Почему все теряют интерес к московской оппозиции

29.08.2021 0 Редакция NS.Writer

Внутрироссийская оппозиция, как получившая почётный статус иностранных агентов от Кремля, так и не получившая его, жутко обиделась на Украину за «Крымскую платформу», за парад и за очередное закрытие российских СМИ. Обиделась вполне искренне, а не только по велению Кремля. Для обиды у неё есть три огромные причины, пишет Сергей Климовский.

Первая — учреждение «Крымской платформы» ясно показало, что никакому правительству, которое сменит путинское, никто не позволит зажевать как бутерброд тему возврата Крыма и Донбасса, а также выплаты компенсаций. Даже если оно будет называть себя либеральным, демократическим и просто прекрасным-распрекрасным. Даже если его возглавит Алексей Навальный или Василиса Прекрасная в виде Екатерины Шульман. Для «оппозиции» это ещё более худшая новость, чем для Кремля. Но она не может позволить себе брань как Захарова и Лавров. Поэтому вынуждена кривиться, подбирать выражения и приравнивать Зеленского к Путину, так как он тоже закрывает российские СМИ. Разницу между закрытием российских СМИ в РФ и в Украине, она видеть не хочет.

В отличие от антифашистов в Германии, желавших поражения Гитлеру и Третьему Рейху, российская оппозиция ничего такого не желает Путину и его Третьей империи, именуемой кратко РФ. Даже профессор Соловей, любящий цитировать Ленина, не желает поражения своему правительству в захватнической войне. КПРФ Зюганова и Грудинина, а также разные левенькие типа Удальцова и Кагарлицкого, тоже этого ему не желают, и давно не называют путинский режим антинародным, как называли ельцинский. Притом, что выборы в Госдуму удобный случай повиниться перед народом Украины и пообещать россиянам прекратить войну. Но левые и либералы не хотят или боятся выйти из общего строя имперцев даже на четверть шага.

Вторая и третья причины — оппозиция глубоко разочаровалась в Западе, а Кремль глубоко разочаровался в этой оппозиции. Данный процесс взаимосвязанный.

Оппозиция ожидала и была уверена, что демократический Запад будет жалеть её во время «закручивания гаек» и репрессий под выборы, а не надоевшую ему Украину. Оппозиция для этого очень старалась, рассказывая о сталинских репрессиях, которые обрушил на неё Путин. Но коварный Запад взял и коллективно пожалел Украину, а не её. Оказалось, что Запад устал не от Украины, а от российской оппозиции, которая ноет, какой плохой Путин, как ей тяжело жить, но ничего реально не делает для изменения ситуации. Она только ругает белорусов, что те якобы провалили революцию, и порицает украинцев, что те после революции делают всё не так, как надо. Вот если бы она руководила Украинской и Белорусской революциями, то всё работало бы как часы. Лукашенко давно сидел бы на нарах или в Китае, а в Украине ещё пять лет назад был бы коммунизм, простите, настоящая демократия.

Комплекс «старшего брата» лезет из российской оппозиции не меньше, чем из остальной кремлёвской публики. Она настойчиво старается внушить Западу, что поддерживать и иметь дело напрямую с украинцами и белорусами — это не в коня корм, и предлагает себя в качестве управляющего. Эти хуторяне и провинциалы по определению ничего нормально сделать не могут. Нет у них образования и опыта. Только мы, московские штучки, с вековым опытом строительства империй и коммунизма, мыслим глобально, и может построить демократию им и себе заодно.

Но коллективный Запад, вместо того, чтобы назначить российскую оппозицию главным ответственным за строительство демократии на всём экс-советском пространстве и дать ей на это денег, взял и коллективно вошёл в «Крымскую платформу». Такой подлости от Запада и Украины она стерпеть не смогла и сделала три отчаянных шага на встречу ему. В ответ на празднование Украиной 30-летия независимости российская оппозиция, с укоризной глядя на Запад, отметила годовщину отравления Навального, и провела пикет журналистов в Москве, с требованием к Кремлю не называть их иностранными агентами. Лично Навальный передал из колонии Западу план своего скорейшего освобождения.

Общий посыл этих шагов был: как вы можете что-то праздновать и помогать какой-то там Украине, если Навальный сидит в тюрьме, а телеканал «Дождь» вынужден писать на своей заставке, что он иностранный агент, и лишь после этого ругать Путина. Чей агент «Дождь», кроме как «Газпрома», не знает никто, даже ФСБ. Очевидна недоработка Кремля. Нужно, чтобы иноагенты в РФ указывали, на какое конкретное государство они работают, как это делают лоббисты в США.

Раньше в Кремле работали тщательней. Например, Сергей Удальцов по итогам протестов на Болотной был объявлен агентом грузинской разведки и лично Саакашвили. То, что никто не слышал от Удальцова доброго слова о Саакашвили, и он не требовал вернуть Грузии округ Цхинвали и Абхазию, и даже не осудил нападение на неё России, — это такие нестыковки, на которые в РФ не принято обращать внимание. На России есть обычай, если ты иностранный агент, то сразу всех разведок мира, потому что так удобней для компетентных органов. Если они, например, назовут «Левада-центр» и «Дождь», агентами США и Гондураса, то там этому сильно удивятся и потребуют объяснений. Получится международный скандал, выяснится, что Москва опять врёт, и может дойти до высылки российских дипломатов. Поскольку в 1969 г. Гондурас устроил шестидневную войну с Сальвадором из-за футбольного матча, то никто не знает, как он отреагирует, если выяснится, что телеканал «Дождь» его агент. Потом фразой о том, что спорт, якобы вне политики, ситуацию не исправишь. Поэтому ФСБ предпочитает выдавать справки иноагентов, не уточняя, какой страны именно.

Пикет журналистов-иноагентов в Москве 21 августа информационно не перебил открытие «Крымской платформы». Запад отреагировал на него с запозданием и совсем не так, как ждали в Кремле и в российской оппозиции. Эту игру опять испортила Украина, которая в абстрактное осуждение Западом репрессий против журналистов в РФ внесла конкретику. Она указала на арест в марте в Крыму журналиста «Радио Свобода» Владислава Есипенко и ещё девяти крымских журналистов-татар — Сервера Мустафаева, Тимура Ибрагимова, Марлеа Асанова, Сейрана Салиева, Ремзи Бекирова, Руслана Сулейманова, Османа Арифмеметова, Рустема Шейхалиева и Амета Сулейманова. В отличие от московских пикетчиков, которых полиция лишь предупредила о штрафах, эти десять человек реально сидят. Поэтому около 20 государств из Коалиции за свободу СМИ указали Кремлю на них, а не на телеканал «Дождь», который больше радуется, чем страдает от того, что он иноагент.

Тоже самое получилось и с интервью Навального из колонии. Его готовили загодя, но «Нью-Йорк таймс» опубликовала огромный текст Навального на 54 страницах только 25 августа, когда поезд «Крымской платформы» и Дня независимости Украины проехал мимо него. Навальный, несмотря на все старания спецслужб Кремля и аффилированной с ним оппозиции, не смог запрыгнуть на его подножку со своим «Крым не бутерброд».

С Навальным у Кремля вообще вышел большой прокол. Изначально планировалось, что после своего выздоровления Навальный займёт место главного оппозиционера за рубежом и задвинет за горизонт ненавистного Михаила Ходорковского. Формально для этого были все основания: у Ходорковского в РФ репутация мироеда, сколотившего капитал на разграблении страны, а Навальный — вроде как человек из народа, обличающий коррупцию без оглядки на чины. Это похоже на пару на выборах 2019 г. — олигарх и коррупционер Порошенко против разоблачителя из народа Зеленского. Но в случае Навального эта модель не сработала.

Не сработала потому, что в Кремле поняли, Навальный хотя и политический тяжеловес, но не сможет однозначно потеснить Ходорковского, и что хуже всего, Запад не столь наивен как украинский избиратель. Инсценировкой с отравлением можно перебить одним махом десять лет реальной отсидки Ходорковского, которых не было у Навального, его домашние аресты с запретом выхода в Интернет, несопоставимы. Но Запад доверяет Ходорковскому, который искренне ненавидит Путина и многократно проверен, а Навального воспринимает как игру спецслужб РФ. Поэтому Навальный, если хочет быть в оппозиции, то должен следовать за Ходорковским, а не конфликтовать с ним, и точно не пытаться задвинуть того за горизонт.

Поскольку у Навального и так устойчивая репутация человека, который раскалывал в РФ все коалиции против Путина, то первый же его конфликт с Ходорковским ставил крест на всей этой операции. Навального в Европе просто перестали бы приглашать в студии и в приличные дома. Инсценировка с отравлением оказалась бы пустой затеей, поскольку он не смог бы задвинуть Ходорковского за горизонт, и лишь усилил бы мнение, что является если не агентом Кремля, но склочником, от которого лучше держаться подальше. В результате рейтинг Навального упал бы и в РФ, и на Западе, и он не смог бы выбить Ходорковского и стать точкой сборки для оппозиции вокруг себя. Это стало бы провалом, но не катастрофой.

Настоящая катастрофа случилась, если бы Навальный по-настоящему обиделся на Кремль и его спецслужбы, и последовал бы примеру Светланы Тихановской, с которой у тех как раз в это же время произошла действительно катастрофа. Провал с вытеснением Ходорковского вполне мог подтолкнуть Навального к такому шагу. В этом случае Навального пришлось бы отравить по-настоящему, поскольку он не только стал бы вторым серьёзным оппозиционером после Ходорковского, но в отличие от Тихановской, рассказал бы много неудобного из жизни оппозиции и спецслужб РФ.

Поскольку Кремлю не нравились ни провал, ни катастрофа, то операцию перенесли из ЕС в РФ и дали указание Навальному вернуться и доработать свою биографию в тюрьме, чтобы уже наверняка задвинуть Ходорковского за горизонт. Навальный, как политик, так и не смог обосновать своё возвращение в тюрьму в Россию ничем, кроме высокого душевного порыва. После выпущенного от его имени и с его участием фильма о дворце Путина в Геленджике и тех перспектив, которые открывались, если бы он стал работать вместе с Ходорковским, это объяснение выглядит нелепо, чтобы не сказать глупо. Один авторитетный оппозиционер в эмиграции может казаться случайностью, но два — это уже правительство, тем более, если их имиджи дополняют друг друга.

Кремль продолжает операцию «Навальный», но Запад утратил к ней всякий интерес и дал карт-бланш тому на разыгрывание её в одиночку. Поэтому он не вводит адских санкций из-за ареста Навального и не предлагает его обменять на кого-то из залетевших агентов РФ, как это советовала ему московская оппозиция. Запад лишь слегка подыгрывает Кремлю, как в случае с нынешним интервью Навального, чтобы эта тема совсем не умерла. Пусть в России вместе с коррупционерами сидит хотя бы один известный антикоррупционер, можно будет о чём-то поговорить, когда говорить не хочется, но надо.

Запад утратил интерес не только к Навальному, но и ко всей этой московской оппозиции, выдающей себя за общероссийскую оппозицию путинизму. После учредительного саммита «Крымской платформы» это стало окончательно очевидно и ей самой. Собственно, она сама виновата. Другая, прекрасная, параллельная, народная или какая-нибудь иная Россия вполне могла бы поучаствовать в этом саммите в пику путинской России и начать на нём переговоры с Украиной о прекращении войны и по другим вопросам. Это был бы действительно сильный и красивый политический ход. Вместо этого вся российская оппозиция дружно надулась на Украину как мышь на крупу, которой не позволяют её съесть.

Ничего удивительного, поскольку всю эту оппозицию путинисты не устраивают лишь как неэффективные менеджеры, которые ведут империю не к новым территориальным захватам, а к экономической и моральной деградации и к распаду. Оппозиция, состоящая из людей неглупых, видит это, и лезет в Кремль со своими советами как спасти и укрепить империю. Но поскольку РФ — это не страна советов, а страна ответов, то оппозиция на все свои советы сходу получает готовые ответы от Пескова и других официально уполномоченных лиц, а заодно и рекомендацию не докучать. Особо активным и одарённым рекомендуют работать с Западом по теме: как пошагово переделать авторитарную Россию в демократическую. За это обещают не только не отбирать деньги, полученные по западным грантам и выпускать в ЕС и в США на научные конференции по продвижению демократии, но и доплачивать. Если надо, то дают и удостоверение иноагента, как «Левада-центру» в 2015 г.

Но сейчас ситуация начнёт меняться, поскольку все разочаровались друг в друге. Запад разочаровался в российской оппозиции из-за её импотенции не только организационной, но и умственной. К выборам в Госдуму она не смогла предложить ничего тупее, чем призыв «Не нравится „Единая Россия“, тогда голосуй за КПРФ, Жириновского или Прилепина», и назвать это «умным голосованием» имени Навального. Ещё и пояснить, что голосовать за «Яблоко» и «маленькие» партии — всё равно, что голосовать за «Единую Россию». Это называется слить в унитаз те десять лет, в течение которых она называла единоросов «партией жуликов и воров» и объясняла, что КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия» — это системные партии и филиалы той.

Умным голосованием стал бы призыв голосовать, например, за «Яблоко», если ничего другого за всё это время родить не удалось. Не из любви к «Яблоку», а чтобы изменить весь политический ландшафт, пусть и с закрытыми глазами, как это произошло в Украине в 2019 г. Украинцы ещё политически наивны, но точно не такие тупые как жители РФ и московская оппозиция. Её деградацию довершил Явлинский, когда попросил навалистов не голосовать за «Яблоко», а их ютюбные лидеры хором ответили: «Да ни за что».

После этого на Западе поняли, что вся эта московско-питерская оппозиция безнадёжна, а её реакция на «Крымскую платформу» лишь подкрепила такой вывод. До той тоже начинает доходить, что поездки на конференции по изучению демократии за гранты если не совсем прекратятся, то сократятся, поскольку дебилы интересны только Лаврову, а провокаторы — спецслужбам. Поэтому она скоро встанет в позу надутой жабы не только по отношению к Украине, но и к западной демократии как таковой, и займётся продвижением темы об особом евразийском пути России. Кургиняну надо готовиться к нашествию конкурентов.

Кремль и его спецслужбы тоже начинают разочаровываться в этой оппозиции, поскольку становится очевидным, что её будет всё труднее продавать Западу в таком качестве. Логично, что у Кремля встанет вопрос о целесообразности расхода средств на неё. В РФ зреет момент всеобщего разочарования, но пока сложно сказать, во что он трансформируется в процессе транзита власти, на который он накладывается.

На России все процессы ещё в фазе низкого старта, и поскольку большинство населения, включая аборигенов Кремля, теряет интерес к оппозиции, то опять придётся звать каких-нибудь варягов, которые порядок наведут. Но варяги не плывут в Россию, инопланетяне не летят, и Ленин со Сталиным не воскресают. Похоже, придётся соглашаться на Ходорковского и других эмигрантов.


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: