О чем говорит новая оборонная доктрина Джонсона

20.03.2021 0 Редакция NS.Writer

Лондон видит Россию хоть и прямой угрозой, но все же не сверхдержавой, пишет Владислав Гирман для «ДС».

Вечером 16 марта в Заинске (Татарстан, РФ) сгорел изготовленный якобы из огнеупорного материала памятник «Воину-освободителю», который установили год назад к юбилейному шоу победобесия.

Символично. Иллюстрация того, чем на самом деле является советская и российская бравурно-агрессивная идеологическая мифология.

Но здесь есть и символизм иного характера. В тот же день, когда в Заинске, весело потрескивая, пылала идея освобождения по-русски, на поверку являющегося оккупацией и агрессией; а также под годовщину аннексии Россией Крыма, в стране, ставшей одной из жертв такой политики Кремля (инцидент в Солсбери), — Великобритании — была опубликована новая оборонная доктрина.

И в этой доктрине, представленной премьер-министром Борисом Джонсоном, Россию «поселили» вместе с Северной Кореей и Ираном.

К слову, Британия — далеко не единственная страна, кто считает, что РФ скорее ближе к северокорейскому и иранскому режимам, нежели к могущественным сверхдержавам.

В Европе того же мнения. Журналист EUobserver Эндрю Реттман в своей недавней статье о новых санкциях в отношении России, которые готовятся как реакция на нарушения прав человека (кейс Алексея Навального), приводит слова одного из своих источников из числа европейских дипломатов: «Они очутились в весьма „хорошей компании“».

«Они» — это Россия и Китай. «Хорошая компания» — это Северная Корея, Эритрея, Южный Судан, Ливия.

Так что, несмотря на Brexit, несмотря на заигрывания отдельных европейских лидеров с Кремлем, в Европе существует консенсус относительно статуса России.

Для британского правительства РФ остается «самой острой прямой угрозой». Однако это «оппортунистское» государство, а не «великая держава», каковой президент РФ Владимир Путин и его окружение пытаются представить миру.

И кабмин Джонсона в доктрине, очерчивающей политику Соединенного Королевства до 2030 г., подчеркивает необходимость совместно с НАТО и Евросоюзом «отражать ядерные, традиционные и гибридные угрозы безопасности, особенно исходящие со стороны России». Со стороны конкретно российских властей, уточняют авторы, ибо «Великобритания уважает людей, культуру и историю России».

В Лондоне также допускают, что до 2030 г. на территории королевства террористической группировкой может быть проведена новая атака — химическая, биологическая или ядерная.

Если под «террористической группировкой» имеются в виду российские спецслужбы, то вероятность химической и биологической атаки довольно высока. ГРУ уже травили «Новичком» Скрипалей и Дон Стерджесс, а в Сирии применялось химическое оружие.

Ядерная атака? Как бы Москва ни бряцала этим оружием, оно все так же остается, прежде всего, инструментом политического давления. И одновременно поводом для Британии отказаться от сокращения собственного ядерного арсенала. Об этом также идет речь в 114-страничном документе.

Согласно аналогичной доктрине от 2010 г., численность ядерных боеголовок в Великобритании к 2020 г. должна была сократиться с 225 до 180 единиц. На сегодня их у британцев 195.

Лондон планирует нарастить ядерный арсенал до 260 боеголовок, поскольку предыдущие планы по его сокращению более не актуальны” в связи с кардинально изменившейся за 10 лет «системой безопасности».

К слову, 260 боеголовок — не предел, ведь, как заявил Джонсон, Британия больше не будет отчитываться об их количестве, стремясь намеренно сохранить «двусмысленность» для своих противников.

Ядерное сдерживание наряду с созданием мощного контртеррористического центра и заявленной правительством стратегией привлечения «лучших и умнейших людей мира» — это те механизмы, которые позволят Великобритании, покинувшей Евросоюз, стать в полной мере серьезным геополитическим актором — «научно-технической сверхдержавой» к 2030 г.

Игры на заднем дворе Китая

Как отмечается в документе, приоритет — Индо-Тихоокеанский регион, страны которого станут «двигателем роста» во всем мире. И где, напомним, в свое время у Британии было немало колоний: Индия, Непал, Цейлон (ныне Шри-Ланка), Мальдивы, Малайзия и Сингапур, Бруней и китайский Гонконг.

Да, о Гонконге. Как известно, отношения между Лондоном и Пекином сейчас резко обострились в связи с интенсивным сворачиванием демократии в некогда автономном районе, на что Британия ответила раздачей паспортов для его жителей, вызвав новую волну негодования со стороны КНР.

Бодание с Пекином — это прекрасная возможность для Великобритании заявить о себе в регионе, куда она, уже очевидно, решила «вернуться».

При этом Лондон, согласно новой доктрине, признает Китай, в отличие от России, сверхдержавой и своим конкурентом.

С Китаем британцы одновременно намерены и, собственно, конкурировать, и сотрудничать, потому как Поднебесная в ближайшее десятилетие станет «главным мировым игроком в вопросах как геополитики, так и экономики».

В этом его, Китая, существенное отличие от России. «Китай — конкурент, который пытается воровать интеллектуальную собственность и представляет угрозу экономической безопасности. Но это не то же самое, что произошло в Солсбери», — отмечается в документе.

Потому, как бы сильно Лондон не бил горшки с Пекином из-за Гонконга, он будет активно искать точки соприкосновения с КНР. Realpolitik во всей ее красе.

Что, к слову, предельно четко было обозначено в статье Ганса Криббе для EUobserver. Криббе — один из основателей мозгового треста Shearwater Global, главой международного консультативного совета которого является брат Бориса Джонсона — Джо Джонсон, бывший депутат и министр.

В ней Криббе аккуратно критикует откровенно антикитайскую политику США, а также призывает принять вес Китая на международной арене и пытаться с ним сотрудничать.

Опять-таки, противоречий здесь нет: Лондон, как и Вашингтон, может не соглашаться с Китаем по ряду вопросов, но сотрудничать в других сферах.

Потому статью коллеги брата британского премьера, особенно в контексте новой оборонной доктрины, можно считать программной. Как и материалы авторства китайского журналиста Чана Че для Foreign Affairs («гласа» Совета по международным отношениям, задействованного в формировании международной политики США) и президента Атлантического совета Фредерика Кемпе для CNBC.

Первый пишет о новом статусе Японии в региональной политике. О том, как самоустранение Дональда Трампа позволило Токио вырваться в лидеры в Азии и стать равносильным конкурентом Китаю.

По словам Че, администрации Джо Байдена следует признать достижения Японии и относиться к ней как к равной, и даже следовать за ней в процессе своего возвращения в Индо—Тихоокеанский регион.

Как раз после появления данной статьи, а именно 16 марта, в свое первое турне по странам Азии отправился новый госсекретарь США Энтони Блинкен.

Вместе с союзниками в Токио в формате «2+2» (главы МИДов и Минобороны) они обсудят широкий спектр вопросов, но ключевой — это совместная китайская политика.

Что до Фредерика Кемпе, то он, в свою очередь, рекомендует Белому дому не допускать ошибок, совершенных предыдущими администрациями и относиться к России со всей серьезностью.

Да, президент Атлантического совета согласен, что Россия, мягко говоря, нестабильна и неуспешна, там не проводятся реформы и идет наступление на права и свободы граждан, однако она по-прежнему опасна.

И еще хуже то, что она скатывается к роли вассала Китая, что показало подписание Роскосмосом с Пекином соглашения о создании Международной научной лунной станции.

По мнению Кемпе, Вашингтон не должен допустить сближения России с Китаем — единственным государством, способным бросить вызов США, согласно промежуточной стратегии национальной безопасности, обнародованной на сайте Белого дома.

Штаты, как и Британия, пусть и как бы «принижают» (с точки зрения Кремля) Россию и отдают предпочтение Китаю как главному конкуренту-сопернику, но также понимают, что связка Китай-Россия, патрон-клиент, — представляет массу угроз для глобальной системы безопасности.

США, Великобритания, Япония, Южная Корея, а также Австралия (которую в Вашингтоне видят альтернативным Китаю поставщиком редкоземельных металлов) будут прилагать максимум усилий, чтобы союз между Китаем и Россией если не не состоялся, то хотя бы был малоэффективным.

И поэтому Блинкен отправился в турне по Азии — союзники торопятся начать свою игру на территории «противника». При этом игра эта будет многоуровневой, а не открытым противостоянием с Китаем.

Новая же оборонная доктрина Великобритании — это официальное о возрождении Британской империи, которая как и Япония будет на равных с Штатами действовать в Индо-Тихоокеанском регионе, и за его пределами.

Можно сказать, что мечта Трампа отчасти все же начала реализовываться — США не будут более государством, несущим в одиночку бремя защиты демократии от автократов.


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: