Почему РПЦ – это ересь?

13.07.2022 0 Редакция NS.Writer

«То, что Патриарх Московский Кирилл узаконивает жестокую войну в Украине по псевдорелигиозным мотивам, — это ересь». Так недавно заявил кардинал Курт Кох. Это следовало давно признать. Но есть одно «но». Эта ересь охватила всю РПЦ очень давно. Причём все те «вершины православного богословия», которые восхищают некоторых католиков и протестантов, по сути своей являются ересью, а точнее псевдо-богословской спекуляцией. Это и есть «теология русского мира», лже-теология оправдания путинизма и его преступлений.

Главный храм ВС РФ в подмосковной Кубинке

В основе данной доктрины находится идеалистическая концепция «соборности» Алексея Хомякова, хваленная многими «интеллигентами», не разбирающимися в религиоведении, заимствованная из германской (протестантской, если кто подзабыл) теологии XIX в.

В частности, в ней есть спекуляции с понятием «catholikos» (вселенский, вообще-то) в значении «демократический»; именно они были заимствованы Хомяковым у немецкого теолога-идеалиста Иоганна Мёлера, который формально был католиком, но теология его — вполне лютеранской. Но таким был и патриарх цареградский Кирилл Лукарис, который формально был православным, будучи реально кальвинистом.

Итак, раскроем их ведущие положения:

1) Критика Хомяковым западного христианства основана на выборочном и спекулятивном манипулировании фактами, описание идеи соборности совершено в том же стиле.

2) «Идеология русского мира», наделяющая российскую политическую нацию непогрешимостью и мессианством, берет свое начало именно в конфессиональном эксклюзивизме русского православия, в котором перенос сверхъестественной безошибочности Церкви трансформировался в сверхъестественную непогрешимость всего народа. Который позднее (в ХХ веке) соперсонифицировался с российской политической нацией, выразителем которой считается государственная власть.

Конечно, эти идеи в русском православии были и до Хомякова, но именно Хомяков их внятно и аргументированно описал. В созданной им модели, объективная реальность подменена идеальной гипотетической. Точнее двумя фантазийными моделями. Хомяковым брались отдельные проявления элементов прямой демократии в общественной жизни крестьян Российской империи (что к богословию отношения не имеет вовсе, разве только к политологии), и на этих фактах моделировалась гипотетическая модель «соборности» и модель того, что в последующем времени назовут «русская православная цивилизация», а ещё позднее «русский мир».

Разработанная им фантастическая модель «русского православия» уже не имеет никакого отношения к реальности. Не больше чем икона XV столетия к фотографии. Потом, во вторую очередь, моделировалась не менее фантастическая модель «западного христианства» для чего брались отдельные негативные факты и тенденции из реальной жизни католиков и протестантов в Европе. Близкая к реальности не больше, чем злая карикатура к фотографии.

И на сравнении этих двух моделей «иконы» и «карикатуры», делался полностью ложный вывод о некоем мистическом превосходстве всего «русского — православного» над западною «ересью злобесивою».

Эта концепция мистического превосходства хорошо ложилась на примитивный конфессиональный эксклюзивизм («спасение только у нас»), присущий русскому православию, и легко расширяемый на все российское государство, где «всё наше — хорошо», всё «ихнее — плохо» часто было основой политики РФ. Не трудно рассмотреть, что эта «модель» полностью лишена элементарной интеллектуальной честности. Сравнение двух спекулятивных моделей, честным быть не может априори.

В последующее время эта концепция «особого русского мессианства» специально подчеркивалась и усугублялась. Когда на место религиозных философов пришли доморощенные «теологи РПЦ» с ухватками коммунистических агитаторов. Например, весьма известные и популярные лже-теологи типа А.И. Осипова и попа Максима Козлова (настоятеля церкви святой Татьяны при МГУ, храма, где Вл. Соловьёв встретил впервые Софию-Премудрость) уже открыто не гнушающиеся прямой ложью и клеветой. И даже Кураев открыто занимался такими фальсификациями, точнее переписывал их у истериков Серебряного века (явно непрофессиональных теологов) типа Митрофана Лодыженского и Дмитрия Мережковского.

Итак, «богословы» новой расейской генерации видели смысл теологии в общем доказывании исходного мега-тезиса (того самого, что якобы «все наше хорошо, всё ихнее — плохо»). И при этом они же лицемерно «вели диалог» с «инославными» (то есть католиками и протестантами) ради банальной цели выманить денег из католических и протестантских фондов.

От себя замечу, что никакой диалог с «богословами» РПЦ МП имени Сталина не имеет смысла, поскольку в основе их требований — ультиматум признавать их фантастическую картину мира как единственно верную, а их идеализированный взгляд на РПЦ МП соответствующим действительности. Почему, собственно, никто из них никогда не согласится на публичную дискуссию с русским католиком, или с русским протестантом.

Они-то, российские западные христиане (католики и протестанты) знают, что за блестящим фантиком фантазий «богословов» скрывается пошлый суррогат в виде жестко авторитарной РПЦ имени Сталина. Так что эти «богословы» от РПЦ всегда заранее готовы в чем угодно обвинить русских католиков и протестантов в чем угодно.

Результатом в наше время стала низко-интеллектуальная, но весьма эффективная пропаганда; их спекуляции формируют ставший популярным контент ненависти и вражды у спикеров РПЦ типа, попа Ткачева и рас-попа Охлобыстина (а прочих им подобных давно уже несть числа). «Почаевские листки» и т.д. относятся к этой же «парадигме». Именно эта идеология злобы и ненависти, со своим сектантским «новоязом» и ложится в основу идеологии путинизма. Именно поэтому давно пора признать, что РПЦ МП имени Сталина — вне Христианства. Перед нами неоязыческая, империалистическая религия превосходства политической нации россиян и ненависти к остальному миру.

Теоретически и практически где-то в недрах РПЦ обязательно должны быть и актуальные и нормальные христиане. Благодать средств спасения (св. Писание, Предание, Таинства) может действовать вопреки учительству еретиков.

Надо отметить, что мировое (точнее сказать католическое, все остальное-это просто-таки копи-паст с купюрами) богословие утверждает, благодать таинств крещения и брака действует у еретиков вопреки ереси, а не благодаря. И да, крещения и браки, совершенные как в лютеранской церкви, так и в Православной Католическая церковь признает. Господь не связан своими таинствами. Утверждать обратное означает отказать Ему в том, что Он есть Вседержитель, то есть ересь против первой же строки Символа Веры.

Приведу цитату из одного из вероучительных документов РКЦ: «А кто без вины своей, не знает Евангелия Христова и Его Церкви, но все же ищет Бога искренним сердцем и под воздействием Его благодати стремится исполнять своими делами Его волю, которую познает благодаря голосу совести, те могут наследовать вечное спасение». Но в РФ мне пока встречались только отдельные люди. Никаких общин таких христиан. Более того, если вдруг христиане внутри РПЦ создают некоторые структуры, не основанные на идеологии злобы к остальному миру, то иерархия РПЦ предпринимает все усилия по их разрушению или как минимум дискредитации.

А мейнстрим там совсем иной. Как-то давно уже я заметил, что анти-ваксерство и конфессиональный экслюзивизм — непременные соседи. Иногда еще в одном пакете с ними идут младоземельный креационизм (сказочки, не имеющие библейского и богословско-научного обоснования, что Земле не более 7600 лет) и вера в плоскую землю. Это все там получило широчайшее распространение.

При этом российское общество всегда обесценивало и маргинализировало опыт меньшинств. Религиозных в том числе. Мало кто знает, что секта «жидовствующих» из Москвы и Новгорода XV века сохранилась до ХХ века, и полностью исчезла (частью влилась в «свидетели Иеговы», частью в иудаизм) только в 90-е гг. ХХ века.

Но вернемся к тому морально-психологическому (не хочу злоупотреблять словом «духовность», предпочту выражаться точнее) мейнстриму среди монашествующих и мирян РПЦ МП имени Сталина. У них нет прямых текстов, их концепции надо выискивать в популярной среди них «литературе». Де факто программным сочинением этого течения являются «Несвятые святые» Тихона Шевкунова (на мой взгляд, самая мерзкая антихристианская книга). Если речь пойдет об иных сборниках апокрифов, то стоит привести их сразу целым списком: «Дивеевские предания»; «Старицы/матушки земли Российской»; многократно переизданная энциклопедия апокрифов «Россия перед вторым пришествием»; собрание сочинений Сергея Нилуса и т. д. Де факто у мейнстрима есть, и свои гуру (с культом личности само собой). Тот же Сергий Романов, или «старец» Наум из Сергиева Посада. Но «теологии» как некой единой системы там нет. Нет и трудов по этому «богословию».

Иными словами, популярной литературы этого мейнстрима вполне достаточно. То есть письменные источники наличествуют. Там герменевтика любых текстов крайне экзотическая. А если серьёзно, то нужно собрать корпус текстов показывающий, что это течение вообще-то де факто вне Христианства. Но это должно быть настоящее религиоведческое исследование. А сейчас раскроем основные моменты. Мейнстрим РПЦ МП имеет свою религиозно философскую антропологию и соответствующую сотериологию («учение о спасении души»). Она такая. Раскроем все по пунктам:

1) Человек — полное ничтожество, червь, тлен и прах. Потому важная духовная задача осознать свою ничтожность и тленность. Не интеллектуально это признать, а именно принять это как своё «эго».

2) Воля человека направлена только ко злу и любое действие человека —греховно. Даже доброе. Любая инициативность — зло и грех. Избежать зла можно только выполняя приказы духовных лидеров (гуру), — послушания.

3) Личность человека — зло. С помощью различных практик, рекомендуется стремиться к деперсонализации.

4) Телесность человека — зло само по себе. Потому даже бытовой уход за телом, мытье и т.д. (не говоря об интиме в венчанном браке) почти грех. Чем пища хуже, тем лучше.

5) Интеллект — зло. («разумные мудрены со диаволом»; «рассуждение ведёт к осуждению»). Рассуждать над приказами старших — особо тяжкий грех.

В итоге идеальный человек должен быть обезличенным элементом системы функционирования в монастырской общине.

Отметим, пожалуй, самое актуальное. Из этой схемы выпадает все, что описывается словом «начальство». Всякое начальство автоматически обретает непогрешимость, на которую не смогли претендовать все римские понтифики, начиная с апостола Петра. Ну и чем начальство выше, тем непогрешимее. Естественно, эта концепция из монашества экстраполируется её носителями на весь мир, и на все общество.

Де факто эта «философская антропология» лежит в основе советского и пост-советского мировоззрения лиц у власти. Где отношения государства и человека должны строиться по образцу отношений Рамси Болтона и лорда Грейджоя из «Игры престолов». С помощью пыток и истязаний Рамси Болтон из Грейджоя сделал существо по кличке «Вонючка» («Смердючка» в другом переводе), которое не мыслило своего существования без Хозяина. Вот по мысли государственников, государство — это «Хозяин», а гражданин- «вонючка».

Возможны, хотя и натянутые типологические параллели. Что-то тут есть похожее на кальвинизм, на манихейство если быть точным. На него тоже, в плане нелюбви к телесному. На кальвинизм — в плане того, что воля человека всегда ко злу. Хотя кальвинизм слегка иной — там предопределённый ко спасению всё «хорошо» делает, а проклятый (обреченный на адские муки) плохо. Но тут, более точной будет параллель не с лютеранством и не с кальвинизмом, а скорее с катарством (разновидностью гностиицзма). Потому что есть категория «совершенных» («перфекты катарские»), на которых эта порча воли не распространяется. Собственно, это всевозможные «старцы» и «старицы», которые от Св. Духа отдают «благословения» — приказы.

Важное, на что нужно обратить сугубое внимание. Там Бог — не личность, а нечто вроде генератора благотворной радиации, которую можно накапливать мистическими практиками, а также она аккумулируется в иконах и мощах. Это манихейская ересь в её новой российской ре-инкарнации.

Трудность выделения «теологии» в мейнстриме РПЦ имени Сталина в том, что формально они не отделяются от Православных церквей и декларируют верность православной догматике, но… есть огромное «но». Они считают, что их вероучение и есть вероучение всех православных церквей вместе взятых. А кто считает иначе, тот еретик, модернист, масон и т.д. Потому все более-менее солидные богословы православных церквей записываются представителями этого течения в «еретики» и(ли) «масоны».

При отрицании ценности интеллекта, как-либо систематизировать свою «теологию» они не считают нужным. Потому их «теологию» приходится реконструировать из практик, наставлений лидеров и лозунгов. Лозунги обычно приписываются «старцам», но чаще всего это псевдо-эпиграф. Приведу купу их афоризмов списком: «где просто там ангелов со сто, а где мудрено — там не одного»; «и бесы мудры, а Бог их осудит» (вариант, — «не любит»); «послушание превыше поста и молитвы»; «кто (не) любит молиться, для ада годится»; «пост — высокое искусство толстой кишкой тонко небо чувствовать»; «космонавты на ракетах в космос летят да Бога не видят, а наши старцы на грибах (вариант, — „на морковках“) до Бога долетают». И т. д.

Теперь, как уж повелось, рассмотрим все схоластически, то есть снова по пунктам.

1. Ключевая категория — «благодать» понимается как божественная энергия, которая носит вполне себе материальный характер. Её можно аккумулировать в конкретных иконах и реликвиях. Она очень нестойкая. Из храма её может изгнать женщина с «критическими днями», забежавшая в церковь кошка или собака, и т. д. В богослужении нужно участвовать, чтобы «получать благодать».

2. Бог в их «теологии» не персоналистичен. В многочисленных «посмертных видениях» — важный вид источников в этой традиции, праведники в раю Бога не созерцают, только изредка некие отблески божественной славы. А далее следует описание суда божества над человеком как суда с обвинительным уклоном.

3. Спасение. Достигается мистическими практиками. Для которых необходимо длительное обучение у «старцев». Мастеров этих практик. При самостоятельном занятии этими практиками (самочинии) грозит психиатрический диагноз. Это правда, примеров — масса. Среди новодельного монашества конца ХХ нач ХХІ века, с проблемами такого характера сталкивались возможно не менее 1/3. Потому пословица «прочитает юноша Лествицу (византийский трактат по аскетике) — попадёт в дурдом» увы жестокая реальность. Потому самостоятельно «перебирать четки» не рекомендуется. Идеалом считается достижение «самодвижной молитвы», когда текст Иисусовой молитвы перманентно звучит в голове подвижника сам по себе помимо его воли. И он тут будто бы и не причем.

У них есть, и ходовая поговорка «и святые едва спасаются». Спасению подлежит некое бесконечно малое число людей, все остальные обречены как «дрова для ада». Но при этом есть возможность спастись за послушание старцам, как Феодора из апокрифической книжки «Мытарства преподобной Феодоры» («Если и согрешишь, не бойся, старец тебя вытащит, бойся старца ослушаться»).

Есть у этого течения (мейстрима РПЦ МП Имени Сталина) нечто общее с кальвинизмом или лютеранством? Разве только отдельные установки. С катарством, наверное, больше. Но все же, тоже нет. Это полностью самостоятельное течение в отдельно взятой конфессии отдельно взятой страны. Очень скорбит мое хоть и слабое, но все же по Божией милости, христианское сердце, когда приходится наблюдать, как на фоне войны в Украине, беснуются адепты теории, что Бог — не личность, а нечто вроде полезной радиации, которая подчиняется приказам Гундяева В.М.

В РФ сейчас, по сути, только две религии: коммунизм — вера в обезбоженного (и обезличенного, ибо источник персональности — наш Творец) человека, и псевдо-христианство — вера в обезличенного (обесчеловеченного) Бога.

Эксклюзив

СкавронскийМартин Скавронский, dr. hab, россиевед, для Newssky


Поделиться статьей:

                               

Подписаться на новости:




В тему: