В Кремле боятся досрочно потерять ОРДЛО

22.09.2021 0 Редакция NS.Writer

Если взглянуть на происходящий с августа рост числа обстрелов и перестрелок в зоне ООС в контексте широкой геополитической ситуации, то можно получить несколько иное объяснение, чем те, которое обычно дают военные аналитики и другие наблюдатели, пишет Сергей Климовский.

ns(1)

Для этого целесообразно временно абстрагироваться от извечного устремления Московии захватить любой кусочек суши или моря в ходе её «справедливых и оборонительных войн». Разумеется, это устремление никуда не делось, но не оно на данный момент в приоритете у властителей Кремля. В приоритете на европейском театре военных действий у них транзит власти и всё с ним связанное, а также легализация «Северного потока-2». Самое их большое опасение, — Украина может воспользоваться неурядицами транзита власти, и её армия выбьет российские войска из ОРДЛО, в чём получит различную поддержку от своих союзников по антикремлёвской коалиции. Иными словами, Украина может сделать то, что год назад сделал Азербайджан при поддержке Турции для освобождения Карабаха и других своих территорий.

Это их опасение не лишено оснований. После победы Азербайджана в 44-дневной войне в общественном сознании в Украине «карабахский сценарий» потеснил «хорватский» как более новый. Появление на вооружении украинской армии турецких дронов, прославившихся в той войне, заставило Москву нервничать и насторожиться. Не случайно, за неделю до фарса с «выборами» в Госдуму, в некоторых российских СМИ появилась тема о том, что турецкая армия в этом году начнёт или может начать большое наступление в Сирии.

Эта тема не стала мейнстримом. Зашита Сирии как «исконно русской земли» от «турецких захватчиков» — явно не то, чем можно было бы стимулировать электорат к голосованию за «Единую Россию». Но это то, чего опасаются в Кремле — синхронных наступлений армий Украины на Донбассе, Турции в Сирии и Азербайджана в северной части Карабаха, которая пока оккупирована российскими «миротворцами» и военными формированиями «республики Арцах». Эту «республику» признали лишь московские сателлиты: Приднестровье, Абхазия и Южная Осетия. Арцах не признали даже Северная Осетия, Никарагуа и остров Науру, не говоря об Армении и РФ. Баку уже дважды указывал Москве на недопустимость того, чтобы в Карабах под прикрытием её «миротворцев» въезжали армянские и иранские автомобили без разрешения Азербайджана и их таможенного осмотра. Есть мнение, что Азербайджан может потребовать ухода войск РФ со своей территории до 2025 г., указывая на такие действия как нарушение договорённостей об условиях их пребывания.

Необходимо также добавить неуклонно растущую боязнь Москвы японского десанта на Курилах и августовскую тревогу, вызванную уходом войск США из Афганистана. В начале сентября МИД Японии выразил протест Москве в связи с третьей попыткой той ввести особый налоговый режим на Курилах. До него была серия нот протеста Токио из-за военных манёвров РФ на этих островах. Ведомство Лаврова отвечало на них заявлениями, что такие протесты Японии являются недружественными и портят отношения между двумя странами. Помимо этих стабильных точек напряжения с добавившимся к ним Афганистаном, Москве приходится также присматривать, чтобы кто-нибудь не увёл Артику и заодно не украл бы Северный полюс. Поэтому льды и воду Арктики стережёт всё возрастающая группа войск РФ на островах Новой Земли.

Так что, обеспокоенность авторов темы о турецком наступлении в Сирии на фоне транзита власти в РФ вполне объяснима. Они пытаются угадать, кто начнёт первым и, кто продолжит: Турция или Украина. Независимо от того, кто начнёт, Москва опасается потерять ОРДЛО в крайне неудобный для неё момент переговоров о легализации и запуске «Северного потока-2». Если это произойдёт, то Кремль не сможет предложить свой уход из ОРДЛО в обмен на легализацию «СП-2». У него останется лишь вариант обмена «СП-2» на Крым, возвращать который ему совсем не хочется. Поэтому Кремль опасается потерять ОРДЛО до того, как попробует обменять его на легализацию «СП-2».

В этот контекст полностью укладывается неожиданный отказ Москвы продлить своё разрешение на нахождение наблюдателей ОБСЕ на двух контрольно-пропускных пунктах российско-украинской границы — «Гуково» и «Донецк». За семь лет наблюдатели ОБСЕ зафиксировали въезд через них в Украину около 40 тыс. российских военнослужащих. Это притом, что есть и другие пункты её пересечения, где не было наблюдателей ОБСЕ. Москве в случае экстренной переброски в ОРДЛО российских войск и техники будут неудобны даже такие свидетели, которые фиксируют, но не мешают.

В этот контекст укладывается также рост числа боестолкновений в зоне ООС и изменение их качества. Это уже не хаотичная стрельба из пулемётов и автоматов пьяных вояк, которая обычно преобладала в сводках. С августа обстрелы стали не только более прицельными, но и ведутся преимущественно из более серьёзных видов оружия — гранатомётов, артиллерии и ПТУРС. В этот контекст укладываются и «сборы резервистов», которые оккупационные власти стали перманентно проводить в ОРДЛО. Сообщение о новых таких «сборах» в «ЛНР» появилось 20 сентября. Пройдут они в два этапа — с 21 по 25 сентября и с 4 по 10 октября.

Смысл этих действий — Москва готовится к возможной операции ВСУ по освобождению ОРДЛО и будет стремиться не допустить её, поскольку согласна обменять ОРДЛО на «СП-2» и поднять при этом тему отмены санкций. Кремлёвские стратеги не исключают для себя и возможность контратаки под мотив «воссоединения разделённого народа Донбасса».

Москва не намерена сдавать Донбасс, но согласна обменять, если нельзя оставить его себе. Поскольку широкая геополитическая ситуация такова, что оставить ОРДЛО себе уже нельзя, это можно будет сделать только в случае нападения Китая на Тайвань, Вьетнам, Филиппины или Японию, то Москва готова к обмену ОРДЛО на «СП-2». Изгнание украинской армией российских оккупантов с Донбасса лишит Москву этого обменного фонда и сильно ослабит её позиции на переговорах о легализации «СП-2» в расширенном «нормандском формате», в который она загнала себя тем, что не начала до 1 сентября переговоры с Украиной о транзите газа после 2024 г. Поэтому Кремль ставит сейчас задачу всем своим службам и ведомствам: любой ценой не допустить освобождения украинской армией Донбасса.

В Кремле вероятность такого сценария в данный момент считают достаточно высокой прежде всего потому, что партия «Слуги народа» перевалила через экватор времени своих полномочий и её рейтинг стабильно снижается. Личный рейтинг Зеленского упал и «замёрз» на отметке около 28%. Прорывы во внутренней политике у «Слуг» вроде не намечаются и их рейтинг будет стабильно падать. Поэтому у «Слуг» есть большой соблазн опереться на растущую мощь армии и на поддержку Великобритании, США и Турции и контратаковать РФ, чтобы выбить её войска из ОРДЛО. Весна и лето этого года показали, что стабилизацией рейтинга Зеленский обязан санкциям против Медведчука и его компании, а также другим аналогичным своим заявлениям и действиям. Контратака и освобождение ОРДЛО могут серьёзно помочь ему вернуть симпатию у большинства людей Украины и переизбраться на второй срок. Поэтому в Москве уже плачутся, что Зеленский из президента мира превратился в президента войны.

Это не первый плач Москвы такого рода. В нулевые она уже ныла, что Кучма превратился из промосковского ставленника в украинского националиста, закутался в многовекторность, не хочет отдать остров Тузла и издал книгу «Украина — не Россия». Украина для Москвы — это непонятное заколдованное место, куда кого не назначь наместником, а он спустя какое-то время становится националистом и начинает делать «Геть від Москви!» Путин и компания, стараясь разгадать эту загадку, пытались даже Медведчука несколько раз выдать за самого крутого и «последнего» украинского националиста.

С этой же загадкой, но масштабней, Москва столкнулась и в Крыму. Мантра о том, что во всех бедах на полуострове за семь лет его оккупации виноваты оставшиеся там украинские чиновники вплоть до начальников ЖЭКов плавно переходит в новое качество после того, как почти всех их заменили на чиновников, привезенных из РФ. Теперь Москва во всём винит жителей Крыма и хочет заменить их переселенцами из РФ, которые, прибыв на полуостров, называют местных «пленными».

Очевидно, что новым сюрпризом для Москвы станет ещё и трансформация её агентов в окружении Зеленского в украинских националистов. Похоже, Вадим Новинский уже встал на этот путь, почему и был в 2019 г. вместе со всем Оппоблоком разжалован Москвой из своих агентов в мазепенцы, а звание настоящего агента передано ОПЗЖ Рабиновича. Но после конфуза с Медведчуком ОПЗЖ может его лишиться, и оно перейдёт к новой партии «Украина — наш дом» известного экс-регионала Бориса Колесникова, фирма которого «Конти» делает конфеты в Курске, хотя её владелец, как и Новинский, с конца 2018 г. в списке врагов России. Если Талибан, запрещённый в РФ, имеет в ней своё представительство, то и запрещённый в РФ Колесников может владеть в ней фабрикой. Не удивительно, что в мае ему пришлось опровергать обвинения о покупке через подставную фирму обанкротившейся конфетной фабрики «Красная зоря» в Иваново. «Сдали» Колесникова СМИ России. Возможно, это была не случайность, а первый знак, что Кремль собирается завязать с ОПЗЖ и работать с партией Колесникова, название которой похоже на кальку проекта «Украинский выбор» Медведчука.

Разгадка заколдованного места проста. Для большинства агентов влияния Москвы, именно их, а не диверсантов, рано или поздно в условиях «работы на удалении» возникает выбор: сделать блестящую карьеру в украинском государстве или скромно умереть засекреченным лицом на даче где-то в Подмосковье, если для них всё хорошо закончится. Как например, для Игоря Плотницкого, экс-начальника «ЛНР», бесследно растворившегося где-то в РФ, и вроде как арестованного там в 2018 г. за старые хищения в Луганске. За три с половиной года суд в РФ так и не огласил ему приговор.

Проблема агентов влияния в странах демократии — отдельная головная боль для Кремля, так как их полезность может резко упасть до нуля в результате выборов. Например, как это произошло с «Семёном Семёнченко» и другими нардепами, которые не смогли вновь попасть в Верховную Раду. В результате выборов 2019 г. обнулились не только десятки таких агентов влияния, но и связанные с ними политические проекты, а также время и ресурсы, ушедшие на их продвижение.

Такая неустойчивость с агентами влияния одна из причин, делающих химерным проект Москвы по возврату ОРДЛО в Украину с наделением его особым статусом и правом вето на решения Верховной Рады по внешней политике. Не понять это до сих пор мог только такой дебил как военный преступник Лавров. Возможно, что понял, но должность главы МИД РФ обязывает его по-прежнему озвучивать этот план. Достаточно взглянуть на Абхазию, где время от времени происходят протесты против властей, навязанных ей Москвой, чтобы это понять. Происходят, несмотря на то, что Абхазия выведена Москвой из Грузии, что абхазы — это не грузины, и Москва пытается сделать из неё нечто типа Анти-Грузии, если употребить новояз Путина. Происходят в условиях, когда партия «Грузинская мечта» больше озабочена переименованием страны в угоду Москве и налаживанием с ней бизнесов, чем борьбой за возврат Абхазии.

Большинство жителей двух половинок Донецкой и Луганской областей после того, как Москва вернёт их в Украину, однозначно не будут испытывать симпатий к пророссийской ОПЗЖ. В их глазах Россия будет предательницей. Поэтому Москва и создала для них партию «Украина — наш дом» с хорошо знакомым им Колесниковым, который живёт на два дома.

Право вето для ОРДЛО, с которым носятся в Москве, полная бессмыслица, если оставить в стороне его правовой и моральный аспекты. Оно просто не применимо на практике. Партии БПП и «Народный фронт» успели вписать европейский выбор Украины в конституцию и во все документы. Ревизия невозможна. После подписания в 2014 г. ассоциации Украины с ЕС тот за шесть лет не сделал никаких юридических шагов для принятия её в состав ЕС и НАТО.

Более того, не обещает сделать их в ближайшие годы, чем исключает саму возможность для агентов Москвы из ОРДЛО наложить вето на решение Верховной Рады о вступлении Украины в ЕС или в НАТО. Как показывает время, Украина вполне успешно может вести дела с ЕС, Великобританией, США и НАТО и без официального членства в ЕС и НАТО. В этом есть даже и некоторые преимущества. Если какая-нибудь промосковская фракция в парламенте заикнётся об отмене безвизового режима Украины с ЕС, или вздумает наложить вето на торговые сделки с Западом и на поставки «Джевелинов», то её депутаты рискуют не успеть добраться до своих офисов из Верховной Рады. Если успеют, то есть много людей, которые не пожалеют денег на их торжественные похороны.

Вследствие таких обстоятельств план с вето не применим, а потому и бессмыслен в целом. Игры с ним по мелочам не только опасны для жизни его исполнителей, но и поднимут градус ненависти к Путину и РФ в Украине с 81% до 90%. Какие-то 10% жителей Украины будут ещё долго молиться на Путина и РФ, несмотря ни на что, разумеется, если в них не попадёт российский снаряд, как случилось в 2014 г. с одной юной рашисткой в Мариуполе.

Таким образом, обстоятельства таковы, что у Москвы нет веских политических причин цепляться за ОРДЛО, если отбросить её извечное стремление что-нибудь урвать у соседей. Нет и экономических причин. Донбасс уже в позднем СССР был дотационным регионом, оставался таким и в независимой Украине, а за семь лет российской оккупации превращается тихо в Дикое поле. Экономической ценности для Москвы он не представляет. Разумеется, если она не собирается сносить города в ОРДЛО и засевать освобождённую от домов землю подсолнечником и пшеницей. Но таких планов у неё за семь лет вроде как не появлялось.

Поэтому Москва вполне логично допускает для себя вариант обмена ОРДЛО на «СП-2» и будет настаивать на его особом статусе в Украине исключительно для сохранения лица. Тема особого статуса, который де-факто не реализуем, совсем мелкая монетка, которой она может легко пожертвовать на переговорах в широком «нормандском формате» о газе, «Северном потоке-2» и Украине. Единственное, что действительно беспокоит Москву, так это, чтобы Украина с союзниками не заняли ОРДЛО до их завершения, почему и подтягиваются войска РФ к границе. Но никто не обещал Москве, что освобождение ОРДЛО непременно пройдёт до их завершения и по такому сценарию. Банковая уже попыталась успокоить Кремль и не сильно паниковать, вновь выпустив в информационное пространство популярного некогда комика Сергея Сивохо и экс-советника Зеленского с очередным планом возврата ОРДЛО за неделю без стрельбы. План Сивохо, конечно, бредовый, но безобидный, и он лишь послание Москве, чтобы там не впадали в ещё больший и главное, в опасный бред.


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: