Правые и левые: Украина, Россия и их соседи в послевоенном мире

14.05.2022 0 Редакция NS.Writer

Начало здесь

Неизбежно большая продолжительность во времени процесса добивания России, который будет состоять из череды войн перемежаемых периодами холодного мира с использованием экономических санкций, порождает серьезную проблему мотивации. Существует большой риск того, что наши западные союзники, устав от военных расходов, и от санкций, которые убыточны не только для России, но и для них самих, в какой-то момент пойдут на компромисс, позволив России продолжить свое существование, без полного ее демонтажа и полного же разрыва ее исторической и культурной преемственности. Более того, в настоящее время на Западе бытует мнение о том, что, произведя замену Путина и его ближайшего окружения в России, можно будет осуществить запуск демократических реформ.

Это чрезвычайно опасное заблуждение. Оно способно породить множество проблем, о которых уже сказано выше. При этом, Запад уже совершал такую ошибку в конце 80-х — начале 90-х, в ходе распада СССР, но пока не осмыслил ее, и не сделал верных выводов.

Причина такой слепоты — в методологической несостоятельности западной школы социальных наук, не располагающей сегодня непротиворечивой теорией, способной на приемлемом уровне достоверности описывать современные глобальные социально-экономические процессы как единое целое, давая достоверные прогнозы возможных вариантов их развития. В результате, располагая прекрасной аналитикой по большинству специальных вопросов, западные think tanks используют для объединения понимания частных проблем в единое системное видение мира крайне сомнительные латки ad hoc, заменяя одну ошибочную и антинаучную теорию — другой, в принципе, такой же. Так, на смену не оправдавшим себя конструкциям Фукуямы (причем, можно только поражаться тому, что их очевидная антинаучность не была замечена сразу же, в момент их появления) пришли столь же небрежные и антинаучные работы Шваба.

Выходом из этого тупика могло бы стать критическое переосмысление марксизма, с очисткой его от неофеодальных глупостей, привнесенных, в том числе, и самим Марксом. И многократно умноженных за полтора века сотнями тысяч д/дятлов, объявивших себя его последователями, но ухитрившимися унаследовать по большей части только отбросы, вроде «революционной роли пролетариата», «социализма», «коммунизма» и прочего мусора, чья полная нежизнеспособность была многократно доказана целым веком социальных практик. К сожалению, развитие науки подвержено моде, и ограничено множеством застарелых идеологем и предрассудков. В результате, этот путь, по многим причинам, сегодня табуирован, причем как на Западе, так и в Китае.

Но теоретический провал Запада имеет для Украины непосредственное практическое значение. Нам жизненно необходимо убедить западных союзников в оправданности любых затрат для окончательного решения российского вопроса, а также и в том, что любой альтернативный и менее затратный на первых порах план, в дальнейшем неизбежно будет иметь катастрофические последствия, как это уже однажды произошло.

Как донести этот месседж до западных партнеров — пока не вполне понятно. В любом случае это будет крайне сложно. Но от успеха на этом направлении самым непосредственным образом зависит выживание Украины.

Здесь уместно коснуться и крайне важного вопроса о послевоенных границах Российской Федерации.

Сегодня, при обсуждении этих границ, которые победителям предстоит провести и утвердить в будущем, тема отторжения от России всего Приазовья, Причерноморья и Кубани, с выходом Украины к Каспию, и с полным лишением России выхода к Черному морю незаслуженно относится к разряду маргинальных. Обычно ее обсуждение упирается в то, что, с классовой точки зрения принадлежащее к 2С/0НС население этих регионов (та самая «вата») стало бы для Украины опасной обузой. Попытки же сослаться на опыт завершения 2МВ, когда чуждое население без церемоний депортировалось, встречаются в штыки со ссылкой на то, что такие методы практиковал СССР и его сателлиты, и что они в наше время недопустимы.

Подобный подход, а равно и полный уход от систематического обсуждения, хотя бы на уровне экспертов, этой острой, но неизбежной темы глубоко ошибочен. Мы не должны забывать о том, что Россия, пусть даже разгромленная и принужденная капитулировать, но все еще существующая, всегда будет оставаться тем, чем она является и сегодня: безнадежно отсталой страной, культура и ментальность которой пребывают, в лучшем случае, на уровне XIV века. С таким государством, и с таким народом можно говорить только на понятном ему языке жестокой и грубой силы. Любое гуманное обращение будет принято русскими за слабость, и, в конечном итоге, обращено против великодушных победителей.

Отъем части территории с депортацией оттуда российского населения (исключения могут быть сделаны только для штучных проукраинских активистов, если они обнаружатся), а также безкомпромиссная очистка освобожденных территорий Украины от пророссийских коллаборантов, которым должна быть предоставлена возможность жить в России, раз уж они так этого хотели, станет психологической кастрацией русской анти-нации. Такая операция, притом, проведенная с максимальной бескомпромиссностью, является необходимой частью подготовки России к окончательному исчезновению, с полным прекращением российской исторической преемственности. Избежав же тяжелых потерь, в том числе территориальных, Россия неизбежно оправится, и начнет строить новые планы восстановления рухнувшей Империи. Гарантию от таких попыток могут дать только страх и комплекс неполноценности, посеянные в исторической памяти русских на поколения вперед. В свою очередь, источником таких социальных регуляторов способен стать только долговременный ущерб достаточных масштабов, и постоянное напоминание о неизбежности новых, еще более жестоких кар за любые попытки взяться за старое.

Разумеется, Украина не должна быть единственным участником отъема российских территорий, поскольку это привело бы к противоположным результатам, создав в российском обществе почву для адресных реваншистских настроений. Урезание России должно быть проведено по всему ее периметру, в идеальном случае — с полным лишением ее обрезка выхода к любым морям и океанам. Исторические и/или международно-юридические основания для такой операции имеются в избытке у всех российских соседей, от Норвегии до Японии, от Японии до США, и от США до Норвегии. Без этой урезания, проведенного при одобрении и участии всех соседей России, и включающего депортации российского населения во всех случаях, когда победители сочтут это желательным для себя, дальнейшее реформирование остатков империи до социально приемлемых обществ будет попросту невозможным.

Здесь, к слову, можно вспомнить и о том, что именно территориальные потери и депортации позволили психологически сломить послевоенную Германию, которая, даже потерпев поражение, вовсе не спешила каяться и отрекаться от гитлеризма. Иной вопрос, что на Западе не оценили значимости этих шагов, и не закрепили полученный результат в свою пользу. Зато все это отлично поняли и обыграли в Москве, притом, обыграли дважды, и оба раза с успехом. Сначала СССР получил в свое распоряжение «ручную Германию» в лице рептильной ГДР. Затем, уже на своем излете, умирая и разваливаясь, СССР сумел-таки растянуть ГДР на всю Германию, полностью переиграв Запад, чего там, кажется, до сих пор так и не поняли.

Между тем, психологически и политически именно Западная Германия оказалась присоединена к Восточной, а вовсе не наоборот, как это вообразили себе в Вашингтоне и Брюсселе. После объединения с ГДР ФРГ превратившись, по сути, в тайного сателлита Москвы. Послевоенный психологический слом, который шесть десятилетий спустя удачно обыграл «коллективный Путин», сделал возможным де-факто контроль Кремля над германским политикумом. Этот контроль Кремль, по большей части, сохраняет и сегодня, и, по-видимому, будет сохранять еще довольно долго, вплоть до полного ухода нынешнего политического поколения ФРГ.

Таким образом, будущий территориальный раздел России — принципиально важная часть послевоенного мироустройства, в том, разумеется, случае, если мы хотим достичь стабильного и продолжительного мира — по крайней мере, на этом направлении. Но этот факт лишь с большим трудом может быть осознан нашими западными союзниками. Еще более сложной задачей станет шаг от осознания необходимости урезания России и последующего раздела ее остатков к практической реализации этого плана.

Это означает, что Украине уже сегодня нужно начинать работу по подготовке к включению в послевоенную повестку территориального урезания РФ, притом, совершенного совместно всеми странами, имеющими с ней общие границы. Нам необходимо приложить максимум усилий, чтобы убедительно показать Западу безальтернативность этого шага. Не осуществив его общими усилиями над разгромленной Россией, мы рискуем уже через 50-70 лет получить новое «коленопривставание», аналогичное тому, с которым нам сегодня приходится вести борьбу.

Эксклюзив

Продолжение следует

«Ильченко»Сергей Ильченко, для Newssky


Поделиться статьей:

                               

Подписаться на новости:




В тему: