Пентагон показал, как в Ливии воюют Антанта и Тройственный союз

29.11.2020 0 Редакция NS.Writer

Подогреваемый Францией, Россией и Турцией конфликт в Ливии может привести к возрождению «Исламского государства» или его аналога.

| Newssky.com.ua

Об этом пишет Владислав Гирман для «ДС».

Уровень террористической угрозы в Африке по-прежнему остается крайне высоким. Но далеко не во всех ее регионах. К примеру, на севере — в Ливии — группировки «Аль-Каида» и «Исламское государство» на сегодняшний день очень ослаблены и фактически незаметны.

И при всем при этом в Ливии по-прежнему неспокойно и даже хуже: эта страна пребывает на грани серьезной вооруженной эскалации, которая, в свою очередь, может повлечь за собой и возрождение группировок.

Об этом идет речь в ежеквартальном докладе генинспектора по контртеррористическим операциям в Восточной, Северной и Западной Африке Шона О`Донелла для Конгресса США, подготовленном на основании информации предоставленной Африканским командованием ВС США (AFRICOM) и опубликованном в минувшую среду.

В частности, наибольшую тревогу у американских военных вызывает сомалийский филиал «Аль-Каиды» — «Аш-Шабаб», насчитывающая около 10 тыс. боевиков.

Группировка спокойно действует не только на юге Сомали, но и за границей, в частности, угрожая похищать американцев в соседней Кении.

Растет «в геометрической прогрессии» и угроза со стороны экстремистских группировок в Западной Африке, а именно со стороны: «ИГ — Западная Африка» (5 тыс. боевиков), аффилированной с «Аль-Каидой» группировки «Джамаат Нусрат аль-Ислам валь-Муслимин» (2 тыс. боевиков), «Боко-Харам» (2 тыс. боевиков).

Согласно докладу ситуация аналогично плохой была бы и в Сахеле (саванна, разделяющая Сахару и тропики), в Мали, если бы не активно проводимая Францией там антитеррористическая операция, в которой участвуют около 5 тыс. французских военных.

Хотя, подчеркивают в Пентагоне, может Франция справляется неплохо, но опирается при этом на разведданные и логистику Соединенных Штатов.

И в то же время действиям Франции в Ливии сложно дать такую же положительную оценку. Дело в том, что Париж продолжает оказывать поддержку не Правительству национального согласия (ПНС), а Ливийской национальной армии (ЛНА) маршала Халифы Хафтара, которая стремится свергнуть ПНС.

Правда, пока безуспешно благодаря вмешательству другого члена НАТО — Турции — на стороне признанного ООН ливийского правительства. Анкара смогла существенно ослабить позиции Хафтара и его союзников.

В Ливии наблюдаются два лагеря государств, поддерживающих либо ЛНА, либо ПНС.

Если Турция, Италия, Германия и Катар поддерживают признанное ООН Правительство национального согласия, то Хафтару помимо Франции оказывают помощь Россия, ОАЭ, Саудовская Аравия, Египет, Чад, Иордания, Судан.

Эта помощь, причем в нарушение эмбарго ООН на поставки вооружений, как видно на инфографике из доклада, разного характера и иллюстрирует степень вовлеченности в Ливийский конфликт той или иной страны.

Так, Турция и Россия оказывают всестороннюю поддержку своим «фаворитам»: дипломатическую, военную, финансовую, предоставляют доступ к разведданными и проводят кампанию по дезинформации в СМИ.

Франция — дипломатическую, военную помощь, разведанные; Катар — дипломатическую и военную помощь, Италия — дипломатическую помощь и разведданные; Германия — только дипломатическую; Египет и ОАЭ — дипломатическую, военную, финансовую помощь; Иордания и Судан — военную помощь; Саудовская Аравия — финансовую.

Россия, Турция и Судан напрямую участвуют в конфликте, направив туда бойцов ЧВК и сирийских наемников. В общей сложности, в Ливии, говорится в докладе, насчитывается порядка 10 тыс. «ихтамнетов».

Пальма первенства здесь у турок — 5 тыс. наемников. Россия отправила в Ливию «всего» 4 тыс. человек — 2 тыс. боевиков ЧВК «Вагнер» и 2 тыс. человек, завербованных в Сирии. Судан направил 3 тыс. наемников.

Кроме того, Россия тайно (но не для американской разведки) развернула в Ливии 14 истребителей МиГ-29 и фронтовых бомбардировщиков Су-24, которые, по мнению Пентагона, пилотируют «вагнеровцы»; а также доставила на транспортниках Ил-76 бронемашины «Тигр», системы ПВО «Панцирь С-1» и военные грузовики с оборудованием и боеприпасами.

| Newssky.com.ua

| Newssky.com.ua

Глядя на картину, складывающуюся в Ливии, нельзя не обратить внимания на то, что в контексте участия в конфликте третьих сторон, де-факто формирующих союзы, страна Магриба — это Европа времен Первой мировой войны в миниатюре.

Имеются и новоявленные Антанта, и Тройственный союз.

Как и сотню лет назад, интересы Парижа и Москвы снова совпадают. Правда, новая Антанта действует в несколько расширенном составе. Вместо Великобритании — ее бывшие протектораты ОАЭ, Саудовская Аравия, Египет, Иордания, а также Чад и Судан.

Эта коллективная «Великобритания» в большинстве своем движима теми же мотивами, что и участники антитурецкого восстания 1916–1918 гг., которое позволило им вырваться из-под контроля Османской империи и создать независимые арабские государства.

Сегодня это сопротивление уже неосманским амбициям Реджепа Тайипа Эрдогана, который стремится восстановить Блистательную Порту в допустимых реалиями масштабах.

Это также и сопротивление арабских монархий во главе с Саудовской Аравией его попыткам стать новым лидером мусульманского мира, причем лидером, крепко стоящим на ногах и задающим тон региональной политике.

Аналогично временам Первой мировой Турция, если смотреть в разрезе только Ливии, сегодня входит в ситуативный союз с Германией.

Да, в 2017 г. канцлер ФРГ Ангела Меркель и Эрдоган конфликтовали из-за агитации среди турецких мигрантов в Германии во время выборов в Турции. Но в целом отношения у них более-менее устойчивые. Меркель — холодная голова, которая пытается растянуть по разным углам обозлившихся друг на друга французского и турецкого лидеров.

Можно сказать, что и современный Тройственный союз практически такой же по составу, не считая Австро-Венгрии.

Есть даже мотив «перебежчицы». Так, Италия все же после заключения Лондонского пакта 1915 г. немцев предала и выступила на стороне Антанты.

После чего к Германии присоединились Османская империя и Болгарское царство. Или соответственно — Турция и Катар, если продолжить проведение исторических параллелей.

Ныне же Италия, чьей колонией некогда была Ливия (отобрали у османов по итогам Итало-турецкой войны), что примечательно все так же непостоянна и ненадежна.

Формально Рим поддерживал и поддерживает Правительство национального согласия, возглавляемое Фаизом Сарраджем, поскольку надеется на разрешение миграционного кризиса.

Но итальянское правительство, в частности премьер Джузеппе Конте также не гнушается встреч с Халифой Хафтаром, чтобы прозондировать обстановку и пути возможного сотрудничества.

Пока «предательства» в отношении Германии со стороны Италии не произошло, но кто знает, как будут разворачиваться события в будущем, какой будет конъюнктура и баланс сил в Ливии.

Где ИГИЛ? — Я за него!

В Пентагоне констатируют, что Северная Африка — это единственный регион на континенте, где Штаты добились существенного прогресса в борьбе с терроризмом.

По данным разведки США, численность боевиков «Аль-Каиды в исламском Магрибе» — в Ливии, Тунисе и Алжире — сократилась до менее 500 человек.

У ливийского отделения «Исламского государства» и того меньше — меньше сотни боевиков.

И вроде бы все должно складываться хорошо в войне с террористической угрозой, но как раз активность ливийских Антанты и Тройственного союза, как отмечается в докладе, усугубляет раскол между противоборствующими сторонами и мешают разрешению конфликта в Ливии.

В конечном итоге, предупреждают в американском оборонном ведомстве, дрязги третьих сторон, дестабилизирующие Ливию, могут помочь возрождению исламистов.

Это не обязательно должен быть «исламский халифат», но нечто подобное вполне может сформироваться.

Следовательно, Ливию ожидают не только продолжение войны при участии европейцев и соседей, но и серьезная угроза со стороны многочисленных террористических группировок. Как это было в Сирии и Ираке, где лишь относительно недавно и большой ценой удалось подавить «Исламское государство».

Таким образом, тема борьбы с терроризмом, объединявшая доселе международное сообщество, отходит далеко на задний план. По крайней мере, на некоторое время.

А на первый выходят вновь геополитические баталии за влияние на те или иные регионы.

Вот этой возможной будущей реальности Пентагон призывает союзников избежать.

Но также и видит его ключевым аргументом для того, чтобы не сокращать свое присутствие в Африке (около 5,1 тыс. американских военных), но наоборот наращивать его.

Так что, с одной стороны, Ливию раздирает конфликт, подогреваемый французами, россиянами, турками, арабами, а с другой стороны он в ближайшей перспективе может привести к тому, что Штаты быстрее начнут отходить от трамповской политики изоляционизма.


Поделиться статьей (за награду):