Почему ЕС передумал наказывать Турцию

20.03.2021 0 Редакция NS.Writer

Турция смогла убедить Европейский Союз не вводить пока санкции из-за бурения в Восточном Средиземноморье, пишет Владислав Гирман для «ДС».

| Newssky.com.ua

18 марта агентство Reuters со ссылкой на четырех дипломатов ЕС сообщило о решении Брюсселя отказаться от введения санкций в отношении топ-менеджеров турецкой госкомпании Turkish Petroleum Corporation (TPAO) в связи с незаконным бурением в Восточном Средиземноморье.

В частности, на шельфе Кипра, где турки активно ищут природный газ, прикрываясь «правами» непризнанной «Турецкой Республики Северный Кипр» (ТРСК).

Один из дипломатов сказал агентству, что «приоритетным является дипломатическое направление», а его коллега добавил: работа над санкциями «так и не началась».

Вернее будет сказать — не завершилась. Поскольку в декабре Брюссель четко заявил о своем намерении санкционировать руководство TPAO.

Форсировали их введение в первую очередь Греция, Кипр, Франция. Германия и Италия, напротив, заняли более сдержанную позицию, не желая полного разрыва отношений с Анкарой.

Тогда же в декабре, кстати, когда уходящая администрация Дональда Трампа напоследок ввела санкции против Турции из-за покупки российских зенитных комплексов С-400, начался резкий разворот в политике Анкары.

Эрдоган понял, что пора сбавить градус противостояния с Евросоюзом, и усилил дипломатический напор на Брюссель.

Уже 9 января турецкий лидер провел видеоконференцию с верховным представителем ЕС по внешней политике и безопасности Жозепом Бореллем и президентом Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен.

После переговоров пресс-служба Эрдогана заявила, что хочет «начать новую страницу в отношениях с ЕС в новом году».

18 января состоялась встреча главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу и его немецкого коллеги Хайко Мааса. Последний «принял» сигнал из Анкары о готовности к «разрядке» в отношениях.

21-22 января Чавошуглы находился в Брюсселе, где встречался с Боррелем и президентом Евросовета Шарлем Мишелем. Однако турецкая дипломатическая экспансия началась с главного визави Эрдогана, являющегося одним из лидеров в ЕС — с президента Франции Эммануэля Макрона.

Турецкий президент лично решил задобрить главу французского государства, воспользовавшись удачным моментом — Макрон подхватил Covid-19.

Эрдоган написал ему письмо, начинающееся словами «Дорогой Эммануэль…», в котором пожелал скорейшего выздоровления, предложил обсудить совместную борьбу с пандемией, а также, естественно, нынешние отношения обеих стран.

Риторика очень контрастирует с осенними высказываниями Эрдогана в ответ на запуск Макроном войны с «политическим исламом», т. е. с турецкими имамами во Франции, которых тот рассматривает на инструмент радикализации французских мусульман.

Тогда президент Турции публично грозил Макрону последствиями и выражал надежду, что его отстранят от власти в результате переворота.

Еще одна точка напряжения в двусторонних отношениях Парижа и Анкары — это конфликт в Нагорном Карабахе. В нем они оказались по разные стороны баррикад: Турция поддерживала Азербайджан, а Франция — Армению, в том числе, принятием в парламенте резолюции с призывом к правительству признать независимость региона. Не совпадают интересы у стран и в Ливии, где турки помогают признанному ООН правительству, а французы негласно поддерживают командующего Ливийской национальной армией и союзника Кремля Халифу Хафтара.

Но все противоречия между Турцией и Францией было решено пока отложить ради нормализации отношений с ЕС. Естественно, Анкаре также требовалось доказать европейцам свою договороспособность, прежде всего с Грецией и Кипром — странами, за которых вступился Брюссель.

Опять-таки в январе, 25 числа, состоялись первые за долгое время переговоры греческой и турецкой делегаций относительно имеющихся территориальных споров. Сработало. Переговоры еще никаких особых результатов не принесли, но жест турецкой стороны в Европе приняли благосклонно.

Хотя на этой неделе Анкара снова показала зубы. 16 марта состоялась уже вторая турецко-греческая встреча, в ходе которой не удалось добиться прорыва в конфликте вокруг Восточного Средиземноморье, констатировал глава МИД Греции Никос Дендиас.

Все потому, что накануне Турция направила дипломатическую ноту Греции, Кипру и Израилю, раскритиковав их планы провести силовой кабель, как утверждают в Анкаре, в том числе и по участку континентального шельфа Турции.

Анкара, которая также ставит палки в колеса их совместному проекту EastMed (газопроводу-конкуренту «Турецкого потока» и TANAP), потребовала от этих стран сперва запросить у нее разрешения на прокладку кабеля.

Министр национальной обороны Турции Хулуси Акар, в свою очередь, обвинил Грецию в желании втянуть в их двусторонний конфликт Евросоюз и Соединенные Штаты.

Такая формулировка объяснима: пребывая на тот момент под угрозой столкнуться с санкциями ЕС и уже «получив» пакет ограничительных мер от Вашингтона, Анкара стремится нивелировать хотя бы частично греческий фактор, добиваясь примирения с новой администрацией США.

Призрак нового конфликта с Россией

Как ни странно, это туркам удалось. Евросоюз, согласно информации Reuters, отказывается от санкций.

Что еще интереснее: свои «претензии» как бы отзывают Греция и Франция, солидаризируясь с Германией в вопросе конструктивного дипломатического разрешения всех споров. Против введения санкций в отношении Турции выступили и Соединенные Штаты.

Достижение консенсуса — свидетельство эффективности дипломатии Анкары. Но и признак того, что Европа и Штаты рассчитывают на положительный исход конфликта с союзником по НАТО, обладающим второй крупнейшей армией в Альянсе.

Евросоюз не может рисковать потерей союзника, а также огромным товарооборотом и миграционными соглашениями с Турцией, которые, к слову, существенно сокращают поток беженцев как раз на греческие острова; а также, несмотря на деструктивную во многих отношениях региональную политику Анкары, нарушение прав человека, преследование журналистов и активистов, в том числе и за рубежом.

Курс на улучшение отношений продолжился и во время онлайн-встречи Эрдогана и Мишеля, которая состоялась 19 марта. Встреча приурочена к пятой годовщине заключения пресловутого миграционного соглашения между Брюсселем и Анкарой.

Безусловно, пока рано говорить о том, что ЕС и Турция уже завтра возобновят диалог о евроинтеграции, но Анкара явно вернулась на более западный политический курс.

Это значит, что возможны определенные трансформации и российско-турецких отношений — это брак по расчету двух довольно схожих между собой мировых лидеров.

Примечательно, что за день до того, как Reuters сообщило о решении Брюсселя по турецким санкциям, политический обозреватель Заид Бельбаги, которого частенько приглашают на эфиры BBC и CNN, в своей новой колонке для Arab News, оценивая текущие отношения между Турцией и РФ, предрек очередной конфликт между этими «историческим противниками». По его мнению, «столкновение неизбежно».

Возможно, оно не будет уж слишком масштабным, ведь Кремль, как-никак, «проглотил» турецкую кампанию в Ливии. Но вкупе с примирением Анкары с ЕС и США обиды на Турцию за ее действия в Сирии, Ливии и Нагорном Карабахе могут спровоцировать новую эскалацию в их отношениях.


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: