Василий Савин: батальон «Макеевка», предательство и арест

01.10.2020 0 Редакция NS.Writer

Часть вторая.

Продолжение. Начало по ссылке.

| Newssky.com.ua

…И вот такое наличие не погашенной судимости, причем, вы поймите весь цинизм, всю несправедливость чудовищной работы Горняцкого суда, и органов Горняцкого районного отдела внутренних дел, которое вело дело. Конец 2013 года, уже Донбасс наполняется российским оружием. Уже неустановленных тысяча стволов боевого оружия, автоматического оружия. Казаки ходят вооруженные. Меня приговаривают за просроченное разрешение к двум годам условно. Эти люди и сейчас работают, Горняцкий суд города Макеевки, РУВД Горняцкое, и люди там работают. Из-за этого я написал поздравительную телеграмму на имя Порошенко, как раз, когда были выборы. Где написал, что в связи с тем, непогашенной судимостью, не принимают меня на службу в батальон «Шахтерск». Я окончил офицерские курсы при Новосибирском высшем военно-политическом училище. У меня воинская специальность — заместитель командира роты по политчасти. Воинское звание имею «капитан». Специализация у меня «Спецпропаганда». А служил я в воздушно-десантных войсках, в знаменитой 44-й воздушно-десантной дивизии, в Туркестанском военном округе, в Сибирском военном округе, как я и попал на работу в Сибирь в комсомол. У меня есть подготовка, но из-за этого (Примечание: «судимости») меня не берут.

Я обратился к Президенту, обратился с письмом к генеральному прокурору, обратился к министру юстиции на тот момент, эти все документы у них должны быть. Я обратился к губернатору Донецкой области Кихтенко. Обратился к нему по почте электронной, с просьбой меня амнистировать, или чтобы сняли дело, чтобы я мог поступить на службу. Этого не получилось, на службу меня не взяли в связи с непогашенной «судимостью».

Поэтому я решил создавать свой батальон «Макеевка».

У меня было много знакомых в Макеевке, меня хорошо знали еще со старых времен, много было знакомых, много было людей, которые мне доверяли, и которым я доверял. Я узнал такую информацию, что в ДНР знают, о том, что готовится штурм со стороны вооруженных сил Украины и нужно срочно поднять численность вооруженных сил. Это был конец 2014, начало 2015 года, осенью. Тогда были абсолютно уверены, что готовится широкомасштабное наступление, широкомасштабные военные действия, по всей военной науке.

В этот период времени я находился в Днепропетровске и в Киеве. Я готовил почву, и получил такую информацию, что Захарченко Александр издал секретный указ, при райадминистрациях создавать воинские подразделения. При райадминистрации рота. Не через военкомат, а администрация. Тех, что набирает военкомат, они вооруженные силы, идут в те части, на передовую. А райадминистрация набирает вооруженное подразделение, которое будет охранять конкретно вот эту территорию. Оружие получают, глава администрации командует, и таким образом увеличивается количество вооруженных людей в ДНР в 2 раза.

У меня родилась, одна абсолютно безумная, как потом показало время, идея. Но тогда она мне казалась красивой и очень реальной. Я решил внедриться в руководство администрации в городе Макеевке, и создать такое подразделение из своих людей. Я очень хорошо знал город Макеевку, потому, что я руководил и Кировским районом, и Центрально-городским, и знал на кого опереться. Тогда кадров не было абсолютно. Их и сейчас нет. Потому что из Макеевки сбежало сразу руководство, начиная с главы города Мальцева Александра Николаевича, заместители, председатели районов сбежали. Управлять органами было некому. Управляли малообразованные и неопытные люди.

Мне удалось внедриться, стать главой администрации Центрально-городского района, и при Центрально-городском районе, ситуация такая: было раньше 5 военкоматов, 5 разделений, потом сократили. Это еще давно, еще в конце 90-х годов, стало 3. Центрально-городской охватывал территорию и Кировского района, который я хорошо знал, потому, что был там председателем, и Горнятского, самого большого в городе. Были еще Червоногвардейский район, он отдаленно, и Советский тоже отдаленно. А вот эти 3 района я мог контролировать. Тем более я хорошо знал, и давно знал, тех глав администрации, которых я тоже к себе подтянул. Таким образом, создав три роты, мы получили батальон.

Администрация города ничем не охраняется. По сути, при выводе вооруженных сил ДНР из города Макеевки, там остается только подразделение военной комендатуры, это порядка 40 человек, и управление МГБ, это порядка 20-ти. Полицию мы не берем. 60 человек уничтожить силами батальона — 300 человек, это было бы, абсолютно, ерундовое дело. И план был такой: мы уничтожаем вот эти 2 группировки, объявляем городу, что переходит под юрисдикцию Украины, средства массовой информации и интернет, это делается мгновенно, и выдвигаемся по объездной дороге сразу на Мариупольскую развилку, а наша база… В Буденовском районе города Донецка прямо на объездной у нас несколько баз, по торговле стройматериалами, у нас там два выставочных центра, у нас там целый ряд складских помещений.

У меня же и коммерческая работа была, не только политическая. Нас было три компаньона, к сожалению, покойный еще с 2013 года, Кролевец Валера, это мой друг, Кузьмин Сергей Алексеевич, и я. Мы владели целым рядом фирм, это «Дольтехком», «Донбасс метал», «Бутэлемент», «Ирбис». Целый ряд фирм по торговле стройматериалами, по промышленно-гражданскому строительству, по торговле металлом, по торговле углем, предоставление ряда других услуг. Был серьезный бизнес, порядка 3-х тысяч работников. И две базы, отдельная ветка железнодорожная, подъездные пути, прямо на объездной, очень удобно. И вы понимаете, складские помещения, и для размещения личного состава, и для размещения военной техники, для размещения вооружения, все это было прекрасно. С Кузьминым Сергеем Алексеевичем, моим другом, мы этим занимались. И пройдя туда, если, как планировалось, с Мариупольского направления наступление, мы выходим прямо в тыл ополченцам ДНР. Идея была прекрасная.

Я с товарищами занимался этой работой, пользуясь полномочиями главы администрации Центрально-городского района, я имел доступ к картам, я имел доступ к оперативной обстановке. И естественно, посещая предприятия, я всегда опирался на жителей, проводил много сходок граждан, приезжал в коллективы, я знал настроения. И настроения были абсолютно патриотические.

Стал руководителем администрации 2 февраля 2015 года.

И настроения были такие. Вот в больнице, приезжаешь в больницу, собираешь коллектив, разговариваешь, врачи, люди с высшим образованием, однозначно за Украину, медсестры за Украину, санитарки и уборщицы пророссийские. Школы — учителя, люди с высшим образованием, однозначно патриоты Украины, уборщицы пророссийские.

Меня выдал человек, которому я доверял. Человек, которого я знал много лет. Я, конечно, немножко, наверное, переоценил свои способности знаний людей.

Меня выдали, и я был арестован 27-го февраля 2015 года. Когда Захарченко, покойный, узнал о том, что я готовлю, по сути, у него под носом, он был в ярости. Поручил арестовать меня, лично своему главному помощнику по военным вопросам, полковнику Завдовееву Сергею Сергеевичу. Завдовеев Сергей Сергеевич, позывной его «Француз», он 1-го августа 1982 года рождения, проживает в городе Макеевка, улица Токарева, дом 19, кв. 32. До всех этих дел он торговал детскими игрушками в Макеевке на базаре. Был никто, и звать никак. Ну и сам Захарченко до войны торговал курами. Уровень его был таков, что выгнали его с 3-го курса Донецкого политехнического техникума.

Полковником Завдовеев стал только с приходом Захарченка, ну и понятно, служил он верой и правдой. Поручив ему меня арестовать, Завдовеев привлек для этого военного коменданта города Макеевки, тоже очень интересная личность, Ляшенко Александр Анатольевич, 13 июня 1981 года рождения, по кличке «Мутный», проживает в Макеевке, микрорайон Солнечный, дом 10, кв. 65. Трижды судимый за наркоманию до этого, работавший водителем в УТЦ комбината Кирова, а потом торговавший уточками в Макеевке на базаре. Первичное воинское звание, которое он получил в ДНР, это сразу «Майор».

Приехали меня арестовывать порядка 20-ти человек, я могу назвать целый ряд, кто принимал участие.

Ключевые фигуры сразу принимали участие, порядка 20-ти человек, приехали на двух автомобилях Рено, микроавтобусах белых, на нескольких Ланосах темно-зеленых. Принимали участие — Болотов Андрей Александрович, 26 декабря 1992 года рождения. Проживает в городе Макеевка, квартал Шахтерский, дом 17, кв. 108; Коломойцев Сергей Викторович — 26 мая 1983 года рождения, проживает в Макеевке, улица Ленина, дом 16, квартира 2; Зарадия Радион Сергович — проживает в городе Макеевка, улица Одесская 50; Безух Игорь Валентинович — 8 декабря 1978 года рождения, проживает в городе Макеевка, квартал Химиков, дом 22, квартира 54; некто «Рашид», некто «Ба(е)рбек», клички.

Непосредственно допросы проводили военный комендант.

Задержали в 16 часов 27 февраля 2015 года. Прямо в кабинете главы администрации центрально-городского района, ворвалась группа. Впереди был Завдовеев Сергей Сергеевич, с криками — «Слава Украине», – в таком издевательском состоянии. Я все понял сразу и на что тихо и спокойно ответил — «Героям слава». Вооруженные люди оттеснили меня в угол, забрали телефон и Завдолеев мне ответил — «Приказом главы ДНР Захарченко, Вы арестованы за подготовку государственного переворота, за насильственный захват власти». Это с Завдолеевым приехали бойцы, на тот момент, отряда «Оплот». На тот момент Завдовеев командовал «Оплотом». Это, созданное Захарченком, бандитское формирование, которое полностью было под ним, оно не подчинялось никому. И, соответственно, раз был комендант города Макеевки, то были и бойцы комендатуры. И сразу меня повезли в комендатуру. Она находится тут же, на улице Ленина 123. Это бывшее помещение налоговой милиции.

Меня в наручники, закрыли голову пиджаком и завели в автомобиль Рено, белого цвета. И проехали туда. Заехали на территорию, там меня вывели и на второй этаж в кабинет к следователю. И следователь, который непосредственно принимал участие — это Бо(а)каев Богдан Алексеевич, 24 ноября 1991 года рождения. Он следователь военной прокуратуры города Макеевки.

Там меня избивали, угрожали, 2 раза выводили меня на расстрел.

Занимался, этим, прежде всего военный комендант — Ляшенко Александр Анатольевич, и названные ранее мною товарищи. Допрашивали 6 человек. Били руками, ногами. Видимо не хотели меня сильно покалечить. Поэтому применялся такой момент, как имитация расстрела. Меня 2 раза выводили, ставили, там же двор закрытый, ворота, ставили и стреляли сверх головы. Но стреляли холостыми. Как военный, я понимаю, что это были даже не боевые.

В момент допроса я был в наручниках. Глаза были открыты.

И опять же, нет смысла, было, прятать, я прекрасно знаю город, куда меня привезли, я прекрасно это знал. Первый допрос продолжался несколько часов. Это продолжалось до позднего вечера. До полной темноты. Приблизительно часов до десяти вечера.

Процесс избиения продолжался, скажем так, минут 5, потом что скажешь, потом опять. Потом вот это один раз вывели на расстрел, потом еще раз вывели на расстрел. Потом приехала группа лиц из Донецка и меня им передали.

Конец второй части. Продолжение по ссылке.

Василий Савин, бывший политзаключенный

Записал Алексей Бида — координатор Центра документирования Хельсинского союза по правам человека. Киев, больница «Феофания», 10 января 2020 года