Украина–Китай: вызовы межпартийных контактов. Эксклюзив

21.07.2021 0 Редакция NS.Writer

Растущая зависимость Украины от Китая вызывает все большую озабоченность и скрытую дискуссию о том, как эффективно уравновесить влияние Пекина.

| Newssky.com.ua

Характер телефонного разговора главы государства Владимира Зеленского и главы КНР Си Цзиньпиня, состоявшегося 13 июля 2021 года; предшествовавшие феерические поздравления китайских коммунистов от внезапных «синофилов» Давида Арахамии и Александра Корниенко к 100-летию КПК; а также «не так понятое» интервью советника главы ОП Алексея Арестовича о «развороте на Восток», вызывали закономерное беспокойство как внутри, так и вне Украины.

К сожалению, в Киеве наблюдается острый дефицит качественной аналитики по Китаю, на которую потенциально могло бы опираться украинское государство. Не пользуется ли Пекин доверчивостью истеблишмента и ослабленным тонусом политико-экономических мускулов Киева в условиях российской агрессии, чтобы создать в Украине зону своего экономического доминирования?

По мнению западных аналитиков, именно неформальные связи с людьми, принимающими решения, позволяют Пекину эффективно продвигать свои интересы в разных странах и решать коммерческие вопросы. Основными проводниками интересов Китая в странах Африки, Центральной и Южной Азии, Восточной Европы становятся элиты: высокопоставленные чиновники и высшие функционеры правящих партий.

С одной стороны, такой подход китайцев объясняется особенностями переходных политических режимов, как ввиду их политического и правового устройства, так и в силу масштаба инфраструктурных проектов. С другой стороны, зачем китайским компаниям тратить время и деньги на посредников в виде институтов, если налажен прямой контакт с теми, кто в конце концов все решает? Проводить в подобных странах экономическую деятельность, не заручившись поддержкой влиятельных представителей элит, невозможно. Институты переходных политических режимов зачастую выполняют декоративную роль и не имеют реальной власти.

В частности, недавний доклад Академии социальных наук Китая упоминает случай, когда китайские компании, строившие автодороги, дали взятки премьер-министру Македонии, что привело к нарушению правил тендеров ЕС и ослабило перспективу вступления страны в Союз. Подозрения в получении взяток и откатов имелись и в отношении черногорских, сербских и венгерских властей. Прежде всего речь о строительстве скоростной магистрали Будапешт — Белград. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан отдавал контракт китайской стороне без тендера. Сооружение ветки общей стоимостью $2,89 млрд при помощи китайских подрядчиков заблокировала Еврокомиссия, так как Будапешт проигнорировал тендерное законодательство ЕС и отдал заказ без конкурса Пекину.

Доклад, кстати, призывал китайские власти провести собственное расследование, настаивая, что соблюдение правил ЕС в долгосрочной перспективе в интересах самих китайских компаний.

В свою очередь эксперты RAND-корпорации, в исследовании по заказу правительства США, в качестве примеров эффективного метода китайского воздействия приводят попытки Китая подкупить лидеров правящих партий Австралии, Индонезии, на Филиппинах и в Южной Корее. Например, представители Китая предлагали экономические преференции политикам в Австралии и Новой Зеландии, чтобы те принимали меры, выгодные Пекину. «Китай продемонстрировал способность завоевывать поддержку среди элит и чиновников даже при негативном общественном мнении в отношении Китая в этих странах», — констатируют аналитики RAND.

Немало исследователей полагают, что Пекин подкупает некоторых лидеров, после чего заставляет их в кратчайшие сроки набрать максимум долговых обязательств, чтобы ситуация стала необратимой. Классический пример — история политической коррупции на Шри-Ланке, где, как выяснила газета The New York Times, представители КНР прямо финансировали перевыборную избирательную кампанию президента Махиндры Раджпаксы, который набрал у китайцев неподъемных долгов. Когда взявший у Китая кредит на строительство порта Хамбантота президент Раджпакса проиграл выборы в 2015 году, новое правительство обнаружило, что доходов страны не хватает даже на выплату процентов по кредиту, не говоря уже об уменьшении его тела. В декабре 2017 года Шри-Ланке пришлось передать Китаю в пользование на 99 лет порт Хамбантота и прилегающую к нему территорию, чтобы уменьшить свои обязательства. Долг Шри-Ланки тем не менее продолжал расти: в 2019 году он составил 77% ВВП, и на его оплату ушло 14,1% ВВП.

В подобную ситуацию попали и Мальдивы. До 2012 года архипелаг был в индийской сфере влияния, у Китая там даже не было посольства. В 2013 году президентские выборы при поддержке китайских эмиссаров выиграл Абдулла Ямин и резко изменил курс страны. Он подписал с Китаем три большие сделки: на реконструкцию аэропорта ($800 млн), строительство возле него Китайско-Мальдивского моста дружбы ($224,2 млн, 57,5% — грант правительства КНР; 36,1% — кредит правительства КНР; 6,4% — собственные мальдивские средства), а также на постройку порта (цена неизвестна). Все это повысило долговую нагрузку крошечной нации до 60% ВВП и сделало Пекин основным держателем ее долгов.

В странах Центральной Азии, коррупция и другие проблемы, связанные с Китаем наблюдаются еще с середины 2000-х, что легко заметить при сравнении китайских и казахских или киргизских статистических данных. Товарооборот между КНР и Казахстаном, по китайской и казахстанской статистике, в 2019 году составил $19,9 млрд и $11,7 млрд соответственно; с Киргизией — $5,6 млрд и $2 млрд.

Усугубляет ситуацию непрозрачность соглашений между китайскими и местными компаниями. Модернизация бишкекской ТЭЦ — характерный пример. В январе 2018 года, в разгар морозов, в киргизской столице произошла авария на единственной в городе ТЭЦ, где незадолго до этого уже китайская кампания TBEA провела модернизацию. В ходе разбирательства стало известно, что разные чиновники Киргизии лоббировали интересы китайских компаний, 90% товаров на модернизацию закупали по завышенным ценам, и многое другое. Дело ТЭЦ, в итоге ставшее политическим, использовали сторонники президента Сооронбая Жээнбекова (уроженца Китая и лоббиста интересов КНР, избирательная кампания которого напрямую финансировалась уйгурским бизнесменом Хабибулой Абдукадыром), чтобы избавиться от приближенных его предшественника Алмазбека Атамбаева. Естественно, против китайских подрядчиков дел заведено не было.

Похожий скандал произошел и в Казахстане с надземной легкорельсовой железной дорогой «Астана LRT41». Строительство завершили лишь на 15%. Выделенные средства растратили, а китайскую сторону в данном случае привлекли к уголовной ответственности. Расследование по делу закончили в 2020-ом, суд продолжается, главный подозреваемый — бывший заместитель мэра казахской столицы Канат Султанбеков.

Еще один пример. В Таджикистане китайская компания China Nonferrous Gold Limited, чтобы получить лицензию на добычу золота, заплатила, по данным СМИ, зятю президента Шамсулло Сохибову $2,8 млн.

Список коррупционных скандалов в разных странах с прямым или косвенным участием Поднебесной можно продолжать достаточно долго, однако вернемся к украинским реалиям. После неожиданного отказа официального Киева сотрудничать с китайским инновационным и технологическим гигантом Huawei и демонтажа уже установленного телекоммуникационного оборудования этой компании в МИД Украины, а также введения санкций СНБОУ против китайских инвесторов запорожского завода «Мотор Сич», китайское руководство, видимо, пришло к выводу о неэффективности правовых институтов судебной и исполнительной власти Украины, и решило наладить прямой контакт с руководителями партии власти. Зачем китайским компаниям тратить время и деньги на бессмысленные суды?

Уже 24 марта 2021 года в офисе партии «Слуга народа» председатель этой политической силы Александр Корниенко встретился с советником посла КНР в Украине Ян Инхуа. Участники встречи отметили, что благодаря новой руководящей структуре и утверждению нового устава «СН» укрепит свою позицию и достигнет больших успехов. Корниенко и товарищ Инхуа обсудили возможность усиления дружбы и межпартийных контактов с КПК.

Таковые межпартийные связи развивались достаточно динамично, что и нашло отражение в интервью Корниенко и Арахамии китайским СМИ по поводу празднования 100-летия со дня основания КПК, а также образного заявления Владимира Зеленского о «создании украинско-китайской оси».

Следует отметить, на саммите Коммунистической партии Китая и мировых политических партий по случаю 100-летнего юбилея Компартии, который состоялся 6 июля в режиме видеоконференции приняли участие и руководители оппозиционных парламентских сил: от ОПЗЖ — пророссийские политики Юрий Бойко и Вадим Рабинович; от «Батькивщины» — ветеран украинской политики Юлия Тимошенко. Видимо китайские коммунисты работают на перспективу, прислав благодарность за вклад в межпартийный диалог с КПК, находящемуся под домашним арестом председателю политсовета ОПЗЖ Виктору Медведчуку, куму «повелителя варварской репы» (胡萝卜) Владимира Путина.

В этой связи, усиленный контроль гражданских активистов и СМИ необходим в вопросах недопустимости коррупционных схем и законности участия китайских инвесторов в реализации ряда проектов по развитию инфраструктуры морских портов, строительству и модернизации дорог, развитию железных дорог, городской инфраструктуры и муниципального хозяйства. Межправительственное соглашение о реализации совместных проектов в сфере строительства инфраструктуры 6 июля 2021 года подписали министр инфраструктуры Украины Александр Кубраков и министр коммерции Китая Ван Веньтао. Украина получила возможность брать кредиты в китайском Эксимбанке под 2% сроком на 15 лет. Данное соглашение предусматривает строительство китайцами 50% первой очереди Большой кольцевой автомобильной дороги вокруг Киева (стоимостью $1 млрд) безо всякого тендера.

МишинАндрей Мишин,
кандидат политических наук, международный обозреватель, советник по политическим вопросам


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: