Тактическое и стратегическое. Что происходит вокруг? Эксклюзив

28.03.2021 0 Редакция NS.Writer

1. Разумеется, увольнение задним числом судьи Тупицкого — отменой указа Януковича — незаконное или неправовое. Однако, imho, в кейсе с Украиной, в чьей политической экономии доминирует оргпреступность, правовые методы подавления мафии и переплетающейся с ней агентуры внешнего врага — либо исчерпаны, либо надёжно заблокированы. Европейские предложения об ином разрешении сложившейся ситуации с КС — рассчитаны на другой уровень политической ответственности и морали элит, которого в краткосрочной перспективе не просматривается. Прецедент опасен, но, так или иначе, Зеленский создал его и в отношении себя, в качестве крючка для потенциальных преследований. Если имеется — пусть и мотивированная инстинктом самосохранения — воля к борьбе с организованной преступностью и сопутствующими явлениями, что ж, отлично, давно пора, но в белом пальто она нереализуема. Построившая корявый, но рынок, олигархия окончательно выродилась в бюджетных паразитов и уже несколько лет являет нам своё криминальное грызло, сняв маску прогрессистов и филантропов. Так что — больше ада.

2. Освобождение ВАКС с подачи САП от ответственности фигуранта «дела Гладковского», равно как и параллельный «спектакль» с Семенченко-Шевченко ставит точку в вопросе — был ли «скандал со Свинарчуками» высосан из пальца. Да, был. Зачем? Чтобы ввести в заблуждение избирателей и дать временному альянсу Коломойского и российской агентуры против ненавистного украинским олигархам и российскому бандиту Путину Порошенко поставить на место президента своего человека. А для людей с низкими интеллектуальными способностями и памятью бабочки была разработана теорийка про «электоральные майданы» и «великий маркетинг» (сегодня известно, через какие «банкоматы» и в каких сумках с мятым кэшем этот «маркетинг» осуществлялся). В общем, и здесь такое переворачивание страницы.

3. Трудно однозначно сказать, готовится ли РФ к полноценной эскалации — практичнее считать, что да. Новое расширение санкций оказалось болезненным — начало отказывать сложное оборудование, введена презумпция виновности в отношении любых русских заказов. Воочию разворачиваются признаки массового и быстрого обнищания населения страны-агрессора. Вместе с тем, экономика мало волнует Путина — он давно психически нездоров, что связано со вседозволенностью, которую ранее обеспечили ему склонный к коррупции релятивизм посчитавшего холодную войну законченной Запада, и само российское общество (которое де-факто прекратило своё существование). От тамошней «оппозиции» тоже мало толку, это плакальщики у трупа. Для пользы дела и собственной безопасности правильнее воспринимать подданных Путина даже не как очередной извод орды, а как арахнидов из «Звёздного десанта» Хайнлайна. Это начали понимать даже вегетарианские службы безопасности стран ЕС. Поэтому — несмотря на то, что в создаваемое БЭБ перебежит во многом тот же контингент нравственных дегенератов и агрессивных побирушек — отделение его от СБУ нельзя не приветствовать. Возможно, под угрозой эскалации будут предприняты попытки прекращения бедлама в оборонной и армейской реформах. Что касается законодателей и функционеров, то у них одна задача — упростить и обеспечить генерацию и завоз как можно больше необходимого оружия, боеприпасов, специалистов, любой западной помощи, а также прекратить преследование добровольцев, на которых Украина преимущественно и держится. Потому что сегодня не очень понятно, с какой радости украинцы кормят и неплохо до 80% этих функционеров и законодателей. Польза есть только от пары-тройки спецслужб, СНБО, частично — некоторых ведомств в и местного самоуправления.

4. Украине необходимо срочно привести в порядок свои отношения с Соединенными Штатами. Поскольку выступать в роли полезного союзника для Америки мозгов и навыков у украинской элиты пока не хватает, надо просто выполнить все рекомендации — и всё. Чтобы у Белого Дома появились основания сделать следующий, и не один, кстати, шаг. Байден не шантажирует Киев по эгоистическим мотивам, как Трамп, но подчиняет свою политику чёткому алгоритму, который применяется ко всем партнерам. Учитывая запущенную украинскую ситуацию и «кредитную историю» — это справедливо, а попытки выкобениваться выглядят глупо и инфантильно. Потому что главное — как во внутренней, так и внешней политике страны воюющей с количественно более сильным врагом — это время. Дорога каждая его минута. Вместо этого мы видим съезды, перепалки по мелочным поводам, PR и публичную демонстрацию малограмотности, которая сродни эксгибиционизму. Разгром Медведчука — эффектен, но недостаточен, у этой гидры много голов, а рестарт деолигархизации вновь отсвечивает корыстными оттенками очередного передела собственности.

5. Экономика находится в тяжёлой ситуации, «турбомаразм» и законодательный хаос привёл к тому, что два года были, по сути, потеряны для стимулирующих рост преобразований, государственные расходы в структуре ВВП и давление на бизнес продолжает возрастать. Это притом, что выход из вирусного шока, учитывая гигантское «количественное смягчение» эмитентами резервных валют способен запустить взрывной рост мировой экономики, схожий с 20-ми годами прошлого столетия. А Украине, если она не станет шевелиться, да побыстрее, может от этого роста достаться только инфляция и сырьевые рожки да ножки. И не стоит обманываться потерей темпов в −4 в прошлом году, как показал опыт 2008 и 2014 годов — самый тяжелый спад, как правило, ожидает экономику на следующий год, то есть в нашем случае, на этот, таков закон инерции. Банальных выходов для выползания из этой трясины нет, надо «хватать» всё — политику сэз, экстремально низких налогов, полную эмансипацию самозанятых и капиталов дальнейшую диверсификацию поставок энергоносителей, максимальное упрощение завоза отсутствующих специалистов, национализацию украденных украинскими, российскими и оффшрными уголовниками инфраструктурных предприятий (не так-то много их осталось в целом виде, как и того, что осталось приватизировать). Иначе нас погрузит в нечто вроде периода 1991-1998, только без оптимизма и без синхронного строительства новых институтов, характерного для той противоречивой эпохи. Другого пути избежать превращения в новую Боливию, Гаити или Конго — не существует.

Максим Михайленко, главный редактор Newssky


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: