Вадим Зайдман: сдвинуть германское общественное мнение довольно трудно

Существует ли в Германии постсоветская община и насколько высок в ней накал страстей? Что происходит в германской внутренней политике – и почему немцы не готовы воспринимать ситуацию на востоке Европы как войну? Откуда растут корни АдГ? Трудно ли выпускать в Германии эмигрантскую газету?

Об этом и многом другом – в беседе с известным публицистом, редактором одной из старейших газет эмиграции – нюрнбергского «Рубежа», нашим соотечественником Вадимом Зайдманом. Краткая версия этого интервью вышла в Деловой Столице.

Вадим, на ваш взгляд, что сегодня происходит на олимпе германской политики – будет ли происходить некий транзит власти от Ангелы Меркель к кому-то из её партийных преемников, или это просто игра с ожиданиями, и канцлер намерена править весь отведенный электоральным календарём цикл?

Если не случится ничего экстраординарного, то Меркель, скорее всего, будет канцлером до конца своей каденции в 21-м году. И никакой тут, в принципе, игры нет: она и не собиралась покидать галеры раньше времени. 29 октября прошлого года, после провальных для правящей коалиции (ХДС и СДПГ) итогов региональных выборов в двух ключевых землях Германии, Баварии и Гессене, она четко заявила, что в декабре (2018-го) не будет выставлять свою кандидатуру на выборах лидера ХДС, а в 2021-м году, когда закончится ее каденция на посту канцлера – не будет претендовать на новый срок. Так что пока все идет по плану. У партии ХДС – новый председатель, Аннегрет Крамп-Карренбауэр (в правительстве она занимает должность министра обороны), Ангела Меркель дорабатывают свою каденцию.

 – Что, по вашим наблюдениям, представляет собой «Альтернатива для Германии»? Можно ли назвать ее пророссийской партией, или это политический продукт местного производства?

Максим, а почему вы противопоставляете одно другому и ставите разделительный союз «или»? Как будто продукт местного производства не может симпатизировать Путину, быть пророссийским?

Чуть отвлекаясь от вашего вопроса о конкретной партии АдГ. Оглянитесь вокруг, оцените политический ландшафт: кто только сегодня ни симпатизирует Путину! И левые, и правые, и социал-демократы! И это относится не только к Германии. Крайне правая партия свободы в Австрии, французское «Национальное объединение» Марин Ле Пен. Во время последних президентских выборов во Франции в 2017 году, она, как белка ручная, кормилась прямо с руки Путина! Впрочем, тому сейчас нет причин быть недовольным – с некоторых пор и Макрон стал тем еще путинским лоббистом! И американский президент – самый весомый в мире его симпатизант! Но это ж не значит, что они все не местного разлива (кроме, похоже, Дональда Трампа, выигравшего выборы при помощи России).

Возвращаясь к АдГ. Своим успехом, вхождению в Бундестаг (12,6%, третье место) по результатам парламентских выборов 2017 года, они, прежде всего, обязаны, как ни странно, не Путину – а Меркель. Это было протестное голосование против изрядно уже за 12 лет надоевшей бюргерам фрау канцлерин (такое же протестное голосование, как в этом году в Украине; Зеленский своим успехом прежде всего обязан провальному, по мнению многих, правлению Порошенко), против, в первую очередь, ее миграционной политики, из-за роста преступности – да к тому же еще из-за негласного табу на эти волнующие общество темы во время предвыборной кампании.

Что касается пророссийской направленности АдГ, то, конечно, они – партия и Путин – счастливо нашли друг друга. И дело здесь не в прямом финансировании, вернее, не только в нем. Думаю, Россия здесь помогла этой партии в плане вербовки пласта русскоязычных членов: напитавшись пропагандой из путинского зомбоящика, эти люди увидели в АдГ родную по духу партию. В АдГ случился путинский призыв. В партии теперь есть как внутрипартийное объединение «Немцы в АдГ», так и «Евреи в АдГ» – это в партии, неоднократно уличенной в антисемитизме! Как считают многие, объединение «Евреи в АдГ» только с той целью и создавалось, чтобы опровергнуть это мнение.

Вот что относительно связей партии с Кремлем сказал известный немецкий журналист Борис Райтшустер, который 20 лет проработал в Москве в качестве руководителя корпункта журнала Fokus, он в совершенстве говорит по-русски: «Эта партия очень пропутинская. Там очень тесные связи с Кремлем, их молодежная организация сотрудничает с молодежной организацией „Единая Россия“, немецкая партия является ярым сторонником отмены санкций. Самым подозрительным фактом является то, что у них миллионные бюджеты, но никто не знает откуда эти деньги. Еще один факт: их лидер Александер Гаулянд ездил в Россию по приглашению православного олигарха Малофеева, встречался с Дугиным. Человек, который с ним работает, мне говорил, что из Москвы Гаулянд вернулся другим человеком, абсолютно пропутинским».

Вообще, на мой взгляд, Европа и США совершенно недооценивают опасность путинской пропаганды, насыщенность Европы и Америки агентами влияния. По сегодняшним оценкам, этих агентов здесь уже больше, чем было при Сталине. Но главная опасность, на мой взгляд, состоит даже не в прямых, засланных сюда шпионах или агентах влияния, а в миллионах наших бывших соотечественников с промытыми зомбоящиком мозгами. Которые так или иначе медленно, но верно влияют на местный социум, отравляя его своими взглядами.

Существуют ли некие существенные различия в условной «постсоветской» общине Германии по отношению к украинскому вопросу, российско-украинской войне, реакциях на пропаганду Кремля, оценке роли Берлина в событиях и процессах на восточном краю Европы? Или постсоветской общины как единого целого не существует?

Конечно, никакой постсоветской общины как единого целого в Германии нет. И это вызвано объективными обстоятельствами. Если брать вообще жизнь, без теперешней политической составляющей, то это объясняется индивидуалистическим характером капиталистического Запада в отличие от коллективистского «духовного» социалистического общества, в котором мы родились и прожили большую часть жизни. Хотя социализма в Германии – в смысле социальной защиты людей – несравнимо больше и чем в СССР, и чем в сегодняшних хоть в России, хоть в Украине. Но, в общем, все заняты собой, замкнуты на себя, молодежь делает карьеру, зарабатывает деньги. Молодое поколение вообще уже скорее отнесет себя к немецкой общине, а не к русскоязычной. Хорошо еще, если они могут говорить на русском языке – писать или читать практически уже никто не может и как раз это, я считаю, очень плохо. Это то упущение родителей, которое преступление по отношению к своим детям. Поясню. Мы тратим огромные усилия, годы, чтобы выучить любой язык: английский, французский, тот же немецкий. А тут дети теряют дармовой язык, которым они овладели по рождению, и нужно было приложить лишь небольшие усилия, чтобы его сохранить. Знание лишнего языка – совсем не лишне, каждый язык обогащает человека, как это ни банально звучит.

Различия по отношению к российской агрессии против Украины, естественно, есть, они кардинально противоположны, но разлом проходит не между выходцами из Украины или России, как можно было бы подумать, а внутри каждой из этих общин. Это зависит от образованности человека, умения думать и анализировать информацию, да просто элементарной порядочности (казалось бы, так просто: есть агрессор и есть жертва агрессии, нужна та самая порядочность и совестливость, чтобы определиться, на чьей стороне быть). Но если же брать среднестатистического обывателя, которого большинство и который не сильно утруждает себя размышлением и анализом, а все больше – по советской еще традиции – привык доверять печатному/телевизионному слову, то разлом проходит между теми, кто смотрит российское телевидение, и кто не смотрит. Все довольно просто.

Причем, по моим субъективным оценкам, выходцев из Украины, сторонников Путина, здесь даже больше, чем сторонников Путина, выходцев из России. И еще. Если в самой России за эти пять лет произошло некоторое протрезвление как в целом в отношении Путина, так и – в меньшей, видимо, степени – в отношении оценки аннексии Крыма, то здесь, в Германии, доля поддерживающих Путина вообще и в связи с «возвращением Крыма в родную гавань» и ее агрессией против Украины почти не снизилась. Хотя, казалось бы, можно было ожидать уменьшения его сторонников по мере все большего количества совершаемых им преступлений. Объясняется этот кажущийся парадоксальным момент довольно просто. Жители России за прошедшие пять лет на своей шкуре почувствовали ухудшение жизни. Здешняя же эмиграция этого, естественно, на себе ощутить не может, ей в сытой Германии живется вполне благополучно, а о ситуации в России судит все по тому же российскому телевидению, которое рассказывает, как в России все замечательно. А множащиеся преступления Путина не артикулируются таковыми российским ТВ – наоборот, они объявляются его достижениями и победами. В это трудно поверить, но здесь есть большая прослойка людей – в основном, конечно, пожилые – которые кроме зомбоящика не смотрят, у которых нет никакого другого источника информации. Я знаю таких товарищей, которые до сих пор уверены, что в Славянске в 2014 году «укробандеровцы» распяли 6-летнего мальчика.

Заметна ли, и если да, то как – деятельность российского и украинского диппредставительства в Германии? Происходят ли какие-то мероприятия в Нюрнберге?

Здесь я могу поделиться личным опытом.

В июле прошлого года мне позвонили из мюнхенского консульства Украины и сказали, что назавтра консул Юрий Ярмилко будет по делам в Нюрнберге и хотел бы, в том числе, встретиться со мной. На следующий день мы встретились. Оказалось, что Юрий Анатольевич регулярно читает нашу газету – он берет ее в одном из русских магазинов Мюнхена, где она продается. Поговорили. Договорились даже о рубрике в газете «Задай вопрос консулу!». Ведь актуальных консульских вопросов множество, прекрасная возможность задавать вопросы консулу через газету, чтобы ответы могли читать все. К сожалению, читатели не проявили активность: дело закончилось одним моим – на затравку – вопросом. А мероприятия – да, проходят, их план всегда есть на сайте консульства.

Что касается российского диппредставительства, то здесь несколько иная история. Года два назад получил я из российского посольства в Берлине Е-mail, в котором они просили выслать для ознакомления несколько последних номеров нашей газеты. Уж не знаю, рассылали ли они такие мэйлы веерно во все «русские» издания, или же они заинтересовались персонально нашей газетой. В ответе я вежливо поблагодарил их за интерес к нашему изданию, но пояснил, что я являюсь гражданином Украины, против которой Россия ведет войну, и потому не считаю возможным в какой-либо форме общение и сотрудничество с ними. А если они так хотят познакомиться с нашей газетой, то могут это сделать, зайдя на наш сайт. Правда, потом мне некоторые люди говорили, что надо было вообще не отвечать.

Ну, и еще, для разрядки, могу рассказать такую историю. Хохму.

Сентябрьский номер 2014-го года нашей газеты вышел с коллажем: Путин в виде Гитлера со свастикой на рукаве и вскинутой в нацистском приветствии рукой на фоне Украины. И это прямо на 1-й странице, на шапке газеты. Сентябрь 2014-го, если помните, это самое критичное время, когда из России на восток Украины один за другим шли «гуманитарные» конвои, когда на границе со стороны Ростова скопились большие силы российской армии и была реальная опасность полномасштабного вторжения российского вермахта в Украину.

Взорвавший мозг агентов Россотрудничества выпуск газеты “Рубеж”, 2014 г.

В Нюрнберге наша газета бесплатная, мы развозим ее по многим «русским точкам» – магазинам, турбюро, школам и т.д. В том числе – в один русско-немецкий культурный центр. Который находится под эгидой – уж не знаю, формальной или неформальной – МИДа России. И вот как раз, когда вышел этот номер, с Путиным со свастикой и в нацистском приветствии, и когда эти газеты стопочкой лежали в культурном центре на полочке у самого входа, туда зашли какие-то представители из мюнхенского консульства. И первое, что увидели – Путина со вскинутой в нацистском приветствии рукой. Что происходило дальше, оставляю возможность домыслить самим читателям, скажу только, что директор центра очень вежливо попросила нас больше газету в их центр не возить.

Можно ли говорить о том, что «русская Германия» живёт в своём мире (у меня лично иногда складывается такое впечатление)? Трудно ли издавать в Германии «эмигрантскую газету»?

Я уже немного говорил об этом, отвечая на вопрос о «постсоветской общине» как единого целого. Молодое поколение абсолютно адаптировано в немецкую жизнь и живет в мире немецком. И о событиях на бывшей родине знает постольку, поскольку это освещается немецкими СМИ. Среднее поколение – по разному. Кто овладел языком, кто работает – тот уже больше «немец», а кто по-немецки ни бэ ни мэ, кто вечный и даже профессиональный социальщик – таких тоже немало – те, конечно, больше живут ностальгией по прежней жизни, которая в удивительном преломлении их памяти вдруг, оказывается, была такой замечательной! – Советская наша жизнь. Ну а пожилое поколение, конечно, почти поголовно живет – даже не в своем мире – а в прошлом.

Что касается издания газеты. Больной для меня вопрос.

Наша газета бесплатная (лишь небольшая часть ее тиража идет в магазины прессы по городам Германии и подписчикам), живет только за счет рекламы. Если бы у нас была «желтая» газета или просто рекламный листок, каких в Германии десятки – возможно, в нее легче было бы получить рекламу. Но такой серьезной газете, как наша – рекламу получить очень сложно. В общем, она никогда не была прибыльной, радуешься, когда не получается в убыток. Часто приходится ее дотировать от доходов моего турбюро, на которые, собственно, я и живу.

Тем не менее, у меня есть некоторая гордость, что наша газета существует уже 15 лет (в декабре исполнится) без копейки спонсорской помощи (хотя, разумеется, мы не отказались бы от такой помощи). 15 лет – немалый срок для эмигрантской независимой газеты. Возможно, что для газеты, не имеющей никаких внешних источников финансирования, это даже рекорд (надо бы сделать запрос в Книгу рекордов Гинесса). К примеру, газета «Новый Американец», главным редактором которой был Сергей Довлатов, продержалась всего два года – с 1980 по 1982. А потом, когда бизнесмен, финансировавший ее, раздумал ее финансировать, ее сотрудники не захотели работать за идею, не получая зарплаты, – и газета закрылась.

А в последние годы, с резкой поляризацией после «Крымнаша» общества, ситуация сильно ухудшилась. Мы потеряли часть рекламодателей, недовольных нашей позицией, и, что еще хуже, даже часть туристов, которые раньше ездили с нашим турбюро на море, а теперь, ввиду идеологического размежевания, принципиально не ездят.

В чём, на ваш взгляд, причина того, что заметная часть постсоветской эмиграции в Европе и США за последние годы стала придерживаться неких крайних взглядов?

Вы знаете, размежевание на, условно говоря, любителей Путина и тех, в ком он вызывает неприятие, здесь было всегда. Шире говоря – это размежевание между теми, кто, приехав на Запад, ностальгирует по прошлой жизни – и теми, кто пытается интегрироваться в новую реальность. Вообще, потрясающе ведь: огромный пласт людей, который своими глазами видит уровень жизни даже не богатых – а обычных трудящихся, их социальную защищенность, видит, какие здесь свободы – а все равно продолжают ностальгировать по «совку» и всерьез доказывать, что в советское время все было лучше. Я таким деятелям напоминаю мой любимый эпизод из фильма «Окно в Париж», когда эмигрант со стажем плачется главному герою, что он, побывавший уже на всех континентах, был духовнее и счастливее в родной вонючей питерской коммуналочке, и что он готов все блага, которые теперь имеет, отдать за нее, родную и вонючую… И главный герой, не долго думая, завязывает ему глаза и через окошко препровождает в Питер, прямиком к подножию каменного истукана с указующе выпростанной в светлую даль рукой…

Естественно, что всем этим ностальгирующим товарищам с самого начала нравился Путин, повернувший развитие России вспять, в дорогое их сердцу прошлое, ну а с началом путинской агрессии против Украины естественно, что усилилась и поляризация на любителей Путина и его противников. Знаю даже одного выходца из России, который до 2014-го года регулярно выписывал нашу газету (он живет в Мюнхене), был чуть ли не ее фанатом, а после «Крымнаша», разойдясь с нами в оценке путинской агрессии, выписывать ее перестал.

Что, по вашему мнению, нужно делать – или изменить – Украине для того, чтобы германское общественное мнение как-то больше благоволило к украинскому делу?

Ну, во-первых, самой Украине надо назвать вещи своими именами. Я еще во времена Порошенко писал о том, что нельзя требовать от Запада, в том числе Германии, ненавидеть агрессора больше, чем ненавидит ее сама жертва агрессии. Что если сама Украина никак не назовет войну войной – со всеми вытекающими из этого последствиями для агрессора – то она тем самым играет в поддавки с Путиным, который утверждает, что никакой войны нет и это внутренний гражданский конфликт. Ну, а теперь, при президенте Зеленском, это просто какая-то катастрофа: если власти Украины готовы капитулировать перед агрессором, то почему Запад должен продлевать против агрессора санкции и вводить новые? Конечно, на этом фоне Запад, к тому же уставший от всей этой истории, будет санкции отменять и возвращать Россию в международные организации – вот в ПАСЕ уже возвратил.

Но, должен сказать, что даже если бы в политике нынешнего украинского руководства не было этих капитулянтских тенденций – сдвинуть германское общественное мнение довольно трудно. Это мнение устоявшееся, в лучшем случае оно заключается в том, что обе стороны виноваты, и обе стороны должны пойти на компромисс и «перестать стрелять». В их головах просто не может уместиться тот простой факт, что Путин – это абсолютное зло, это кровавый монстр, что это он своей волей и безграничной властью развязал эту войну. Не может же в 21-м веке быть такое – думает немецкий обыватель – чтобы и Украина нисколько не была виновата!

Не умещается в мозгах немецкого бюргера, что президент России может беспрерывно врать, на черное говорить белое, не понимает, что беспрерывно и сознательно может врать его телевизор. Если по телевизору говорят, что в Киеве пришла к власти хунта, а российских военных в Украине нет, не может же быть, чтобы это было стопроцентное вранье! Мозги западного обывателя, не родившегося и не жившего при социализме, все-таки по другому устроены и не могут вместить в себя весь этот кафкианский мир, ставший былью. А тут еще и местные русскоязычные, о которых я выше говорил, что их миллионы, и что они хуже шпионов, потому что они клиенты зомбоящика, живут по всей Германии среди бюргеров и, когда те спрашивают их мнение о происходящем, подтверждают: да, правда, – хунта!

Вадим Зайдман, Борис Райтшустер и Израиль Зайдман читают газету “Рубеж”, Мюнхен, 2007 год.

Опять сошлюсь на мнение Бориса Райтшустера, мнение, так сказать, из первых – немецких – рук:

«Корреспонденты в Москве – они все видят, что происходит. Я только что говорил с коллегами – они в ужасе, что там происходит. А в редакциях в Германии не верят: да нет, вы утрируете, ну что вы, не может быть… И часто коллегам даже некоторые термины не разрешают использовать – не хотят, чтобы говорили, что это война, не хотят, чтобы говорили, что это русские войска, надо использовать слово „сепаратисты“. И это не только кризис в России, это и кризис и нашей системы. Если бы у нас были такие СМИ в 60-х годах, Берлинская стена вошла бы в историю не как Берлинская стена, а как Антифашистский щит, как его называли в ГДР.

В Германии это такое глубокое вытеснение… Они живут в своих кукольных домиках, они боятся называть эту войну войной. Какая война? – Все прекрасно. Ну, где-то что-то случилось… Когда я им говорю, что Путин прибегает к насилию – нет… Главное наше новостное агентство, которое формирует мнение – dpa – у них несколько дней назад была статья. В ней говорится, что Москва возмущена тем, что Америка и Украина совершают акт насилия, они доставляют туда военных советников, а Москва настаивает на том, что все надо делать мирным путем. Абсолютно перевернутая с ног на голову картина. Злые украинцы и американцы. Путин нападает на соседа, а они, плохие, оказывают сопротивление! Просто уму непостижимо, иногда я думаю – неужели это мне не снится, неужели я это читаю?

Я всегда говорил: показывайте хотя бы один час или хотя бы 15 минут русский эфир с синхронным переводом – вы очень многое поймете.»

Вот еще его же статья в ту же тему, и еще статья, одно название которой говорит само за себя: «19 причин, почему Путин настолько популярен у многих немцев».

Если так думает элита, журналисты, которые должны бы вникнуть и разобраться в сути происходящего, и разъяснить ситуацию простым бюргерам, то что уж говорить о миллионах этих бюргеров, которые и составляют общественное мнение Германии?

В общем, удручающая картина… Даже – беспросветная. А свет в конце туннеля если и просматривается, то только из одного определенного места, о чем с присущей ему непосредственностью сказал Игорь Губерман:

Нынче видит лучше или хуже

Каждый наблюдательный Емеля.

Ясно видит ж**у – кто снаружи.

А кто в ж**есвет в конце туннеля.

Макс Михайленкобеседовал Максим Михайленко

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.