Почему нам не нужен Минск-3

1. Сложившаяся вокруг оккупированных территорий политическая, информационная и экономическая ситуация вполне соответствует текущим украинским интересам.  Она не требует от нас как никаких дальнейших уступок, так и неких сверхусилий.

Любовь по-нормандски?

Любовь по-нормандски?

2.  Если рассматривать эту ситуацию не как среднесрочную реальность, а как кризис — то выход из него ясен и понятен для всех. Выход состоит в неукоснительном и исчерпывающем выполнении требований Минска-2 Российской Федерацией и нанятыми ею криминальными элементами. Это вывод российских войск, возвращение Украине контроля над границей, восстановление законной администрации — и только после этого проведение местных выборов (или, что выглядит логичнее — новых местных выборов в Донецкой и Луганской областях).

3. Никому, и ни при каких условиях — в том числе нашим западным партнерам не может быть позволено указывать Украине на то, каким должно быть конституционное устройство нашей страны.  Украина, со своей стороны, проявила максимально конструктивный подход к проблеме обострения политической ситуации в Крыму, Донецкой и Луганской областях — в период до оккупации Автономной Республики Крым и частичной оккупации обеих областей. После российского военного вторжения на эти территории, любой политический диалог утратил смысл.

. Кому-то может показаться, что финансирование, предоставленное Киеву западными партнерами в целях стабилизации макроэкономической ситуации, резко осложнившейся после (между прочим, рост ВВП в 2013 году + 0,9%) бегства ограбивших украинскую казну ОПГ российских агентов влияния во главе с Януковичем, еще недавно бывшим любимым партнером транснациональных банков, и последовавшего российского вторжения — обязывает Украину покорно прислушиваться к пожеланиям Берлина, Парижа или Вашингтона. Это совершенно не так, поскольку выделяемые средства — отнюдь не подарок.  Правительства (речь не о народах) стран Запада заботятся, в первую очередь, о собственных интересах — так, крах украинской экономики добил бы и так отягощенную долгами европейскую кредитно-финансовую систему. Что касается Америки, то отказ Украине — которую, наряду с Сирией, президент США, как выяснилось, считает чуть ли не “клиентами” России — хотя бы в финансовой помощи, окончательно выставил бы внешнюю военную политику Барака Обамы в дурном свете. Существуют и иные соображения.

ЗБ. Правительства стран Запада — главным образом, стран ЕС — отлично понимают, что именно украинский народ с оружием в руках второй год защищает не только свою свободу, но и их спокойствие и привычный комфорт. Иначе орды деградировавших зомби Владимира Путина — давно стояли бы на Висле, на Дунае и на балтийских берегах нынешнего ЕС. Вот если бы вместе с украинской армией, причем вооруженной современным американским оружием, рядом стояли бы бригады стран-членов НАТО, только тогда — как в исторически похожих случаях — мы могли бы прислушаться к идеям западных лидеров о Конституции, поскольку в таком случае они заслужили бы делом  право их слушать. Пока что предмет для подобной дискуссии отсутствует.  

. Более того, некоторые психологические особенности нынешних руководителей в США, Германии и Франции чуть ли не ежедневно вынуждают организованную украинскую нацию и ее преданных друзей — приводить в чувство этих политиков, испытывающих инфантильный дискомфорт от необходимости столкновений с “Франкенштейном”, которого они во многом вырастили собственноручно.

Со своей стороны, Украина не указывает канцлеру Германии, как разрешить проблему с миграцией. Похоже, германский народ, объединяясь в отряды самообороны (какое родное, однако, слово) нащупывает путь собственного решения этой проблемы.

Со своей стороны, Украина не дает советов президенту Франции на тему повышения эффективности производства и низкой квалификации рабочей силы, которой он опечален в последнее время. Несомненно, свободная торговля и завершение автоматизации промышленности со временем уврачуют раны, нанесенные французскому обществу социальным паразитизмом и пропагандой ультралевого экстремизма с университетских кафедр.

Со своей стороны, Украина отказывается знакомить президента США со своими идеями по поводу стабилизации на Ближнем Востоке, несмотря на то, что в последние годы американская политика в Восточной Европе и на Ближнем Востоке поразительно напоминают друг друга, в особенности — в части последствий. Более того, несмотря на сомнения Вашингтона в уровне квалификации украинских вооруженных сил Киев избегает иронии в аспекте комментирования обстоятельств, при которых ракета Hellfire в 2014 году оказалась в Гаване (а значит, в Каракасе, Тегеране и Москве).

Вместе с тем, наши запасы нюхательной соли ограничены, и поэтому нашим западным партнерам следует четко уяснить — их усилия по сдерживанию нового Гитлера из Кремля являются не более чем minimum minimorum, по сравнению с подвигом украинского народа и “магической рукой” мирового рынка углеводородов. Отчаявшись просить и требовать у них более существенную помощь, Украина должна четко провести “красную линию” перед попытками этого клуба любителей неуместного пацифизма сделать еще какие-либо предложения российским военным преступникам за наш счет.

Внутриполитические последствия любых новых уступок должен представлять себе и президент Украины, в чьей сфере компетенции находится внешняя и оборонная политика.

В то же время, нельзя не приветствовать долгожданное решение Конгресса США, открывающее путь для системных проверок европейских дипломатов, законодателей, военных и гражданских служащих, других функционеров политического поля — в отношении их связей с российской разведкой, а также террористическими организациями. Десятки лет беспечности в этом смысле привели к глубокой инфильтрации Европы агентами влияния тиранических режимов и подпольных группировок, общим ядром которых является организованная преступность.

Поэтому необходимо подчеркнуть следующее.

4. Конституционные изменения в рамках революционной реформы местного самоуправления  — безусловно, необходимы Украине. Тем не менее, законодатели и нация должны быть уверены в том, что изменение конституционного текста не создаст даже различимой в микроскоп возможности для:

легализации оккупационных администраций в районах  Восточного Донбасса и Автономной Республике Крым

вовлечения уголовных элементов, террористов, агентов на связи ФСБ и ГРУ в украинскую политическую жизнь, предоставления оккупированным территориям даже минимального шанса для оказания влияния на украинскую внутреннюю и внешнюю политику.

–  представления этой реформы в таком свете, что она якобы является элементом договоренностей, выносящих за скобки проблему оккупации Российской Федерацией полуострова Крым.

5. Нынешний статус-кво не устраивает исключительно одну сторону конфликта — Россию, ее преступное руководство, и членов криминальных объединений в восточных районах Донбасса и в Крыму, которых оно содержит. Напомним, что согласно международному законодательству, именно Москва несет полную ответственность за социальную и правовую безопасность населения оккупированных территорий.

Сегодня Россия ослаблена разворачивающимся коллапсом собственной примитивной экономики, военными, дипломатическими и информационными поражениями, нарастающей внутренней агрессией и сепаратизмом. Ее амбициозные планы захвата сначала Украины, а затем и вторжения на Балканы и в Балтию, порожденные больным рассудком привыкшего к роскоши и раболепию западных полезных идиотов кремлевского “бугра” — изорваны на клочки украинским народом и хозяйственным нокдауном.

Это усиливает  позиции Украины и ее соратников во многих странах мира.

Поэтому Киев должен продолжать наращивать давление.

В отношениях с криминальным псевдогосударством наподобие бывшей РСФСР, а она не уникальна — ведь похожим образом устроено сообщество сомалийских пиратов, крупные мафиозные организации и сети исламских экстремистов — работает только давление, причем постепенно нарастающее. И в случае с ОПГ Путина оно закономерно приносит плоды — стоит посмотреть на разрешение ситуации со Сбербанком России, на уголовные разборки между Симферополем и Москвой, на неготовность российской “элиты” поменять свои спрятанные в иностранных банках капиталы на духовные скрепы пещерных предков.

На самом деле, слабых мест, по которым необходимо наносить удар за ударом (обороняющиеся не выигрывают войн) — у врага гораздо больше. Это и нечистая совесть его пропагандистов, и ветхая инфраструктура, и противоречивость его “идеологии”, и не блещущие интеллектом агенты влияния, как в нашей стране, так и в других государствах. А главное — его неспособность укрыться от всевидящего ока Сети.

Цель этой работы, которой все еще много — вовсе не иллюзорный “мир”, поскольку мир с силами зла может состоять исключительно в присоединении к ним, а победа над поглотившей территорию бывшей РСФСР и атаковавшей соседей преступной организацией. Которая, между прочим, по своей идеологии, в том же смысле в котором таковыми были СС и гестапо — является сатанистской.

Из этого следует, что любые новые договоренности, предусматривающие уступки с украинской стороны — полностью противоречат украинским интересам, а те, кто их педалирует, скорее всего делают это небескорыстно. Что же касается конституционного устройства Украины, то об этом, как и об устройстве нового мирового порядка, мы теоретически можем общаться лишь с теми иностранцами, кто встал в украинский строй на восточном фронте с оружием в руках.

Поэтому никакого Минска-3 не будет.

Макс МихайленкоМаксим Михайленко

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Enable Notifications.    Ok No thanks