привело к нарастающему раздражению низким уровнем жизни, без реальных перспектив его улучшения – и к поиску вариантов для кардинального улучшения своей жизни теми, у кого, в силу занимаемых позиций, имелся для этого ресурс. Вариант же, по сути, был один: смена правил игры и радикальный передел собственности. А, поскольку, делимые ресурсы были конечны, к тому же быстро таяли, это должно было сильно ухудшить положение большинства населения, по меньшей мере – на первых порах.

Дальнейшие события плохо укладывались в линейную парадигму «лучше-хуже». Жизнь стала качественно другой, несравнимой с прежней, поскольку сравнивать её нужно было по множеству факторов, что для среднего обывателя непосильно. Как следствие, возник большой слой людей, которыми можно было успешно манипулировать, сначала внушая им, что они скоро станут жить лучше, и ради этого им нужно смириться со сверхобогащением элит и урезанной недодемократией.

А затем, на следующем этапе, этим же людям можно было успешно внушить, что «раньше было лучше», и в том, что сейчас стало хуже, чем было раньше, виноват «запад», «либералы» и «демократы», и для улучшения их нынешней жизни им нужно смириться с дальнейшим обогащением элит и дальнейшим урезанием их прав. Вот и вся постсовесткая социальная инженерия – правда, только в принципе. Реализация этих манипуляций на практике требовала весьма сложных и изощренных схем.

Так вот, при смене неосоветской власти, олицетворяемой Путиным, на постпутинскую, эту манипуляцию придется повторить, с незначительными смысловыми вариациями, но в новых условиях, что потребует новых технологических приемов. И нынешним оппонацпам в этом плане отводится важная роль, как в разжижении старых порядков до текучего состояния на начальном этапе, так и в фиксировании их в новых формах на этапе завершающем.

Итогом же этой операции должен стать «новый русский мир» с нерастраченным ещё запасом прочности на ожидание светлого будущего, а в остальном похожий на старый – всё та же резервация пожизненно обманутых людей, больше приученных полагаться на опеку государства и телеящик, чем на самих себя и собственный здравый смысл.

Перечисленные задачи и определяют набор мнений, транслируемых Несмияном, а также другими оппонацпами, к которым он примыкает – от бывшего одессита Максима Калашникова и прочих отморозков – «друзей Новороссии», включая Гиркина и Прилепина, до более респектабельных, «аналитиков и идеологов», таких, как Степан Сулакшин или уже упомянутый Аксючиц. Каждый из этих персонажей является необходимым элементом оппо-нацпа схемы, выполняющим свою функцию. Никого лишнего и случайного в этом наборе нет, в чем легко убедиться, проанализировав связи между ними. Это доказывает, что в лице российской оппо-нацпа мы имеем дело с хорошо спланированной сетью, а вовсе не со случайно сложившимся кружком единомышленников…

Несмияну в этой сети, помимо популяризации спускаемых от старших модераторов точек зрения и прогнозов, отведена ещё и роль «человека-амфибии», не столь отмороженного, как бывшие полевые командиры, переведенные на информационный фронт, но и не столь рафинированного, и, в силу этого, оторванного от масс, как «интеллектуалы» Аксючиц и Сулакшин. В этом плане Эль-Мюрида можно назвать «джокером-полуинтеллектуалом».

Из сказанного также очевидно, что для анализа действий старших модераторов проекта по нацеливанию оппо-нацпа на очередную задачу нет ни малейшего смысла анализировать отдельные публикации любого из членов этого сообщества, будь он хоть четырежды эль-мюрид Советского Союза. Эти публикации следует анализировать массивом, матричным методом, выявляя общие тенденции и идеи, а, следом, и влияние, которое они могут оказывать на целевую аудиторию.

Николай Ильченко

| Newssky.com.ua