Россия в эпоху радикальной Европы

30.07.2020 0 Редакция NS.Writer

Немецкая популярная газета Die Zeitопубликовала статью, в которой говорится о попытке бывших и действующих офицеров армии Германии, Бундесвера, свергнуть правительство, устроив военный переворот. Общая численность солдат, общавшихся в, кстати, Telegram-чате #WIR («Мы»), составляет 240 людей. Администратором переписки была сторонница террористической группировки, большинство членов которой были задержаны за планирование нападений на политиков и мусульманские храмы — мечети.

| Newssky.com.ua

Об этом пишет lb.ua.

Отдельное расследование было проведено в отношении резервистов из Нижней Саксонии, у которых вообще нашли оружие и взрывчатку. Всего, как указывало ранее руководство военной контрразведки Германии, в рядах немецкой армии находится около 600 экстремистов. Особое внимание министр обороны страны, Аннегрет Крамп-Карренбауэр, уделяет специальному подразделению назначенцев — элитному спецназу KSK. С 2017 года в этой структуре творится что-то неладное: то организовываются антисемитские вечеринки, то пропадает в сокрытых тайниках оружие и взрывчатка, исчисляющаяся в десятках килограммов, то создаются закрытые радикальные чаты.

Странно, конечно, что немецкие военные пользуются российским Telegram, однако этот факт не ведёт к каким-то отдельным умозаключениям. Однако есть в принципе вещи, на которые необходимо обратить внимание.

Современное поколение немцев, в принципе, — это люди, лишённые не то, что памяти о событиях Второй мировой или Холодной войны (времён раскола Германии), но и вообще любых рефлексий относительно своего исторического прошлого. Какая-то их часть не считает себя повинной в преступлениях своих отцов и дедов, напротив, для многих они остаются семейными героями.

Будучи в Берлине и общаясь с учёными, журналистами, политиками — всеми теми, кто мог бы рассказать об экстремизме в Германии разных лет, отдельно о Холокосте, я пришёл к выводу, что отчасти молодое поколение немцев стремится к реваншу и ждёт прихода правых сил. И не стану повторять, что фраза «деды воевали» несёт для жителей Германии столь же болезненное ощущение, сколь и для россиян.

Поэтому радикализация военных, особенно из числа молодых служивых или резервистов, абсолютно понятна. Неясно, почему немецкие спецслужбы допускают такие откровенные проколы, почему в отдельных случаях потакают этому.

Тем не менее, было бы глупо не предполагать, что такие страны, как Россия, допустим, захотят воспользоваться подобной ситуацией. С точки зрения тактики и стратегии ведения подрывных действий это выглядит вполне логичным.

Напомню, что в июне текущего года новостной журнал Focus (Германия) рассказал о немецких экстремистах, которые тренируются в военных полевых лагерях на территории РФ. Задолго до этого издание Bild сообщило со ссылкой на книгу Бориса Райтшустера «Тайная война Путина» об элитных боевых спецподразделениях России в Западной Европе. Там только в Германии действует около 300 агентов-бойцов, прошедших в отведённых спортивных заведениях специальные курсы спецназа ГРУ — «Система».

Идея отличная и хорошо себя окупает. Желающие приходят учиться секретному ремеслу российских спецназовцев. Там хорошие клубы, тренажёрные и бойцовские залы, опытные тренеры. Своеобразная атмосфера, закрытость, своя культура. Среди клиентов — всё те же немецкие солдаты, полицейские, сотрудники судов, бойцы элитных подразделений спецназа Федеральной полиции ФРГ и Бундесвера.

Там люди знакомятся, обмениваются идеями, радикализуются, готовятся к акциям протестов, как сторонники праворадикалов из Pegida, или к военным переворотам, как отдельные солдаты Бундесвера, его секретных боевых подразделений. Всё выглядит предельно чётко и слаженно.

И возникает вопрос: почему Берлин на всё это закрывает глаза? Ответ точно такой, как если бы кто-то размышлял в подобном ключе об Украине и «Минске»: там просто есть мощный финансовый интерес. Это энергоносители, фармацевтические компании, сельское хозяйство и много чего другого, где Россия продаёт и покупает. Немцы понимают, что РФ может влиять на политическое поле Германии, но не формировать его.

Однако они в своих расчётах допускают одну ошибку: ведь никто не учитывает, что взрослеет немало немцев, которые готовы сами видоизменить политический ландшафт в ФРГ. И этому Россия обязательно будет способствовать. Речь же не в демонизации чего-то и кого-то, а в логике геополитического планирования.

А теперь представьте — как подтверждение правдивости этих слов — ситуацию, при которой российские школы боевых искусств, подобные немецким, действуют в Швеции, Дании, Словакии, Чехии, Венгрии, на Балканах и пр. Представили? А всё это — правда, подтверждённая многими журналистами-расследователями.

Добавьте же к этому праворадикальные движения и партии, финансируемые Москвой в странах ЕС, военные межгосударственные базы, созданные РФ, миграционное давление — и вы получите довольно мрачную картину.

Параллельно же с этим мы читаем незасекреченную часть закрытого доклада о вмешательстве России в британские выборы. И ко всеобщему удивлению замечаем, что правые силы, отдельное крыло консерваторов — невзирая на расследования СМИ, утечки, происходившие на Даунинг-стрит — не пользовалось услугами Москвы во время Брексита. Нам рассказывают о вмешательстве в референдум в Шотландии 2014 года, говорят (не называя имён) о российских олигархах, которые, вероятно, влияют на британскую внутреннюю политику, а в остальном — соблюдается полное молчание.

И это при том, что всем прекрасно известно о тех российских олигархах, которые реально финансируют Консервативную партию, о встречах отдельных британских политиков на территории российского посольства, о том, какие богачи из России владеют британскими медиа и не только.

Тогда почему же столь независимая Великобритания молчит? Да потому, что российский переехавший капитал — весомый источник британской экономики. Отдельные сектора — такие, как рынок недвижимости — напрямую зависят от толстосумов из России. Вот вам и прямой ответ на вопрос: почему доклад выглядит столь беззубым, если, конечно же, так можно выразиться.

Посему главная проблема — это не отдельно взятые действия российских спецслужб в тех или иных странах Европы, не радикальные немецкие солдаты или французские протестующие. Главное — это российское финансовое лобби, которое создаёт условия для подобных агрессивных действий Москвы. Но всего бы этого не было, если бы сама Европа не формировала базовой среды для распространения радикализма. Последний — это куда более весомая проблема, нежели отдельные действия РФ.