Почему США и ЕС не поддержали Саакашвили

24.11.2020 0 Редакция NS.Writer

Брюссель и Вашингтон советуют оппозиции начать работу в парламенте вместо бойкота его работы.

Об этом пишет Владислав Гирман для «ДС».

21 ноября в Грузии состоялся второй тур парламентских выборов — решалась судьба оставшихся 17 мажоритарных округов. Конец политическому кризису в стране он не положил, однако стал намеком на его завершение. И, скорее всего, не в пользу оппозиции.

Явка во втором туре была крайне низкой. По данным Центральной избирательной комиссии Грузии, она составила лишь 26,29%. Для сравнения: в первом туре, который состоялся 31 октября, явка превысила 55%.

Столь существенная разница объясняется тем, что оппозиция достигла успеха…в призывах бойкотировать выборы. Все ее кандидаты взяли самоотвод, и их фамилии в бюллетенях значились лишь формально.

Будет ли такая тактика в целом позитивной для оппозиции, куда помимо «Единого национального движения» Михаила Саакашвили входят, по меньшей мере, еще пять партий?

Скорее всего, нет. Объявленный оппозицией бойкот помог правящей «Грузинской мечте» де-факто лидера страны Бидзины Иванишвили взять все округа. Теперь у нее в парламенте 90 мандатов из 150. Не конституционное большинство — но парламентское.

«ЕНД» и другие партии, продемонстрировавшие готовность к консолидации после первого тура, в свою очередь утратили возможность сколотить достаточно мощную оппозицию с более чем 50—ю мандатами.

Линия поведения оппозиции остается прежней — она все так же не признает результаты выборов и объявила о намерении бойкотировать новый парламент, включая сдачу своих мандатов.

Сценарий не самый лучший, потому как «Грузинская мечта» вполне может проигнорировать маневр оппозиции с досрочным прекращением полномочий. С таким предложением на прошлой неделе уже выступил секретарь «Мечты» Ираклий Кобахидзе.

Получается, что оппозиция хочет переложить всю ответственность за государственные процессы непосредственно на «Мечту» и поставить под вопрос легитимность парламента, чтобы добиться перевыборов. А партия Иванишвили, между тем, подумывает оставить оппозиционные силы в парламенте на формальной основе. Т.е. парламент будет условно легитимным. Но только условно.

С другой стороны, план правящей партии с блокированием сложения оппозицией мандатов нарвется на критику из-за попросту выбрасываемых на ветер миллионов лари, которые будут выплачиваться на обеспечение работы депутатов, которые в самом парламенте появляться не собираются.

Поэтому вполне возможно, что «Мечта» может попытаться договориться с одной-двумя небольшими партиями, дабы те отказались от бойкота. Оппозиция номинально будет присутствовать в парламенте, а ЕНД и его союзники останутся не у дел.

Без друзей

Посол США Келли Дегнан и глава представительства ЕС в Грузии Карл Харцель участвовали уже в двух раундах переговорах между правящей партией и оппозицией. Пока безрезультатно. При этом позиция Евросоюза и Соединенных Штатов по результатам выборов стала жирным минусом для оппонентов «мечтателей».

И Штаты, и ЕС признают, что нарушения во время выборов были, но также признают и то, что выборы были конкурентными и куда более демократичными, чем прошлые. Плюс, отмечается и незначительность расхождений между результатами официального и параллельного подсчетов голосов.

Тем более что «Мечта» уступила давлению Запада и в июне ослабила требования к участникам выборов: до 1% был снижен барьер, сокращено количество мажоритарных мандатов.

В итоге парламент перестал быть местом битвы для двух партий — «Грузинской мечты» и «Единого национального движения».

В Брюсселе считают, что оппозиции нужно отказаться от бойкота и требования провести досрочные выборы, и «преодолеть разногласия, что позволит всем избранным членам парламента занять свои места, несмотря на разные оценки избирательного процесса».

«Ответственность должны взять на себя все стороны», — цитирует Харцеля «Грузия—Online».

Аналогичной позиции придерживается и Вашингтон, который предпочел не выбирать одну сторону, но цементировать свою поддержку государства Грузия в целом.

Доказательством чему стало решение США предоставить Тбилиси военную помощь в виде шести сотен ручных пулеметов M249 и отправки в республику военных инструкторов.

Кроме того, перед вторым туром, 17 ноября, Тбилиси посетил госсекретарь Майк Помпео, который встретился с президентом Саломе Зурабишвили, премьером Георги Гахарией, главой МИДа Давидом Залкалиани.

В связи с тем, что в анонсированном графике Помпео не было представителей оппозиции, его раскритиковал бывший посол США в Грузии Ян Келли.

И на следующий день, т.е. 18 ноября, госсекретарь внес изменения в свой план встреч. Однако непосредственно с представителями оппозиционных партий он все же не общался, а перед вылетом из Тбилиси провел встречу с членами различных НПО, во время которой те раскритиковали действия партии власти как в целом, так и в контексте выборов.

Впрочем, их доводы особой роли не сыграли. Да, Помпео, согласно официальным сообщениям американского посольства, отметил «важность проведения свободных, справедливых и прозрачных выборов в Грузии». Но не более.

Мнение госсекретаря было более широко раскрыто в ходе брифинга Госдепартамента от 18 ноября.

В ведомстве подчеркнули, что нарушения во время выборов происходят последние 30 лет, однако эти выборы были прозрачнее, нежели предыдущие.

Что до бойкота результатов и деятельности нового парламента, то в Штатах прямо раскритиковали действия оппозиции.

Госдепартамент полагает, что если бы оппозиция не бойкотировала парламент минувшим летом, то реформа избирательной системы была бы куда «сильнее и эффективнее», а значит, и исход этих выборов мог быть иным.

В общем, если вкратце: Вашингтон рекомендует оппозиции прекратить попытки изменить ситуацию посредством революции, ввиду не столь критичного массива нарушений, а зайти в парламент и начать работу над судебной реформой. Чтобы «найти решение, научиться работать вместе» и чтобы у нее появились действенные инструменты оспаривания.

Именно судебная реформа была главной темой едва ли не во время всех встреч Помпео — и с чиновниками, и с неправительственными организациями. Это рецепт возвращения ЕНД и союзников к власти, любезно представленный Соединенными Штатами.

Оппозиция, в свою очередь, как сообщает «Рустави2», высоко оценила сам факт приезда Помпео в Грузию как свидетельство прочности отношений двух стран.

Но и не скрыли своего разочарования, отметив, что его визит мог бы быть «полезнее», к примеру, в плане безвизового режима и создания зоны свободной торговли.

Что дальше?

Теперь, после второго тура и холодного душа от США и ЕС, на повестке дня главный вопрос состоит в том, как намерены в дальнейшем действовать ЕНД, «Европейская Грузия», «Лело», Лейбористская партия, «Гирчи», «Граждане», «Стратегия Агмашенебели».

Продолжат ли они свой бойкот, не имея опоры на Западе? Будут ли и дальше апеллировать к фальсификациям?

Видимо, у оппозиции зрела надежда на Дональда Трампа, который вроде как ведет схожее сражение с «фальсификациями» в Соединенных Штатах. Пусть и безуспешно: суды проигрываются, а республиканцы готовятся к президентству демократа Джо Байдена.

Если это так, то почему с точки зрения Трампа незначительные по факту «фальсификации» в Штатах — катастрофа, а в Грузии — нет? Двойные стандарты? Возможно.

С другой стороны, Трампу сейчас не до внешней политики. У него собственная война в самом разгаре.

С учетом таких реалий, грузинской оппозиции логичнее было все же тактику изменить. Постараться либо, по крайней мере, не дать «Мечте» перекупить кого-нибудь из союзников и партнеров; либо же надеяться на то, что протестного запала хватит на время, достаточное, чтобы заставить партию власти пойти на уступки.

Пока же революция как альтернатива парламентской работе в меньшинстве (пусть «Мечта» по сравнению с 2016 г. несколько просела) выглядит весьма туманной перспективой.


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: