В отношении Лукашенко Кремль учел опыт с Януковичем

15.09.2020 0 Редакция NS.Writer

Публичная поддержка Москвой режима Лукашенко не означает, что Кремль параллельно не подыскивает ему замену.

| Newssky.com.ua

Об этом пишет Владислав Гирман для «ДС».

Александр Лукашенко, чье президентство ставят под сомнение оппозиция Беларуси и ряд стран ЕС, летел в Сочи на встречу к российскому лидеру Владимиру Путину за поддержкой и с целью зацементировать сотрудничество с Кремлем. А также чтобы убедить Путина в том, что его еще рано списывать со счетов, и «Акела на самом деле не промахнулся».

Лукашенко хотел донести эту мысль не только до самого Путина, но и до всех, кто обратил внимание на этот вояж — первый, к слову, визит Лукашенко за рубеж после начала протестов в Беларуси.

Ему нужны были зрители, а не просто сухая констатация пресс-служб о том, что переговоры состоялись.

Подтверждением чему может стать тот факт, что хотя подходов к прессе не планировалось, однако он все же состоялся в ходе протокольной съемки. Переговоры, продлившиеся в итоге больше 4 часов, должны были начаться в 14:00, но только в 14:20 стало известно, что Лукашенко едет на встречу с Путиным.

Видать, пока еще президенту Беларуси понадобилось время, чтобы уговорить президента РФ дать ему сцену для выступления или обмена мнениями, как этот процесс охарактеризовали некоторые СМИ.

Характерно и даже симптоматично, что Путин по возможности избегал политических вопросов в ходе этого «обмена мнениями», предпочитая акцентировать внимание на экономическом сотрудничестве. Лукашенко же, наоборот, сосредоточился на политической составляющей.

Да и вообще говорил много и порой невпопад. Видимо, хотел заполнить пробелы в беседе потоком сознания. Вроде странного рассказа о своем разговоре с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном.

Сперва Лукашенко заговорил о тесных экономических связях двух «братских народов», о том, что 48% беларуского экспорта — это российский рынок. Затем он перескочил на венгерского премьера: «Я как-то у своего товарища Орбана спросил о сотрудничестве с другими странами, особенно в ЕС, в связи с его особой позицией. Он мне назвал цифру: по-моему, до 90%, говорит, мы торгуем с Германией. Вот и весь ответ на твой вопрос, — он мне говорит».

С одной стороны, это поток сознания. С другой стороны, один из пространных сантиментов Лукашенко касательно давней дружбы Минска и Москвы.

Здесь вам и льстивое «старший брат», и позы, принятые лидерами во время съемки. Разве что ленивый не обратил внимание на то, что Лукашенко с его подогнутыми коленками и наклонившийся к Путину выглядит как вассал, а развалившийся в кресле справа от него Путин — как сюзерен, как хозяин положения.

Это часть постановки, которая должна была зафиксировать публичное унижение гостя. А тот неустанно давил на то, как хорошо вместе Беларуси и России, и Лукашенко с Путиным в том числе. Хотя звучали его высказывания несколько двояко.

К примеру. Лукашенко вспомнил о договоре о Союзном государстве и о том, как он вел переговоры с Путиным: «А договор о Союзном государстве — я помню, когда мы с Вами уже обменивались [документами], вы стали президентом, это 1998, по‑моему, год, вы только стали президентом…».

Путин поправил: «В 2000‑м, это было до меня». «Да, в 2000‑м, в первый год. Договор мы создавали до того, как вы стали президентом, потом уже обменивались, по‑моему, ратификационными грамотами», — согласился Лукашенко.

И что, действительно бессменный лидер Беларуси забыл, когда Путин пришел к власти? Или это был тонкий намек на то, что ему известно, как собственно, Путин шел к посту президента?

В 1998 г., напомним, происходило закрепление нынешнего хозяина Кремля в высших эшелонах власти: 25 мая он получил должность первого замглавы администрации Бориса Ельцина, а через четыре месяца возглавил ФСБ, являющуюся одним из столпов его власти и поныне.

После того, как Лукашенко «запутался» в датах из биографии Путина, упоминание им Чечни кажется уже не столь не к месту.

Он в частности сказал: «Но главное, я это постоянно говорю, — не переходить черту. Есть красная линия (вам тоже это знакомо и известно больше, чем мне, вам пришлось эти линии чертить по Чечне прежде всего, когда вы стали еще совсем молодым президентом). Не дай бог, конечно, это в Беларуси. Но тем не менее есть определенные красные линии, которые никто не имеет права переходить. Пока эти красные линии никто не нарушал».

Обе войны в Чечне висят тенью над Кремлем уже давно и все время, что Путин пребывает у власти.

То, что Лукашенко ткнул президента РФ носом в эти кровавые события, похоже на незавуалированный призыв к Москве не усердствовать с вмешательством в его дела: не доводите, мол, до греха — я и сам справлюсь.

Впрочем, как и сетование Лукашенко на то, каким образом СМИ освещают происходящее в Беларуси. Все не так и всё не то, говорит беларуский лидер. И тут же прибавляет: «Вы человек опытный, не хуже меня знаете, как можно показать, рассказать и так далее. И потом, в наше время информационных противостояний и войн вы знаете, как это преподносится».

Живи пока

Прислушался ли Путин к Лукашенко, наверняка сказать сложно.

Но есть красноречивый факт. До переговоров, т.е. во время «обмена мнениями», Путин пообещал, что российские военные после учений «Славянское братство-2020», которые завершатся 25 сентября, покинут территорию Беларуси.

После встречи спикер Кремля Дмитрий Песков также сообщил, что сформированный по просьбе Лукашенко резерв российских «правоохранительных органов и национальной гвардии», сосредоточенный близ границы с Беларусью, вернется в места постоянной дислокации.

При этом Лукашенко также попросил Путина расписать на годы график совместных военных учений и подчеркнул, что граница Беларуси — это граница Союзного государства.

Реципиентами этого месседжа, очевидно, являются западные соседи Беларуси, в первую очередь — Варшава и Вильнюс, которых в Минске считают кураторами протестов.

В Кремле же в благодарность после переговоров заявили, что признают Лукашенко легитимным президентом.

Еще одним подарком от Москвы стало обещание предоставить кредит в размере $1,5 млрд, часть из которых пойдет на рефинансирование старых долгов.

Важно и следующее: Песков на брифинге подчеркнул, что кредит — это не вмешательство России во внутренние дела Беларуси («Нет, сэр»). Похоже, что в Москве осторожничают, опасаясь, что в ответ Запад введет-таки новые санкции.

И все же здесь есть негативная сторона. Для Украины в частности. Поскольку кредит Москва обещает Минску «до», а не «во время» или «после» политической катастрофы. Кремль учится на своих ошибках и учел опыт с Виктором Януковичем.

Условия предоставления кредита и прочие детали пока неизвестны. И Москва при необходимости может затянуть переговорный процесс между минфинами обеих стран. 1,5 млрд вполне может получить уже преемник Лукашенко.

Неспроста Путин с таким энтузиазмом поддерживает проведение конституционной реформы в Беларуси и досрочные президентские выборы. Хотя, как известно, Лукашенко, когда от него этого требовала оппозиция, был категорически против. И тут он резко изменил мнение.

Кто на новенького?

Зачем перевыборы могут понадобиться Путину?

Во-первых, они снизят градус протестов в Беларуси.

Во-вторых, дают Кремлю пространство для маневров и возможность оперативно модерировать ситуацию в этой стране.

Лукашенко же растягивается в болезненном шпагате. Если вдруг досрочные выборы выявят, что у него на самом деле 3% поддержки, то это прямой путь на пенсию.

Если же режим попытается «рисовать» нужный результат, то протесты вспыхнут с новой силой.

Поэтому Лукашенко придется держаться золотой середины. Если уж победа, то с незначительным отрывом.

И даже в таком случае он не застрахован от потери власти. Его публичное унижение и вассальные клятвы — далеко не щит, за которым можно укрыться.

Особенно тогда, когда из Кремля показательно заявляют: Россия считает братским народом «и тех, кто его (Лукашенко) поддерживает, и тех, кто выступает против него».

В некотором роде этот посыл адресован представителям беларуской оппозиции.

Например, супруге незарегистрированного кандидата в президенты Валерия Цепкало Веронике. Она за день до сочинских переговоров в интервью «Настоящему времени» заявила буквально следующее: «Если бы Владимир Владимирович занял позицию народа Беларуси — а это уход Лукашенко от власти, — то для нас бы Владимир Владимирович был бы национальным героем».

Кем-кем, а национальным героем Путин быть любит. Тем более в такие тяжелые времена, когда его рейтинг на родине бьет антирекорды.

Слова Пескова — это также ответ на критику со стороны Светланы Тихановской, упрекнувшей Путина в том, что тот ведет диалог «с диктатором, а не с белорусским народом».

Диктатор этот, как пишет Тихановская в своей колонке для The Wasington Post, опубликованный в день встречи Путина и Лукашенко, недолговечен. И оппозиция продолжит проводить массовые митинги до тех пор, пока он не потерпит «поражение».

В контексте вероятной поддержки Кремлем нового лидера Беларуси ее обещание для Лукашенко имеет крайне угрожающие коннотации. Как и тот факт, что некие иностранные юристы уже готовят документы для иска в международный суд Гааги. О чем 15 сентября сообщил вышеупомянутый Цепкало, подводя итоги встречи Путина и Лукашенко.

Последний не может не понимать, какую игру ведет хозяин Кремля, и чем он рискует. А значит, под прикрытием заверений в вечной дружбе также прорабатывает различные, спасительные для него, сценарии. Возможно, даже при участии Вашингтона, который при Трампе смог нормализовать свои отношения с Минском.