СССР 2.0. Реинтеграция Приднестровья и Молдовы как пробный шар для Украины

Молдова возвращается к планам реинтеграции Приднестровской сепаратистской республики, разработанным в 2003 году.

СССР 2.0. Реинтеграция Приднестровья и Молдовы как пробный шар для Украины

Эта инициатива явно возрождается извне, и не исходит от руководства этой страны, а именно из Кремля, пишет в своей статье аналитический Центр изучения глобальных угроз.

7 февраля 2020 года президент Молдовы Игорь Додон опубликовал видеообращение на своей странице в Facebook, где он предложил широкую автономию в пределах страны для непризнанного Приднестровья. Додон озвучил необходимость скорейшего выхода из ситуации с двумя территориями и их объединения. В то же время президент Молдовы подчеркнул, что экономическая реинтеграция Приднестровья де-факто уже осуществляется.

Приднестровье в одностороннем порядке вышло из Молдовы в результате вооруженного конфликта 1990-1992 гг. Конфликт де-факто завершился введением российского военного контингента, который установил контроль над территорией и свое пророссийское марионеточное руководство. Россия направляет финансовые ресурсы на поддержку функционирования ПМР. Однако нагрузка на финансовые ресурсы России значительно возросла с увеличением числа оккупированных контролируемых территорий (непризнанная Абхазия, Южная Осетия, ДНР и ЛНР). Москва несколько раз пыталась перевести оплату за природный газ в Молдову, но Кишинев категорически отказался из-за чрезмерных расходов.

Аналогичные процессы территориальной реинтеграции осуществляются в Украине, что обусловлено, по-видимому, навязыванием извне. Вероятно, это связано с некоторыми изменениями в Кремле, где Владислава Суркова, который руководил пророссийскими экстерриториальными государственными проектами, заменил Дмитрий Козак, который занимался вопросом Приднестровья в начале 2000 года.

В январе 2020 года руководство Абхазии, самопровозглашенной республики, контролируемой Россией после российско-грузинской войны 2008 года, сменилось. Кража российских средств, предназначенных для Абхазии, была одной из причин этого.

Реинтеграция пророссийских территорий является частью системного подхода к снижению финансовых затрат России. Он предусматривает перевод пророссийских территорий на самообеспечение и субсидии от государств, которым эти территории возвращаются. В то же время, условия реинтеграции свидетельствуют о том, что Россия сохраняет полный политический контроль над такими территориями. Таким образом, Кремль намерен прекратить финансирование непризнанных республик, но сохранить контроль над ними, что позволит ему контролировать страны, которым эти территории будут формально возвращены.

Президент Додон считает, что независимость Приднестровья не должна рассматриваться как сценарий и предоставление статуса суверенного государства. Нет сомнений, что это заявление озвучивает позицию Кремля. Об этом также свидетельствует упомянутый формат реинтеграции — федерализация Молдовы. Москва предлагает Украине аналогичный подход.

Примечательно, что сценарий федерализации не звучит в планах по урегулированию ситуации в Сирии и Ливии, где такой формат можно рассматривать как модель, которая устраивает основных действующих лиц. Разница заключается в том, что действия России сосредоточены на создании системы, контролируемой конкретными лицами и политическими элитами: Башаром Асадом и алавитами в Сирии и Халифой Хафтаром в Ливии. Это военно-политический вопрос. На постсоветском пространстве Кремль заинтересован в контроле всех социальных процессов и установлении контроля над военно-политической сферой через них. Фактически, Москва рассматривает этот регион как свое собственное избирательное поле, которое в конечном итоге может быть объединено с Россией в формате конфедерации, которая, по мнению Кремля, может стать возрождением для Советского Союза.

По мнению российского руководства, Молдова является самым простым проектом по реинтеграции, поскольку в отношениях между Кишиневом и Тирасполем нет вооруженного противостояния.

Россия рассматривает реализацию сценария в качестве приоритета, согласно которому пророссийский Президент Республики Молдова инициирует и подписывает аналог «Меморандума Козака» в рамках реинтеграции непризнанной Приднестровской Молдавской Республики в Республику Молдова. Несмотря на то, что Конституция Республики Молдова предусматривает довольно узкие полномочия Президента, в его полномочия входит проведение референдума (статья 88) по вопросам государственной важности, который является обязательным для внесения поправок в Конституцию с целью изменения форма правления.

В изданном в 2003 году Меморандуме Козака предусматривалось, что Молдова должна стать «асимметричной федерацией», а ПМР и Гагаузия получат особый статус и возможность блокировать законопроекты, нежелательные для автономий. Молдова взяла на себя обязательство сохранять нейтралитет и демобилизовать армию, а также предоставить России право размещать российские войска на территории Приднестровья в течение 20 лет в качестве гарантов урегулирования конфликта.

О существовании и поддержке такого сценария косвенно свидетельствует Декларация ОБСЕ, лоббированная Москвой и принятая в Белграде 6 декабря 2015 года, согласно которой Приднестровью предлагается особый статус в составе Молдовы. Примечательно в этом контексте заявление вице-премьер-министра по реинтеграции Молдовы Георгия Балана, в котором утверждается, что Кишинев выступает за придание приднестровскому региону особого правового статуса, но исключает любые дискуссии о возможной федерализации Молдовы. Подобные предупреждения против федерализации звучат и в Украине.

В то же время элементы федерации могут де-факто существовать в унитарном государстве. Пророссийское лобби однажды установило особый статус Автономной Республики Крым в Украине в 1990-х годах. Следовательно, нет необходимости формально закреплять федерализацию Республики Молдова в Конституции, чтобы соответствовать интересам России, но Москва, скорее всего, будет настаивать именно на таком формате. Этот сценарий, реализованный в Молдове, де-юре позволит реинтегрировать 0,5 млн. жителей непризнанного ПМР в 3,5 млн. РМ со следующими политическими последствиями:

1. Российский контингент сохраняется и укрепляется в ПМР как часть Республики Молдова, то есть российская база дислоцируется на территории Республики Молдова, что блокирует любые евроатлантические устремления Кишинева.

2. Парламентские и местные выборы с учетом воли населения ПМР, что полностью меняет избирательную и политическую карту Республики Молдова с получением пророссийского большинства в парламенте Молдовы.

3. Парламент Республики Молдова инициирует изменения во внешней политике, провозглашает интеграционный курс в ЕАЭС.

4. Около 200 тысяч граждан Российской Федерации из числа приднестровского населения проживают в Республике Молдова.

5. Российская Федерация снижает расходы на поддержку функционирования ПМР.

В то же время новые элиты с сомнением согласятся с реинтеграцией территорий, контролируемых Россией. Например, в Приднестровье за последние 30 лет политические и экономические процессы контролировались так называемой группой «Шериф», которая фактически является объединением бизнеса, правоохранительных органов и преступников. Она контролирует весь бизнес на территории непризнанной республики и даже участвует в экспорте-импорте со странами ЕС. Есть сомнения, что представители этой группы согласятся утратить контроль над финансовыми потоками, политикой и ситуацией в республике. Реинтеграция в Молдову означает возвращение законов Республики Молдова, ее органов управления, судов и налоговых органов в Тирасполь.

Ситуация с реинтеграцией еще более критична в самопровозглашенных республиках Донбасса. Местные политические элиты представлены лидерами боевиков и гражданами России. Большинство из них не имели опыта до 2014 года и были изолированы. Реинтеграция в Украину означает потерю их нынешнего влияния и возврат к маргинальности для них. Поэтому непризнанное руководство ДНР и ЛНР неоднократно заявляло о неприемлемости возвращения в Украину. Однако, именно на этих территориях Кремль обладает огромным потенциалом для насильственного изменения политического устройства. Например, в 2015–2016 годах некоторые полевые командиры, которые имели собственное видение развития республик и заявляли о претензиях на политическое руководство, были уничтожены с помощью российских спецслужб.

Следовательно, реинтеграция Приднестровья станет первым шагом России к возрождению Советского Союза путем федерализации стран, в которых находятся контролируемые Россией самопровозглашенные республики. На последнем этапе вполне вероятно, что союзное государство будет создано на основе модели объединения Россия-Беларусь, но с полностью контролируемыми элитами и единым российским национальным избирательным полем, что позволит Москве установить связь со всеми контролируемыми территориями.

Источник: sprotyv.info.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

UkrNET - поисково-информационный ресурс