Василий Савин: подвалы, допросы и пытки

10.10.2020 0 Редакция NS.Writer

Часть третья.

Продолжение. Предыдущая часть по ссылке.

| Newssky.com.ua

Меня увезли на базу, так называемую контрразведку подразделения «Оплот». Располагалась она на территории донецкого телецентра по адресу улица Куйбышева 61. Там три здания, и в одном была казарма. А в самом здании, где телецентр, где вещают, на первом-втором этаже программы, подвал был оборудован именно для пыточной камеры, именно был подвал заполнен людьми. Подвал, он был, было старое бомбоубежище, абсолютно непредусмотренное для проживания, там находилось, вот там, где я находился, там было порядка 23-х человек. И еще в соседнем были люди, были военнопленные украинские. Был военный капеллан, было 4, так сказать, Деда Мороза, которые ехали поздравлять бойцов украинских на позиции, и видно не туда попали. Вот там они сидели. И были еще ряд других людей.

Те, кто перевозил, они потом, дополнительные допросы проводили, только при привозе меня на телецентр. Один представился Александром, другой Ростислав. И еще один сказал, что он капитан МГБ по имени Роман. Опознать я их могу, а данных не знаю.

Меня привезли в телецентр и кинули в подвал. Допросы были на второй день. Это помещение, как я уже сказал, это бывшее бомбоубежище, оно строилось давно, и потому находилось в тяжелом техническом состоянии. Во-первых, там не было канализации, находилась оно ниже уровня канализации. Это камера, в которую кинули, это просто блоки бетонные, бетонный пол, на этом полу стояли ящики. Вот это то, где спали люди. Это типовое бомбоубежище, это комната размером метров пять на пять, из нее один выход, из нее тупиковый выход, и еще один тупиковый. Один выход наверх, который был заблокирован. И как бы предбанник, с которого была еще одна комната, та содержались другие, и в эту сторону еще. И, как бы, туалет, но туалет не работал, потому что канализации нет. И отдельно к нему лестница. Это вот в подвал, а там дальше еще было помещение, я не знаю, что это, там уже было людей достаточно много. Я там просидел 4 дня.

Там находился (Приметка: удерживался) создатель вот этого «Оплота», уже не молодой человек, его позывной был «Кадет». Он друг Захарченко. Захарченко поручил ему создать «Оплот», он его создал и потом сидел там же.

Там же находился комендант Еленовки, ДНРовский, Сергей Николаевич по кличке «Учитель». Свои же ДНРовцы, приехали, арестовали его, арестовали его сына, он там с сыном, тоже взрослый мужик, забрали у него все, что хотели. Он рассказывал, там полностью забрали имущество, забрали телевизор, все, что хотели, и бросили его в подвал. Именно с сыном, чтобы он прочувствовал весь трагизм положения. Там были еще ряд человек, наказанных ополченцев ДНР. За разные правонарушения они там находились. Их избивали, газ вот этот слезоточивый, в закрытом помещении вот этот газ очень сильно чувствуется. Даже, когда брызгали, не конкретно мне в глаза, в соседней комнате, все равно это ощущалось.
И, как я уже сказал, в соседней комнате, камере, как это правильно сказать, там находились украинские военнослужащие, капеллан. И командовал вот этим подвалом Виталик.

С нашими военными мне принципиально не давали общаться. Я спрашивал, не будут ли нас завтра выгонять на работы, потому, что их гоняли. Гоняли на работы убирать трупы в аэропорту, грузить БК, потом убирать строительный мусор. Меня никуда не выпускали вообще. Меня закрыли и со мной там занимались одни.

В помещении этом влажность была колоссальная, и была всего лишь одна лампочка. Там стояли ящики, и они как бы в полумраке. Лампочка висела над столом, импровизированный стол, тоже там пару щитов деревянных лежало на ящиках, это был стол. Еду приносили с кухни. Читать при таком освещении нельзя, зрение у меня упало именно вот в таких подвалах. Одна лампочка на весь подвал, и понятно, что над столом еще мало-мальски, а там дальше уже тень. Что касается вентиляции — вентиляция там принудительная, надо крутить ручку, только тогда оно будет, не электрическая. Это ж еще сталинская постройка, здание телецентра, это то, что называется «Сталинский ампир», очень старое здание, и понятно, что оно там все не использовалось давным-давно. Нужно крутить эту ручку, но она репит и никто крутить ее не дает. Влажность, очень холодно, это февраль, отопление слабое.

Меня взяли в пиджаке, пиджак, свитер и все. Мне там дали бушлат, я кутался. В бушлате было холодно. Все что было, все были в верхней одежде. Шапка, перчатки, у меня не было, ну у кого были, одевали.

Кормили, приносил солдат со столовой солдатской кухни, каша, суп. Один раз в сутки. Большой бидон супа и каши. Было мало. Но там мало кто ел. У меня потрясение, нервное такое состояние, постоянные избиения, даже если не тебя избивают, а избивают кого-то, в соседней, подвешивают за руки, это происходило там же в подвале. И потом, не было туалета, коробка была. Приносили коробку в туалет, ставили, там можно было на нее ходить. Ее потом утром выносили, ну или бутылки. Воду приносили в бутылках, просто чуть глаза промыть и все. Канализации не было никакой.

В первый день меня привезли в эту камеру. В этот день с меня сняли первый допрос, вот эти люди, что я говорил, а потом уже занимались другие люди. Меня там избивали, подвешивали за руки сзади. Учитывая, что у меня большой вес, это достаточно мучительное дело. Пробыл я 4 дня. Перевезли меня в МГБ. Допрашивали, потому что хотели узнать, как организовывалась подготовка к восстанию, кто помогал, какие люди, какие силы были задействованы. И соответственно, кто по батальону «Макеевка» помогал. Пытки, трудно сказать, как долго происходили, тогда казалось, что очень долго. Часто, я бы сказал, один раз допрос шел двое суток. Меняются люди, ты остаешься. Достаточно тяжело, и состояние, ощущение нереальности, оно тебя не покидает.

Кроме подвешивания применялось вот это вот, на железной кровати, тебя голого обливают водой, даже просто ты лежишь, ты лежать не можешь при такой температуре, ты дергаешься, вот это напряжение мышц. Наливают в рот воду, голову придерживают и льют. И еще целый ряд, про которые, я бы сейчас не хотел говорить. Электрический шокер, это постоянно. Тапик — вот этот телефон полевой, привязывают к разным частям тела, и просто электрошокер. Вот это очень распространено. Следов оно, как бы, не оставляет, а тех, кого… Меня они особо калечить не брались, а кого можно, тем просто вырывали зубы плоскогубцами, отрубывали пальцы, отрезали уши. Не церемонились.

А потом, применяли такого психического содержания, меня перевезли уже в МГБ, это бульвар Шевченко 26. Перевезли меня в машине. МГБ — оно находится в здании бывшего управлении КРУ Донецкой области.
«Оплот» — это такое бандформирование.

В телецентре руководил вот этой «тюрьмой» Виталик, но он не занимался допросами, он был как бы надзирателем. Пытал капитан МГБ Роман и потом подключились еще ряд товарищей, их я фамилии не знаю, могу опознать.

Здание МГБ — бывшее управление КРУ по Донецкой области, находится оно прямо на набережной Кальмиуса, бульвар Шевченко 26. Занимает все там, 4 этажа. И соответственно, там, в подвале тоже «тюрьма». Я провел в этой «тюрьме» сутки.

А потом меня держали, в так называемом зверинце — это за вот этим зданием, там идет поселок, частный сектор, там хорошие дома, и там гаражный кооператив. И вот в гаражном кооперативе находится так называемый зверинец. Меня держали в камере, вернее гараж, в гараже есть смотровая яма, и вот бывает, некоторые любители, в этой смотровой яме делают еще комнатку. Там либо держат банки, соления, может быть шины, а может просто для развлечения там. Меня держали вот в этой комнатке, в смотровой яме, 7 суток, в абсолютной темноте. Мне не давали есть и держали в абсолютной темноте. Эти 7 суток не происходило ничего.

На Шевченко привезли, был сначала допрос, что я в подвале сидел, а потом решили меня уработать психологическим способом, кинули меня, 7 суток я просидел в темноте.

Мною занимался тогда исполняющий обязанности начальника контрразведки МГБ капитан Ка(о)мынин Валерий Викторович, 3 мая 1975 года рождения, проживает в городе Донецк, улица 230-я стрелковая дивизия, дом 36, квартира 36, позывной «Док». Принимала участие, точно так же, в моих допросах, которые длились 2 раза по двое суток, начальник следственного отдела МГБ ДНР, на тот момент, Осадова Наталия Юрьевна, позывной «Багира». И принимали участие Кирилов Роман Юрьевич, эти майор ФСБ Российской Федерации, и бывший работник СБУ — майор Вялых Александр Сергеевич, 5 ноября 1982 года рождения, проживает в городе Макеевка, микрорайон Зеленый, дом 62, квартира 38. Вот эти люди меня допрашивали. Это уже и после. Они мной занимались плотно.

Кроме того, допрашивал меня еще подполковник ФСБ Игнатов Денис Александрович, он был назначен начальником МГБ города Макеевки. Еще Игорь, старший лейтенант, про него я не помню, помню только, что он был выпускник школы ФСБ и старший брат его тоже ФСБшник, он погиб в Чечне до этого.

Кроме того был еще следователь МГБ, потом он подключился, Коробань Владимир Анатольевич, тоже майор МГБ.

7 суток в «Звернце» — это специально, чтобы меня уработать, чтобы человек потерялся. Меня не кормили в общей сложности 16 суток. И в «Зверинце» тоже, и плюс 9 дней позже, в другом месте. В туалет не выводили, там ведро стояло. Воду давали из-под крана в бутылке. Еды не давали, это было принципиально, потому что я плотный, ну вот думали, что на еде меня поймают.

В этот весь период никто не знал, где я нахожусь, телефон у меня забрали. Никакого звонка… А я с казал про это, имею ли я право на звонок. Они посмеялись и все. Никто не знал, где я нахожусь. Потом я уже узнал, что меня искали. Меня искали родственники, меня искали друзья. Узнали где я, уже, через несколько месяцев, когда я официально был в СИЗО.

Причем друзья приезжали вот к этому телецентру, им отвечали, что не знают такого.

Через 7 суток из «Зверинца» перевели тоже в тайную тюрьму МГБ по адресу город Донецк, Ленинский район, поселок Боссе, улица Молодежная 14. Это там частный сектор, двухэтажный особняк, полностью огороженный, там хозяйственные постройки, гаражи и территория. Чисто под офисное строение. Тоже у кого-то отжатое.

В «Зверинце», было похоже, что до меня там тоже находились какие-то люди, и в соседних гаражах тоже были люди, но с ними связи не было никакой.

А в этом, на улице Молодежной, там была тайная тюрьма МГБ, и охранялась она российскими десантниками. Вот что самое интересное. Они были в нашивках своих, они ничуть не скрывали. Российские десантники, они с великим призрением относились к МГБшникам. Я сам служил в воздушно-десантных войсках, и я по минуте разговора сразу определю, это человек просто неопытный ополченец в берете, или действительно десантник. Мы разговаривали на профессиональные темы, они нормально общались. На нашем языке мы разговаривали нормально. И даже если бы не было нашивок, меня посадили в отдельную камеру на втором этаже, а так все содержались в подвале. Меня содержали на втором этаже, чтобы я ни с кем не общался. И прямо возле меня была комната большая, где они жили. Жило там порядка двух отделений, но это то, что я видел. А всего, наверное, около взвода. И, конкретно меня охраняли ребята, один из которых был пулеметчик и в руках у него был «Печенег». Как сейчас преподносит российская сторона, какое вооружение сейчас у ДНРовских ополченцев, то, которое они, либо отбили украинских военнослужащих, либо просто взяли на старых советских складах. «Печенег» — это новый ручной пулемет, на базе пулемета «Калашникова», который стал на вооружении в 2000-х года у российской армии. И понятно, что ни у каких украинских военных, тем более на советских складах, его быть не может. Это новое стрелковое оружие, только российское. Ну и по разговорам можно узнать, кто откуда, кто местный, кто не местный. Если говорят — «Подгоняйте БМТ до паребрика», то понятно, что это.

Как я понял, что это было подразделение 45-го отдельного полка спецназначения ВДВ, которое расположено где-то под Москвой.

Другие офицера, которые мной занимались — майор вооруженных сил России Назаров Роман Александрович, впоследствии он стал военным комендантом города Макеевки, когда Ляшенко Александра Анатольевича, его арестовали свои же за мародерство, то комендантом был назначен уже кадровый российский офицер Романов Назар Александрович. Так же хочу сказать, что еще были военнослужащие России — Сапож(ш)кин Евгений Иванович, 6-го февраля 1979 года рождения, уроженец города Каменец-Шахтинский Ростовской области. И еще был Российский военный, позывной «Лева», тоже кадровый российский офицер. Они появились сразу. Они были в комендатуре, а до этого, как я понимаю, что реальным командиром «Оплота», а впоследствии подразделением «Легион», которым якобы командовал Завдовеев. Завдовеев он опыта того не имеет, он в армии никогда не служил. А реально командовал Назаров, российский офицер кадровый, имеющий боевой опыт. Он с Завдовеевым, по сути, был всегда, а потом стал вообще официально военным комендантом города Макеевки. Назаров — это его реальная фамилия. С новой женой он проживает на бульваре Пушкина. Дали ему квартиру, отжатую в Донецке, если вы знаете, это один из самых престижных районов.

В это тюрьме я находился до 22 апреля 2015 года. Допросы продолжались, пытки, продолжалось моральное давление. Там мне продолжали не давать пищу. Этим занимались именно МГБшники.

Я знаю, хватали моих друзей. Поскольку я никого не выдавал, то хватали просто моих друзей, кто там был со мной связан, просто за то, что они меня знают. Тоже бросали туда. Но, воздействие на них, если они никакой информации не имели, то приходилось их выпускать. Они находились в подвале, со мной никому не давали контактировать.

Никаких очных ставок, просто люди, такие как Борисов Олег Юрьевич, мой друг детства. Мы с ним вместе работали, он был у меня заместителем по коммунальному хозяйству. За то, что он мой друг, его взяли. Он просидел там до, порядка 40 дней. В этой же самой тюрьме, только я сидел отдельно на втором этаже, он сидел в подвале. Олтухов Вадик, мой друг тоже, он просидел 60 дней. Вот только за то, что они меня знали. Повторяю, я никого не выдал, поэтому вот такая ситуация. В этом же месте, где находился.

В этом же месте у меня на глазах был убит военнослужащий Украины, молодой парень, которого якобы… Якобы он остался после боя в аэропорту, пробирался потом один к своим, закопал где-то автомат, остался у какого-то деда якобы ночевать. Ну и дед его выдал. Его ДНРовцы взяли и держали там.

И еще была девушка, как говорили они — «Девушка снайпер».

Вот его (Приметка: Военнослужащий Украины) убили у меня на глазах, и потом убили девушку. Потом просто мне бросили ее вещи в крови. Потому что комната была пустая, просто надувной матрас, больше ничего. Ну и тоже холодина, вот мне бросили вещи, так я это понял.

Парня вроде бы звали Олег, но точно сказать не могу, было ему больше 20-ти лет, лет 22-24. Ну и девушка примерно такая же.

Вещи девушки: свитер бордового цвета, камуфляжная куртка очень маленького размера, девчачья. И еще там какие-то… Я надеть этого не мог, из него сложил типа подушки. Потому что подушек не было. Шерстяной темно-бордовый свитер. Поэтому кровь не была сильно видна. Камуфляжная куртка — не пиксель, но вот камуфляжная, но не пиксель ВСУ. Я бы сказал, похож на камуфляж, в котором еще я служил, дубок. Без знаков, без нашивок, но очень маленького размера…

Конец третьей части. Продолжение по ссылке.

Василий Савин, бывший политзаключенный

Записал Алексей Бида — координатор Центра документирования Хельсинского союза по правам человека. Киев, больница «Феофания», 10 января 2020 года