Неполезные ископаемые, или кино, немцы и следы «старшего братца»

25.02.2020 0 Редакция NS.Writer

Полезные ископаемые — горные породы и минералы, полезные в народном хозяйстве, то есть — полезные народу и его хозяйству.

Неполезные ископаемые — то, что вредно и народу, и хозяйству.

Неполезные ископаемые, или кино, немцы и следы «старшего братца»

Меня спросили в лоб: почему они лезут? Почему они всё время лезут всюду по всему миру? Со своим уставом во все монастыри планеты? Казалось, с развалом империи зла всё прекратится, ан-нет: Приднестровье, Кавказ… Крым, Донбасс… И вот опять полезли — Ливия, Сирия, мирные дома, больницы, женщины, дети, старики…

Тебе, уточнил я, нужен многочасовой курс лекций? Или у меня на всё про всё пара-тройка минут?

Пять минут у тебя.

Ну, говорю, это будет моя субъективная…

Давай уже, не тяни, субъективную!..

Понимаешь, они — ископаемые. Неполезные ископаемые. И они уверены, что до сих пор существуют именно поэтому — потому что живут по ископаемым законам дремучего средневековья.

И лезть повсюду — это единственный понятный ископаемым способ сохранить свой выводок. Война — способ существования, самозащиты. Единственное, что производят и поставляют за кордон. Война. Существовал даже такой военно-политический истинно совковый анекдот. Американца спрашивают: ты на каких машинах ездишь на работу и за границу? На работу — на форде, за границу — на линкольне. А ты, немец? На работу — на опеле, за рубеж — на мерседесе. А ты, гражданин страны советов? Я на работу — на троллейбусе, а за границу вашу мне не надоть, не нужно. А если всё-таки нужно, очень? Ну, если нам, советским, очень нужно через границу — тогда на танке.

Нет уже бывшей совимперии на картах, но из совковых голов она не никуда не делась, и танки продолжают развозить совковых ископаемых по всему миру. Типа, экспорт такой: война, террор, ненависть, страх, кровь.

Всё остальное, что они пытаются поставлять на экспорт, как в анекдоте о японцах и советских детях: а всё, что вы делаете руками, — никуда не годится. О нефти — ни слова: спросите у беларусов о качестве этого, с позволения сказать, «продукта», и приглядитесь, как они, беларусы, уже из кожи вон лезут, чтобы вырваться из обьятий неполезных ископаемых на «армадах» и «градах»…

Знаешь, военная тема, тема войны, террора, ужаса — тема тяжёлая и кровавая. Для облегчения восприятия хочется сказать о тяжёлом и кровавом на фоне кино и немцев. Киноцитат будет, скорее всего три, не чересчур. Вот — первая: вспомни классический «О чём говорят мужчины», когда измождённая «помощничком» старушка возопила: немцы! немцы, заберите меня с собой!..

Вот почти так сейчас и с братьями-сябрами — вырвали руку из газовой, с запахом серы, потной длани «старшего братца», и — куда глаза глядят, а глядят они — в Европу, неископаемую, полезную, при всей её нынешней ветренности…

Войны никто не хочет, но стоит только спросить на заседании Совбеза ООН напрямую: «Хотят ли войны»? — истерика обеспечена. Война на экспорт.

И если в геополитическом измерении всё более или менее ещё поддаётся объяснению с точки зрения имперских ископаемых, то в измерении определяющем — измерении человеческом, измерении человечности — никакого обьяснения и, тем более, оправдания — нет и быть не может, не существует. Самозащита империи горами трупов — старинная ископаемая традиция.

Потому что ископаемое.

Взять, к примеру, терроризм. Тоже неполезная ископаемая традиция. Постыдная традиция. Террорист-индивидуалист Саша Ульянов стрелял в человека. Его брат Вова сказал глобальное: мы пойдём иным путём, н увеличил масштабы террора до десятков и сотен тысяч. Налётчик Иосиф и его террористические братья перешли на миллионы и десятки миллионов. Это традиция. В крови. Генетическое. Террористическая селекция — выживают самые что ни на есть ископаемые с нужными самозащите и самосохранению власти набором хромосом и отсутствием совести, сочувствия, жалости и всего, что могло бы испортить ископаемое пробуждением человеческого.

Совки лезли в Венгрию, Чехословакию, Африку и Азию. А после развала докатились до эпохи нынешней. Причём, Непутина быть не могло. Раша могла развалиться, начиная со свободолюбивой дудаевской Ичкерии. А там — лиха беда начало… Кусками. Республиками, Автономиями. Карелиями, кёнигсбергами вместе с кантами, якутиями. Алмазами. ханты-мансийсками нефтегазами. Пока от России не осталось бы то, что составляет её истинный, а не пропагандистский квадратный километраж, — река с мутным названием и игривой мошкарой над вечно-бесстрастной тиной. Безусловно, с высоким научным потенциалом. Но без приятного ощущения беспрепятственного доступа к океанам ледовитым, морям балтийским и горам кавказским.

И Россия выбросила на политическую поверхность из тёмного подковёрного околомавзолейного чрева то, что и выкинула. То создание, то ископаемое, то неполезное ископаемое, которое, связав собой по принципу спрута, многая щупальца бездушных крёстных отцов, чегоизволите спецслужб, моментальноориентирующихся миллиардеров, подобострастной челяди, ждущей подачек аморфной толпы и примкнувшей к ней, сразузаканчивающейся на украинском вопросе, передовой интеллигенции, сумело удержать, пусть на время, от развала империю зла.

Ископаемое, довольно коллективное, тут же начало подготовку к производству воен, как единственному продукту, который не только единственно умеет, но который есть единственной возможностью сохранить само своё существование.

К войнам, ко многим войнам. Малым и большим. Конвенци- и далеко не конвенционным, гибридным и отравленным, полониевым и просто подлым, в грязных рясах зелёных человечков, которые ровно столь же могут считаться вежливыми, как может быть назван вежливым питон, до отвращения медленно-медленно натягивающийся на тело всё ещё содрогающейся жертвы.

У царя Мидаса была проблема — всё, чего он касался, превращалось в золото.

У кремлёвских антимидасов, независимо от столетия, проблема куда как более страшная — всё, чего они касаются, превращается в войну. А значит — в смерть.

И воевание у них именно такое — кровавое, бесчеловечное, забросать, завалить трупами, по двадцать советских на одного немца, бабы ещё нарожают.

Не помешают цифры. Из тех, которые общедоступны, выборочно, что на глаза попадёт.

Советско-финляндская война 1939-1940 гг.: погибло, умерло и пропало без вести 126 875 военнослужащих Красной Армии. Потери финских войск — 21 396 убитых и 1434 пропавших без вести.

Афганистан. Погибло (по международным данным, принятым также и СССР) около 1,5 млн или 10 % афганского населения. Советские потери — около 15 тысяч военнослужащих. Считается, что во время советско-афганской войны погибли 2378 украинцев.

Госсовет Чечни: за годы первой и второй военных кампаний в Чечне погибли 150-160 тысяч человек, сообщал глава Госсовета Чечни Таус Джабраилов, из них 30-40 тысяч — чеченцы, сказал Джабраилов на пресс-конференции. С его слов, в первую кампанию было очень много жертв среди мирного населения. В том числе среди — русскоязычных жителей республики, которым некуда было уходить из городов в отличие от чеченцев, укрывавшихся у родственников в селах. Это так, заметка на полях велеречивых заявлений кремлёвских царей о защите русскоязычного населения. С 1999 года в Чечне погибли 3459 военнослужащих кремля, 32 пропали без вести.

Украинский Донбасс — единственная полномасштабная, с окопами и тяжёлой артиллерией, — война в Европе: более 13000 погибших.

Девятилетняя гражданская война в Сирии: погибло 380 тысяч 636 человек. Только обвалы поврежденных войной зданий и взрывы брошенных мин унесли на протяжении года жизни 247 гражданских. Более 700 убитых — потери РФ в Сирии за три года войны. И всё — во имя шкурных, антигуманных интересов. Как пишет заметное интернет-издание: очевидно, что войну в Сирии развязали с одной целью — нарушить планы США и Запада по ликвидации режима Башара Асада, принудить Запад к переговорам и выторговать вывод войск из Сирии в обмен на отказ США и НАТО от поддержки Украины. Разменять Сирию в обмен на признание оккупации Крыма и Донбасса, что оказалось невозможным.

12 февраля Эрдоган заявил, что Москва и Дамаск убивают в Идлибе мирных жителей. «Цель — оккупация этого региона, чтобы заставить жителей переместиться к нашим границам. Мы старались действовать в рамках сочинских соглашений, но данное нам слово никто не сдержал. Эти атаки начали нацеливаться на Турцию», — сказал он.

В декабре Эрдоган оценивал численность контингента российских наемников в Ливии в 2 тысячи человек.

Никаких российских войск в Ливии нет, выскочил как всегда из пресс-табакерки рыжеусый голосок Кремля Дима Песков, отвечая как бы на слова Реджепа Эрдогана, что Москва снабжает наемниками армию маршала Хафтара, наступающего на столицу Триполи. Но The New York Times, cо ссылкой на ливийское МВД, говорит, что именно Москва перебросила в Ливию дополнительный контингент из 200 бойцов, в том числе — снайперов.

Ещё про ихтамнетовщину в разгаре: в Ливию направлены элитные десантные подразделения из Подмосковья, а также спецназ, военнослужащие Главного управления Генштаба (ГРУ), которые готовят кадры для армии Хафтара. А во имя ремонта военной техники и решения проблем логистики Россия создала военную базу на западе Египта, президент которого Абдель Фаттах ас-Сиси поддерживает тесные связи с Кремлем, рассказали NYT западные дипломаты.

…Лезут и лезут. По всей планете. Бесчеловечные и кровавые. Отрицая присутствие. Замахиваясь на чужое.

Но справедливость берёт своё: на памятном недавнем заседании Совбеза ООН, созванного Москвой, именно Москву-то и поставили на место, обвинив в кровавом обострении на Донбассе…

…Справедливость и возьмёт своё. Но в завершение монолога-ответа хочется уйти от чрезмерной деловитости и серьёзности в киношную иносказательность.

Ничто так не запоминается, как яркий кинообраз, удачная кинофраза, меткая словесная киноформула, брошенная, казалось бы, мимоходом, между делом… А повторишь её вслух или про себя пару-тройку раз, применишь её в какой-то житейской ситуации — и вдруг озаряет: ойойошеньки, это как же тут много и глубоко сказано было между строк…

И когда спрашивают: как это остановить, напоминаю великое «В бой идут одни старики». Там герой Быкова, в ответ на нападки резкого бойца, двинул ему в челюсть. И только тогда тот всё понял и затих. Прозрел, так сказать. Вот это — единственный выход в общении с военными преступниками: жёсткий и жестокий отпор, ответный удар, желательно — в челюсть.

Ну, и если спросить меня, чем это закончится, завершу отпущенные мне пять минут изложения моей точки зрения такой — вот всем и каждому понятной —постимперской киноулыбкой.

А вы не вслушивались, что буркнул на прощанье приветливому повару обедающий Напарник в одноимённом сюжете вечносмешной «Операции «Ы»…?

А вы прокрутите пару раз и вдумайтесь. Там почти неслышно, в киношном междустрочье, с умной иронией указано крайне конкретное направление, в котором движется и в конечном итоге окажется вся эта далеко не братская компания неполезных ископаемых истории…

Не спрашивайте, вслушайтесь сами. И с оптимизмом улыбнитесь. Справедливость обречена восторжествовать.

Василий Точило для для Newssky


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: