Светлана Дрюк “Ветерок”: как Россия финансирует оккупацию Донбасса

Украинская разведчица Светлана Дрюк “Ветерок” объясняет, как именно РФ финансирует оккупационную армию на Донбассе, почему всем управляют россияне и как они грабят местное украинское население.

Привет.

Это снова я. Я продолжаю путешествовать. Я хочу сегодня дополнить, то, что я в прошлом видео не дополнила. Я забыла вам рассказать о том, что россияне есть и в батальонах, то есть в 3-х батальонах, по три должности, в каждом есть начальник штаба, командир батальона и зам командира по вооружению. Та же самая история и в дивизионе происходит, тоже есть три должности, на которых россияне, ниже – россиян не может быть.

Так вот. Исходя из того, что я сегодня дополнила, выходит 38 человек, присланных к нам оттуда. И, так, сегодня я хочу еще вам рассказать о том, что есть люди, которые, как и я, знают о том, что есть еще одно доказательство того, что Российская Федерация является спонсором, скажем, там, инициатором того, что происходит на Донбассе.

Я сегодня попробую вам рассказать о финансовой структуре, о финансировании «ДНР» «ЛНР», а конкретно – первого армейского, второго армейского, ну насколько это мне известно. Насколько я это видела и насколько я в этом принимала участие. Вот.

Я думаю, никто в дальнейшем не может игнорировать, то, что я была офицером там, я была зам начальника штаба, я была начальником штаба, местным. Поэтому всю эту систему, как бы, я, в любом случае должна знать. Я ее знала. Может сейчас уже что-то там дополнилось, может это все строже стало. Но я вам хочу сказать одно – это является доказательством того, что там находится Россия. И все инициировала это все, всю эту кашу заварила, скажем так. Я хочу вам рассказать, о том, что все финансирование, которое вливается туда, в военнослужащих, да? У той системы, о которой в дальнейшем я вам расскажу, есть большие минуса. Много военнослужащих, которые пьют, которые гуляют, в долги залазят. С них спроса нет, потому что даже жена, которая бывшая, на детей не может получить бумагу на него, чтобы он платил алименты, потому что это не является его заработной платой, а официально проходит как  помощь от России. Так сказать пособие.

Я к чему веду? Будучи на должности зам начальника штаба батальона или начальника штаба дивизиона, я составляла, как и любой другой управленец, в штабе батальона или дивизиона, документацию, подтверждающую того, что люди есть, и о том, что сколько дней они на боевых пробыли, сколько они вообще служат и потом это сверялось в комплектовании, в отделе кадров полка. Я к чему говорю?

Мы готовили ведомость на тех людей, которые находятся на боевых, плюс дополнительный заработок. Если начинать от рядового, то рядовой тогда получал 15, сержант 19, 20 по-моему или 21 это старшина, командир взвода это до 25ти,  до25ти получал командир роты, ну а в управление уже шло так, что я, зам начальника будучи, получала 30 тысяч рублей, мой начальник – первый заместитель начальника штаба, допустим получал 35.500 и плюс все штабы в батальонах они, якобы, были все на выполнении боевой задачи, то есть подавались тогда, когда я была 1% боевого, от боевой задачи был зависим и тогда все управление батальона местное, подавалось в этом проценте.

И так как это было в каждом батальоне, потому что первый заместитель начальника штаба батальона или дивизиона, это наш местный начальник штаба, если все россияне едут, то это местные остаются, собирал с нас, с управления по 3 тысячи рублей и отдавали. На примере моего батальна, то, допустим это капитан  Короткий Михаил Петрович собирал с меня, с «Крокодила», с Жихарева Геннадия Николаевича денежку. С командира батальона местного это Степенко Алексей с Севера  по 3 тысячи, сам добавлял 3 тысячи и нес все это первому заместителю начальника штаба полка это Луценко Михаил, он уже у нас подполковник.

Причем это меньше чем за год, но это отдельная история по званиям, по наградам и все остальное.

И такой побор был в каждом подразделении. Каждое подразделение должно было сдавать определенную сумму. Если у тебя люди находятся на боевых без варианта, который одобрен корпусом, договорено в полку, в части, не зависимо это бригада или еще что-то, то это частично отстегивалось в штаб подразделения. То есть, в штаб части или штаб бригады. Вот.

Опять таки на примере моего батальона, Михаил Петрович, «Бакс» позывной, он является местным начальником штаба танкового батальона войсковой части №08818, грубо говоря, 11ый полк или «Восток» бывший.

Когда был «Грозный» у меня командиром полка и делал у себя ремонт в кабинете, помимо того, что мы деньги все сдавали Луценко Мише, Михаил Петрович, мой начальник штаба, в то время поехал сам индивидуально, за 5 тысяч рублей купил кресло и привез «Грозному». Ну…Михаил Петрович, вообще, это отдельный случай, я наверное по нему сниму отдельное видео, по таким как он, по местным управленцам, потому что это тоже интересная тема. Насколько надо прогибаться перед россиянами, чтобы так все гладко шло и тебе звания вне очереди давали и награды присваивали. Вот.

Поэтому я непосредственно сейчас буду разговаривать о том, как проводится финансирование в частях  на  1ый армейский корпус. В каждом подразделении есть люди, такие, как я была, которые составляют ведомости по 1му проценту и по тому , сколько люди находятся там, вот, эти все ведомости сверяются начальниками штабов, «туристами», все подписывают офицеры, которые в батальонах есть, эти ведомости и с батальона ведомость подается уже в полк – начфину.

Начфин отправляет нас, перед тем как взять эту ведомость свериться, с отделением комплектования и кадров. То есть, чтобы не было ошибок по приказам, о том,  что проходят люди или не проходят. Чтобы сразу это уточнять, чтобы лишний выговор потом нам не светил. Мы скидываем им информацию в электронном виде и приносим соответственно такую же информацию на бумаге, в двух экземплярах, причем один экземпляр регистрируется в секретном делопроизводстве.

В дальнейшем мы, получается, оставляем все это дело, начфин перепроверяет все, весь его отдел сверяется с приказами, сам, индивидуально, нас не дергая и потом, так как у нас начфин был, я напомню,  любой  части, это россиянин, потому что это их деньги и им надо держать под контролем.

Так как у нас полк, и по штату это намного меньше людей и соответственно у нас в финотделе девочки были, одна единственная официальная, это та, которая замещает «туриста» нашего «Азамата». Я о нем могу сказать только, что он в звании капитана. Он педант, он очень дотошный, у него все должно быть справедливо и правильно. Если к нему что-то не так обратились или его обманули в чем-то и он об этом узнал –он это он вам будет помнить серьезно и долго. Он, получается, себе подобрал девчонок, которые ранее работали, но, я хочу сказать, они, несколько человек ушли, потому что не нашли общий язык и две девчонки остались, они согласились работать, все у них хорошо. Они числятся не в управлении полка, не в финчасти, а находятся в подразделениях.

Это нормальная картина  для любой части, когда у тебя люди стоят, с твоего подразделения где-то в другом месте и выполняют там задачи, а не твои задачи, потому что, как  бы и ты с этого имеешь большой плюс, и так все хорошо. Замечательно. Нормальная система для армии.

После того, как начфин со своими подчиненными получает всю информацию сверяется, он везет в корпус всю информацию. Так, как у нас начфин был самый педантичный по ходу событий, он ехал в корпус сам. И в корпусе, это у нас было число, где-то 9ое, 10ое, нет, 7ое, начиная с начала месяца, с 7го числа человек, получается, ехал в корпус «Азамат», и там проводил все сверки с другими в корпусе.

В корпусе, как раз в это время приезжали другие части, другие начфины – сверяться и потом в корпус отправлялся человек в охранение. Получается 7го числа они приезжали, проходили сверку в корпусе, и им надо было сделать до конца 7го числа и после этого они, в ночь, убывали в Новочеркасск. Всегда выделялся человек, который более грамотно подготовленный, в данном случае это был «Азамат» и он ехал туда. То есть мы уже знали, если его нету, значит он поехал за деньгами. Можно ждать скоро зарплату.

В Новочеркасске они опять-таки сверка, потом информация в Москву подавалась, потом они пока с Москвы ждали, в общем, в итоге, к 12му числу они должны были прибыть в Донецк, на первый армейский корпус в закрытой машине, с финансированием, которое выделено было Россией. Это очень большая сумма денег, вы можете посчитать, потому что, если взять только по должностям, сколько это выходит, в любом подразделении минимум 10 офицеров не считая старшин. Посчитайте, что если каждый из них 30ку, 25ку получает, а командир дивизиона или командир батальона – 40-45, но это было еще до Нового года. После Нового года повышение прошло,  соответственно там в миллионах сумма идет.

12го числа, 13го, очень редко все задерживается, обычно, в одни и те же дни все это происходит. И наш начфин приезжал на корпус, потом звонил нашим «финикам». Они приезжали з закрытой машиной, с закрытыми сейфами, получали деньги  и ехали уже в часть. В части выдача зарплаты никогда, с появлением «Азамата», никогда не обговаривается заранее, причем, проходит совещание и он после совещания командир сказал, после 6ти вечера озвучит, то, что завтра получают те и те, утром должен быть от вас водитель, машина и водитель должен быть как и охранник. Я к чему говорю?

К тому, что охранения, как такового, нету. То, что там они тренировки проводят или еще что-нибудь, на самом деле, если хорошо продумать, то можно просто-напросто, зная тех людей, которые выдают деньги, обыграть ситуацию, чтобы эти деньги забрать.

Есть еще такая ситуация, когда человек не приходит вовремя получить деньги, но на это есть уважительная причина или он на реабилитации находится, это все, его денежка откладывается на депозит. Пройдет месяц-два, может полгода, год, сколько он на реабилитации находится в России, там или еще где-то. Он приезжает, получает документ в полку, о том, что и у начмеда все это зафиксировано, что он был на реабилитации, он приезжает в корпус к начфину и там может получить всю сумму, которая накопилась за год. Или за определенный период, в который он отсутствовал. Вооот.

Есть еще такая ситуация, как СочА, я, в принципе, уже рассказывала, но хочу еще раз повториться. Есть окончание контракта у человека и он не хочет дальше продолжать службу и чтобы командир ему, его подразделения, роты, батареи, неважно, взвода, подписал ему рапорт, ему надо согласиться на то, что он будет появляться, тогда, когда необходимо в части. До того момента, пока его не уволили и соответственно отдавать половину зарплаты в подразделение, потому что ставятся задачи, которые не учитывают того, сколько это стоит и сколько это другим выйдет, а просто напросто делается «так, я вам сказал – вы сделали и меня не интересует, как вы это сделали».

Поэтому, те люди, которые уволиться хотят  они именно идут на это. Если ты не идешь на это, то тебя могут уволить по статье, поставить красную печать. Насколько я сейчас просто знаю, Пушилин принял указ, что, якобы, те люди, которые уволены с печатью и по статье, их никуда не брать.

Ну, могу сказать одно, что если так будет, то получается, что там некому будет вообще на передовой находиться. Ребят, вы же сами знаете, вы же в одной части побыли, ушли в другую, там за вас походатайствовали, вы прослужили месяц, если вам не понравилось , вы  ушли опять в другую. Это нормально. Поэтому, я не думаю, что Россия, спонсируя Донбасс, будет оставаться в стороне. Она для того «туристов» и присылает своих, кадровых офицеров, для того, чтобы под контролем держать. Сколько они оружия переслали с 2014 года, до сих пор недостачи, сколько они денег вкидывают и это одна сотая того, что можно предъявить России.

Все кадровые офицеры приезжая, они, так или иначе занимаются поборами с личного состава, их не интересует, что дома у людей? Как они живут? Они ставят задачу в плане перед своим командованием показать, какие они классные пацаны. Вот надо евроремонт в казарме и его не интересует, надо. Я знаю, был один командир дивизиона, «Байкал», вполне возможно, что он сейчас является начальником артиллерии полка, так вот он когда прибыл, он сказал ребятам о том, что ему надо прожектор, чтобы он был около казармы и его не интересует где и как они возьмут.

Когда ему сказали, что финансирования нет, чтобы этот прожектор купить, он сказал: «меня не интересует, вот там вот, рядом с казармой живет в частном секторе мужик, дедок, у него прожектор есть, такой, какой надо. Подойти и забрать и сказать, что, типа, по меркам  военного времени он просто обязан им отдать еще и спасибо сказать».

Я надеюсь, что все, что я говорю, даст вам пищу для размышления. Может, стоит перестать слушать тех пропагандистов, которые пророссийские и сделать выводы свои? Вас обстреливают, но не факт, что это Украина обстреливает. Вы сами являетесь Украиной, почему вы на это ведетесь? Посмотрите видео, где  рассказывают, как они все это делают. Как они, как Украина, перекрашивают машину, выезжают и работают, по Донецку! По той территории, за которую они, якобы, заступаются.

Ну…я думаю на сегодня хватит.

До новых встреч.

Жду ваших комментариев и вопросов, если они у вас появятся.

 

,

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.