Проблемы нашего здравоохранения. 16 гривен и 70 000 специалистов

06.05.2020 0 Редакция NS.Writer

При поверхностном взгляде на существующую в Украине систему здравоохранения возникает стойкое ощущение чего-то громоздкого и коррумпированного буквально с ног до головы. Поэтому разобрать этого колосса родосского по маленьким кирпичикам, заглянуть в каждую его щель и залезть под каждый маленький камень векового фундамента отечественной медицины удается далеко не всем.

Экспертный взгляд на вещи при современном количестве и качестве экспертного мнения, скорее всего, вызовет мерное позевывание почтеннейшей публики уже после первого абзаца-двух сухого и сжатого статистического буквенно-цифрового анализа сложившейся обстановки. Тем более, что и абзацев этих сегодня написано уже воз и маленькая тележка.

Этого явно не скажешь про приевшийся самому себе взгляд изнутри от человека, эмоции и мысли которого ежедневно и еженощно по уши погружены в проблемы и баталии своих коллег по цеху, то есть современного украинского доктора. Мой собственный опыт даже поверхностного и в чем-то легкомысленного описания сложившихся в украинской медицине проблем для непосвященной и немедицинской аудитории почти всегда вызывает осторожный интерес и нескрываемое внимание к проблеме. Ведь медицина сегодня интересна всем.

Собственно, она всегда была интересна, просто ее верхушка — усталый и вечно чем-то раздраженный медицинский работник, будь то врач, акушерка или медицинская сестра в отдаленном от оживленной городской цивилизации селе или ФАПе — вызывает у искушенного обывателя скорее раздражение, чем желание глубоко вникнуть в происходящее. А пытливый ум и острый язык академического журналистского сообщества не может осилить задачу, находясь далеко за пределами самой системы. Также, как это, кстати, происходит с правоохранительной и с судебной отраслью, а также многими другими сферами жизни нашего общества.

«Не могу исцелить ран (в другом прочтении — „язв“) общества» — писал в свое время ветхозаветный автор и прошедшие 28 веков принципиально не изменили сложившегося цивилизационного ландшафта. А появляющиеся кое-где и кое-как публикации носят либо сглаживающий проблемы, либо запугивающий впечатлительную украинскую аудиторию характер, что зависит от конкретной задачи, поставленной в данный момент. Проходит время, изменчивый ветер текущей повестки сдувает обозначенную проблему и богато очерченный нарратив, медики и дальше остаются у разбитого корыта собственных недо-реформ, а золотая рыбка внимания уплывает к другой, более веселой и разбитной теме новостного дня.

И нет официальной организованной силы, доносящей до общества те многочисленные прикладные проблемы, с которыми сталкивается современный врач, санитарка, администратор, рентген-лаборант и многие другие мои коллеги по цеху, так как должное освещение происходящего — это, мягко говоря, не их забота. Да и не должны они заботиться о себе сами, как приходящий в армию солдат, офицер, генерал не заботятся о покупке танков, самолетов, кораблей и прочей войсковой амуниции. Хотя недавний тревожный опыт частично опровергает вышеуказанный thesis: военных мы провожали на восток всем миром…

Мои многочисленные и не слишком продолжительные стажировки и учеба за пределами родины позволили уяснить для себя простую истину: качество западной медицины в большинстве случаев выше украинской из-за внимания государства к оснащению лечебных учреждений и не в последнюю очередь благодаря давно внедренной страховой медицине. Качество же кадров в целом такое же, при этом трудолюбие и неприхотливость украинских врачей и медицинских сестер ничуть не ниже, что и демонстрируют частные и государственные зарубежные стационары, массово, и с огромным удовольствием рекрутируя наших профессионалов. Не хуже также опыт и образованность, что подтверждается также очень просто: наши соотечественники массово сдают сложные медицинские экзамены в самых прихотливых системах оценки медицинских знаний: от Австралии до Швейцарии буквально.

Несмотря на камни и помидоры, летящие в мой адрес, мои критики прекрасно и сами знают, что это так. Упадок системы медицинского академического образования с избытком компенсируется потом врачами т.н. старой формации, которые спокойно и цепко берутся за выпускников наших ВУЗов, превращая их в обычных «нормальных» специалистов уже через 5-10 лет. Что косвенно подтверждается массовым рекрутингом наших врачей в Чехию и Польшу.

Хотя нет, сила, призванная защищать врачей от некомпетентности чиновников и запроса на «идеальную, но бесплатную медицину» обывателей существует. Это профсоюзы, которые век как перестали отражать запросы и чаяния своей профессиональной среды. Как и почти любая медицинская бюрократия, как сегодня ВООЗ, они скорее превратились в тяжелые и неудобоваримые институциональные затычки, которые размывают проблемы медиков и загаживают информационное пространство политизированным и коррумпированным трэшем. Не отстаивая проблемы реального сектора, они как будто специально созданы для формирования белого информационного шума, дебильноватого, и лишенного действительно стоящего прикладного контента.

Кому, например «вдомек», что суточное дежурство квалифицированного анестезиолога-реаниматолога высшей категории, без права на сон, со всеми тяготами этого благородного труда, оценивается в учреждении третьего уровня оказания медицинской помощи в…16 гривен в сутки. При необходимости работать весь следующий день с другими пациентами. Давать наркозы и выхаживать тяжелых реанимационных пациентов. Прописанный по законодательству выходной, в данном случае, является отпиской на бумаге и, как правило, не применяется медицинскими администрациями стационаров.

При этом борьба с пандемией лишь проявила эти проблемы и после пандемии они сами не рассосутся.

Экспертами на аренах телевизионных толк-шоу выступают говорящие головы, которые никогда, ни дня в своей жизни не проработали врачами. И хорошо (просто праздник какой-то для разочаровавшейся медицинской души!), если вдруг нежданно-негаданно какой-то селебрити-блоггер вспоминает пост медицинского профи-инфекциониста одной из столичных больниц, что его аванс за март в разгар SARS-CoV19 составил 1900 гривен. Гротеск происходящего как бы подчеркивается фееричной сменой подряд 3 министров здравоохранения за короткое время, инкрустируется скандальностью и некомпетентностью их заявлений.

Примерно в том же ценовом диапазоне (16 гривен) оценивается и выезд узкого спеца санавиацией в отдаленные районы области. Ясно, что так просто и кого попало в отдаленный район не вызывают, и едет он или она не для выполнения какой-нибудь простой и неответственной процедуры, как и не ради позитивной общественно-государственной оценки за свои действия. Они просто выполняют долг. На кону часто находится чья-то жизнь с обыденным навесом из потенциального судебного преследования в определенном, но часто не совсем зависящем от меры усилий и степени профессионализма доктора случае. Отсюда явна и ясна бутафорная роль существующих профессиональных врачебных союзов, а также противодействие созданию давно функционирующих повсеместно в мире узкопрофессиональных медицинских ассоциаций с их верными своему цеху юристами и клерками.

Пока что же своеобразным клапаном, канализующим протестные настроения, является набирающая обороты эмиграция врачей и медицинских сестер за пределы Украины. Ее суммарный оборот оценивается в 70 тыс. медицинских профессионалов за последнее десятилетие. При этом у себя в стационаре я просто погружен в ежедневные разговоры окружающих меня людей 35-45 лет о том, куда бы уехать на работу. Этот суп варится непрерывно.

Уезжают те, кто в состоянии пройти мегасложные национальные медицинские экзамены в целевых странах (например USMLE и PLАB сдаются в 3 этапа, каждый этап экзамена длится 6 часов по 1 минуте на вопрос, для регистрации в национальной системе нужно иметь более 80% правильных ответов , а это могут далеко не все.

Когда начинаешь описывать проблемы своих коллег-медиков, возникает ощущение неосуществимости всего мероприятия целиком.

Во-первых, почти все уже давно махнули на все рукой и смирились, а во-вторых, попросту попривыкли к уродливости и извращенной упорядоченности системы.

А в-третьих, учитывая тотальное бесправие медицинских работников (в судах нет специализированных медицинских адвокатов и судей по медицинским делам, как в цивилизованных странах), люди запуганы и не хотят жертвовать в этой борьбе своим скромным, но выстраданным местом и положением в медицинском социуме.

В-четвертых, когда десятилетиями функционируешь в медицинской системе, перестаешь критически воспринимать несправедливость происходящего.

В-пятых, в том случае если медик начинает отстаивать собственные профессиональные права, сразу же всплывает медийно раскрученный образ отечественного врача-тупицы, и общая, в значительной степени негативная коррупционная репутация медицины в целом. «Запомни, что когда в стране что-то плохо, то в этом обычно виноваты врачи и евреи» — так часто нам говаривал известный в Одессе старый еврейский доктор. Педалирование имиджа прожженного сребролюбца-взяточника, в общем, всем вокруг удобно и в немалой степени поддерживается, мягко говоря, несовершенными методами сбора средств как в частных, так и государственных больницах.

Поэтому, наверное, инициация реформирования системы изнутри и исключена по определению, в то же самое время реформация извне сегодня больше похожа на слона, каким-то непостижимым образом оказавшегося прямо в эпицентре витрины с драгоценным китайским императорским фарфором. Но чтобы начать рассуждения про фарфор, про императоров и про китайцев, необходимо углубиться на 20-30 лет назад и понять, как происходит формирование врача из зеленого студента-выпускника медицинского ВУЗа…

(продолжение следует)

Виктор Никитин


Поделиться статьей:

                               

Подписаться на новости:




В тему: