Откуда появился COVID? Пять загадок, которые остались

27.02.2021 0 Редакция Steelgrey

После расследования Всемирной организации здравоохранения все еще остаются ключевые вопросы о том, когда, где и как началась пандемия.

| Newssky.com.ua

Исследователи ВОЗ посещают районы в Китае в рамках расследования причин пандемии Фото: Hector Retemal / AFP / Getty

После месячной миссии по установлению фактов в Китае группа Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), занимавшаяся расследованием причин пандемии COVID-19, пришла к выводу, что вирус, вероятно, возник от летучих мышей и передался людям через промежуточное животное. Но остаются фундаментальные вопросы о том, когда, где и как SARS-CoV-2 впервые заразил людей.

Когда международная группа ВОЗ завершит отчет о своих выводах, который ожидается на следующей неделе, Nature поговорил с четырьмя исследователями о том, что они все еще хотят знать.

Циркулировал ли вирус в Ухане до первых известных случаев?

Чтобы отследить происхождение вируса, важно точно определить, когда именно у людей произошли первые случаи заражения. Группа ВОЗ установила, что первым человеком, у которого был обнаружен COVID-19, был офисный работник в Ухане, не имевший недавнего опыта поездок, и симптомы у которого начались 8 декабря 2019 года, говорит Питер Бен Эмбарек, ученый по безопасности пищевых продуктов из ВОЗ в Женеве, Швейцария, который вел расследование. Но, по его словам, вирус, вероятно, распространялся в городе до этого момента, потому что к концу того же месяца он был установлен.

Однако доказательства более раннего распространения оказались неуловимыми. Исследователи из Китая провели обширный опрос отчетов пациентов из больниц Ухани, сделанные в период с октября по декабрь 2019 года, и выявили менее 100 человек, у которых были симптомы COVID-19. Затем они проверили кровь 67 из этих людей на наличие антител, вызванных прошлым заражением SARS-CoV-2, но не обнаружили ни одного. Это говорит о том, что до декабря не было большого скопления инфекций или необычного всплеска смертности в прилегающей провинции Хубэй.

Но Бен Эмбарек говорит, что анализ следует повторить, используя менее строгие критерии симптомов, чтобы исследователи выявили все потенциальные случаи COVID-19.

Ученые в Китае также должны искать доказательства прошлой инфекции примерно в 200 000 заархивированных образцах, которые в настоящее время хранятся в Центре крови Ухань и из других регионов Китая, говорит член команды Доминик Дуайер, медицинский вирусолог из отделения патологии здоровья Нового Южного Уэльса в Сиднее, Австралия. Это покажет, распространялся ли вирус среди населения в целом в Китае, а не только среди людей, которые обращались в медицинские учреждения, до декабря 2019 года.

Некоторые ученые, не участвующие в расследовании ВОЗ, уже изучили образцы крови, взятые за год до пандемии в Гуанчжоу на юге Китая. Близкие родственники SARS-CoV-2 были обнаружены у летучих мышей и ящеров на юге Китая. Некоторые из образцов дали положительный результат на антитела к SARS-CoV-2, но Ян Липкин, исследователь инфекционных заболеваний из Колумбийского университета в Нью-Йорке, который работал над анализом, говорит, что тест не был достаточно специфичным, чтобы точно сказать, что антитела не были вызваны заражением другими вирусами. «Необходимо провести много лабораторных работ, которые еще не проводились», – говорит Липкин, который также хочет знать, есть ли образцы вскрытия, сделанные до декабря 2019 года, которые можно было бы изучить на наличие следов вирусного генетического материала.

Распространялся ли вирус среди людей за пределами Китая до декабря 2019 года?

Ответ на этот вопрос также является ключом к установлению графика первых случаев COVID-19. Ранее исследователи из Европы сообщали 1,2,3 об обнаружении антител против SARS-CoV-2 в образцах, взятых в банках крови с ноября 2019 года.

Бен Эмбарек говорит, что это не обязательно указывает на то, что вирус возник в Европе, но поддерживает идею о том, что он распространялся в Ухани до первых известных случаев. «В то время Ухань был городом с очень хорошо развитым международным транспортным сообщением, откуда ежедневно отправлялись прямые рейсы на всю планету. Так что, если бы он циркулировал в Ухане, его легко можно было бы доставить в другие части мира через путешественников и он снова распространялся, незамеченным, в разных регионах», – говорит он.

Тем не менее, он рекомендует повторно протестировать образцы крови из Европы, чтобы подтвердить, что они указывают на случаи COVID-19. По его словам, некоторые из них, из Италии и Франции, уже подвергаются повторному анализу.

Какую роль играл рынок Хуанань?

Промежуточное животное, которое передало вирус от летучих мышей людям, не было идентифицировано, но исследователи полагают, что это может быть дикий вид, который продается в пищу на «вет рынках», где обычно продаются живые животные. В начале пандемии исследователи сосредоточились на рынке морепродуктов Хуанань в Ухане, потому что на нем продавались свежие и замороженные животные, и многие из самых ранних инфекций были у людей, которые его посещали. Но эта версия угасла, когда были обнаружены другие ранние случаи, не связанные с рынком. Вирусный материал был обнаружен в канализации и сточных водах на рынке, но не обнаружен ни на каких тушах животных.

Тем не менее рынок – единственное место, где большое количество людей, инфицированных в начале вспышки, контактировали с мясом и животными. «Важно установить, как вирус попал на рынок и был ли он на животном», – говорит член группы ВОЗ Хунг Нгуен-Вьет, исследователь окружающей среды и безопасности пищевых продуктов из Международного научно-исследовательского института животноводства в Найроби.

Нгуен-Вьет говорит, что команда определила десять киосков, торгующих дикими или выращенными дикими животными, которые могли перенести вирус на рынок с ферм на юге Китая. Некоторые дикие животные, продаваемые на мясо, такие как кролики и хорьки-барсуки, восприимчивы к SARS-CoV-2 или связанному с ним вирусу, вызывающему тяжелый острый респираторный синдром (SARS).

Член группы ВОЗ Питер Дашак, президент некоммерческой исследовательской организации Ecohealth Alliance в Нью-Йорке, говорит, что на фермах следует исследовать, были ли инфекции у животных или среди рабочих. Он также хочет знать, какие животные продавались на других рынках Ухани. Когда команда взяла интервью у первого человека, о котором известно, как о зараженном COVID-19, он упомянул, что его родители посещали местный рынок продуктов питания, говорит Дашак.

Играло ли замороженное мясо диких животных роль в раннем распространении вируса?

Команда ВОЗ пришла к выводу, что, скорее всего, вирус перешел от живых животных к людям, но Бен Эмбарек считает, что вирус, возможно, попал на рынок Хуанань через инфицированных замороженных диких животных с ферм на юге Китая, а затем вызвал вспышку. Дашак задается вопросом, могли ли замороженные хорьки-барсуки, продаваемые на рынке, быть переносчиками вируса. «Это были туши, снятые на рынке, а не просто кубики мяса в пластиковом пакете», – говорит он.

Хотя исследователи в Китае также выделили вирусную РНК из упаковки импортированной замороженной рыбы4, Бен Эмбарек говорит, что команда ВОЗ пришла к выводу, что эти товары вряд ли могли стать маршрутом первого прибытия вируса в Ухань.

Липкин говорит, что нет никаких доказательств того, что вирус попал на рынок через инфицированных замороженных диких животных. По его словам, он мог так же легко быть занесен инфицированными людьми, которые общались с дикими животными.

Циркулировал ли вирус среди животных в Китае до пандемии?

Чтобы установить, какое животное передало вирус людям, исследователям необходимо найти доказательства наличия вируса у этого вида. Исследователи в Китае протестировали около 30 000 диких, сельскохозяйственных и домашних животных в 2019 и 2020 годах, но не обнаружили никаких доказательств активной или прошлой инфекции SARS-CoV-2, за исключением некоторых кошек в Ухане в марте 2020 года5.

Однако Бен Эмбарек говорит, что эти опросы не были репрезентативными для всей популяции животных Китая, и что гораздо больше животных необходимо проверять на наличие следов инфекции, особенно на фермах по дикой природе. «Объем проведенных тестов никоим образом не достаточен для того, чтобы сказать, что фермы дикой природы не были переносчиками вируса», – говорит Дашак.

По словам Дашак, взрывоопасный характер вспышки в Ухане в декабре предполагает, что вирус, вероятно, был занесен однажды в результате торговли дикими животными. Он говорит, что будущие испытания должны быть сосредоточены на выращиваемых на фермах диких животных.

Материалы

doi [идентификатор цифрового объекта, который присваивается научным статьям и сборникам]: https://doi.org/10.1038/d41586-021-00502-4

Ссылки

  1. Carrat, F. et al. Eur. J. Epidemiol. https://doi.org/10.1007/s10654-020-00716-2 (2021).
  2. Amendola, A. et al. Emerg. Infect. Dis. 27, 648–650 (2021). https://doi.org/10.3201%2Feid2702.204632
  3. Apolone, G. et al. Tumori J. https://doi.org/10.1177/0300891620974755 (2020). https://doi.org/10.1177%2F0300891620974755
  4. Liu, P. et al. Biosaf. Health 2, 199–201 (2020). https://doi.org/10.1016%2Fj.bsheal.2020.11.003
  5. Zhang, Q. et al. Emerg. Microbes. Infect. 9, 2013–2019 (2020). https://doi.org/10.1080%2F22221751.2020.1817796

Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: