Владимир Путин – фашист?!

30.04.2015 3 Редакция Steelgrey

змеиВсе большее число российских аналитиков, в России и за рубежом, стали называть режим Владимира Путина «фашистским». И они не используют термин случайно или как форму осуждения. Они подразумевают, что Россия Путина действительно напоминает Италию Муссолини или Гитлеровскую Германию.

Один из самых последних примеров – Михаил Бениаминович Ямпольский. По словам  профессора Нью-Йоркского университета российского происхождения, “призыв квази-фашистского дискурса был предсказуем”, поскольку экономика России рухнула. Москва отвергает “что-либо, что можно рассматривать как признак слабости или женственности”, включая либерализм и гомосексуализм, а затем проецирует эти качества на врага. Следовательно, “украинцы систематически обвиняются в фашизме, в то время как русский фашизм смещается ложной идеализации собственного воображения”.

В марте, Московский комментатор Евгений Ихлов обвинил Путина в представлении “левого фашизма”, который, в то-же время «анти-рыночный и квази-коллективистский”, является “фашизмом, потому что это – форма воинственного и самого примитивного Мещанства”.

В январе 2015 года, Андрей Зубов, уволеный из Московского государственного института международных отношений за противостояния политике Путина по Украине, утверждал, что президент России строил  “корпоративное государство фашистского типа, упакованного в советской идеологии, идеологии сталинизма”, в результате чего Россия напоминает итальянский фашизм с его «национализмом и союзом с церковью”.

Московский аналитик Алексей Широпаев утверждал, что Россия движется к фашизму “в скачущей темпе”. Русский фашизм “стал ФАКТОМ, [его акцент]” “массовое российское сознание остается абсолютно империалистическим и шовинистическим”, и большинство русских “ПРИНЯЛО [его акцент] фашизацию и готово согласиться на даже крупные политические репрессии”.

Но действительно ли аналитики правы? Данные убедительны.

Фашистские режимы имеют харизматических диктаторов с гипер-мужским культом личности. Эти режимы обычно проявляют гипер-националистический дух, культ насилия, массовую мобилизацию молодежи, высокий уровень репрессий, мощную пропагандистскую машину и империалистические проекты. Фашистские режимы чрезвычайно популярны — обычно, потому что харизматический лидер обращается к широким секторам населения.

Путин и его Россия соответствуют всем требованиям идеально.

Называя Россию Путина фашисткой, российские критики оказались гораздо смелее, чем их не-российские коллеги на Западе, которые остаются осторожными о F -слове. Некоторые западные обитатели искренне верят, что вид Путинской диктатуры отличается от прошлых фашистских режимов. Они часто находят различия в исторических условиях, которые привели Гитлера, Муссолини и Путина, а не в фактических характеристиках их режимов.

Но сделать так еще смущает происхождение подобных вещей с их существенными особенностями. Никто не скажет, что Америка не является демократической, потому что истоки американской демократии заключается в революции, а не, как с Великобританией, в историческом развитии.

Но многие западные жители боятся последствий называть вещи своими именами. Если путинская Россия фашистская, то она сопоставима с гитлеровской Германией и Италией Муссолини и, таким образом, удостоверенное зло. И это означает, что призывы к пониманию Путина равнозначны к призывам к пониманию зла.

Так что лучше сделать вид, что Россия не фашист. Поэтому популярность заумных обозначений, как «управляемая демократия» и «суверенная демократия» или выражения, такие как путинизм – это лишь констатация очевидного.

Если прошлое может служить руководством для будущего, Западная пугливость о F -слове будет испаряться. В 1980-х годах, российские критики СССР описывали его как тоталитарный, как раз когда Западные ученые избежали термина, который сурово критиковался как антикоммунистический.  Западные аналитики боялись его критических значений во время разрядки и предпочли болеутоляющие термины как авторитарный или недемократический.

После того, как русские показал им, что тоталитарный был точным, и политически корректным, обозначением советского режима, некоторые западные обыватели попали на подножку. Те, кто понял, что переход СССР от тоталитаризма к демократии должен был быть гораздо труднее, чем переход от авторитаризма к демократии. К сожалению, прозрение пришло слишком поздно, чтобы повлиять на политику, сформулированную в конце эйфории истории начала 1990-х.

Подобное концептуальное изменение, вероятно, займет место фашизма. Когда хор российских голосов, использующих F -слово вырастет, западные политики, которые настаивают, что мы должны прислушиваться к Путину и понять его точку зрения не будут иметь никакого выбора, кроме как слушать и понимать своих критиков.

Название Путинской системы фашизмом будет означать концептуальный прорыв в западных отношениях – и возможно в политике – по отношению к России. Рассматривать его государство как зло не требует звона сабель. Мягкая сила и дипломатия останутся не менее важными, чем жесткая сила.

Но концептуальный сдвиг был бы признанием, что Путин и его режим проблема, и что проблема исчезнет лишь тогда, когда он и его режим уйдет. Одним словом, нет никаких быстрых решений для проблемы Путина. Запад находиться вовлеченным в долгий, сильный удар включающего экономическую и военную поддержку Украины и ее соседей, сдерживание российского империализма и поддержку антифашистских элементов в пределах России.

Хорошей новостью является то, что теперь, как и тогда, демократия победит.

Александр Дж. Мотыль является профессором политологии в Университете Рутгерса-Ньюарк. Эта статья впервые появилась на Атлантическом совете сайта. 

Источник: newsweek.com


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: