НАТО, Эрдоган и восточный базар

19.05.2022 0 Редакция NS.Writer

Что происходит вокруг вступления в Альянса Финляндии и Швеции?

Собственно говоря, все довольно очевидно. Пользуясь правом вето, Эрдоган решил немного поторговаться, и выторговать для себя что-нибудь полезное. Это нормально, в Турции принято торговаться, а Эрдоган достиг в этом искусстве больших успехов.

Ничего личного, просто споры о цене

Хотя уже раздаются голоса о том, будто Эрдоган шантажирует НАТО, такая трактовка несправедлива и неверна. Налицо лишь торг продавца с покупателем, либо — возможна и такая аналогия, — партия в backgammon, где у Эрдогана образовалась выгодная позиция. С нее он и намерен разыграть давно задуманную комбинацию: побудить Швецию и Финляндию немного пересмотреть отношение к Рабочей партии Курдистана (PПK), признанной в Турции террористической организацией, и к последователям Фетхуллаха Гюлена из движения Hizmet (FETO), которых обвиняют в организации неудавшегося переворота в 2016 году. В настоящее время и в Швеции, и в Финляндии, и к тем, и к другим относятся вполне лояльно.

В какой степени справедливы обвинения против PПK и FETO, и что представляют собой эти организации — отдельный вопрос, не имеющий к нашей теме никакого отношения. В нашем случае речь идет только о товаре, и о заявленной цене. Товар: согласие Турции на вступление в НАТО Финляндии и Швеции. Продавец — Реджеп Эрдоган. Цена заявлена высокая: экстрадиция членов РПК и ФЕТО, признание террористической организацией Сирийских сил национальной самообороны (СНС), которых в Анкаре считают аффилированными с РПК, закрытие на территории обеих стран всех организаций, связанных с PПK, FETO и СНС и предоставление гарантий того, что они не будут открыты там в дальнейшем.

Полный список требований удовлетворен не будет — и в этом нет никаких сомнений. Собственно, Эрдоган этого и не ждет — он лишь оставляет за собой пространство для торга. Какие-то уступки в ходе этого торга, несомненно, последуют. Причем, размер этих уступок сам по себе тоже не имеет значения. Эрдогану нужно предъявить избирателям успехи во внешней политики — то есть, уступки должны быть достаточными для создания убедительного информационного повода.

Никаких других целей позиция Турции не преследует. Будучи человеком здравомыслящим и прагматичным, Эрдоган понимает, что полностью выжать из Швеции и Финляндии сторонников РПК и ФЕТО у него не получится. Да, несколько раздражающих Анкару фигур переедут в другие страны — например, в США, где обосновался сам Гюлен. На месте старых организаций возникнут новые, чью связь с РПК и FETO нужно будет еще доказать. Но все это не имеет ни для Эрдогана, ни для Турции в целом, сколь-нибудь существенного значения. А вот очередные президентские и парламентские выборы, запланированные на июнь 2023 года, имеют очень большое значение. Поскольку перспективы на них у Эрдогана сегодня просматриваются нерадостные. С экономикой, ценами и курсом лиры в Турции все обстоит крайне печально — а, значит поддержка Эрдогана и его Партии справедливости и развития (ПСР) сокращается.

Решить проблемы в лоб, увы, не получается, причем ряд причин этого от Эрдогана не зависит. Но выход есть: подняв волну «мы победили» провести выборы досрочно. Или, как вариант, «победить» через год, подгадав к выборам — но это уже сложнее, так долго торговаться Эрдоган не сможет. Проблема в том, чтобы покупатель в лице США и руководства Альянса не утратит к сделке интерес и не перешел бы к запасному плану — а такой план есть, и он уже работает. Кроме того, торг вокруг вступления в НАТО двух стран, которое поддерживают остальные 29 членов Альянса, имеет для Турции и прямые экономические последствия, которые усугубляют ее и без того немалые проблемы.

В общем, протянуть год у Эрдогана никак не получится. Месяц, два, от силы три, и на выходе — получение каких-то плюсов от торга, не обязательно даже заявленного «террористического списка». Победой может стать, например, продажа Турции истребителей F-35 и ЗРК «Patriot». Словом, Эрдоган занял очень гибкую позицию, и с ним безусловно договорятся.

Дело принципа

Кроме того, даже если с Эрдоганом не договорятся, по факту Швеция и Финляндия в НАТО уже вступили. В рамках того самого запасного плана, о котором упоминалось выше, США уже гарантировали им безопасность на весь период вступления. Иной вопрос, что НАТО — это, как ни крути, еще и раскрученный бренд. А борьба с «приближением НАТО к границам России» — любимый конек московской пропаганды, служащий, в частности, формальным оправданием нападения на Украину. Кроме того, тему расширения НАТО, от которого его новым и старым членам — кроме, естественно, США, один только вред, и, вообще, «какая гадость этот ваш Альянс», очень полюбили в последнее время китайские пропагандисты.

Впрочем, позиция Китая в этом вопросе — тема интересная, но отдельная. В целом же, факт именно вступления в НАТО, с соблюдением всех формальностей, двух традиционно нейтральных стран — потрясающей силы пропагандистский и дипломатический успех Запада, и отличный хук в челюсть всем его противникам. Так что договориться с Эрдоганом сейчас необходимо.

Столь же необходимо принять и какие-то превентивные меры на будущее, поскольку поведение Эрдогана уже стало дурным примером для других политиков. А, поскольку, они менее искусны в торге, и больше склонны именно к шантажу, этот дурной пример может возыметь самые неприятные последствия. И не только для НАТО — для Запада в целом.

Хотя и в НАТО начались шатания: так, президент Хорватии Зоран Миланович заявил о намерении его страны заблокировать вступление в НАТО Финляндии и Швеции следом за Турцией, связав его с ходом избирательной реформы в Боснии. Правда, хорватское правительство уже не раз выражало поддержку вступлению двух новых членов в Альянс, да и Хорватия — парламентская республика — но уже сам факт такого заявления не может не встревожить.

В самом деле, в НАТО сегодня состоит 30 стран, с Финляндией и Швецией их будет 32. Если такого рода маневры, уже совершенно точно отдающие не торгом, а именно шантажом, войдут в моду и широкую практику, это будет означать паралич организации. Сходные проблемы есть и в ЕС, где тоже достаточно слабых звеньев и не разборчивых в средствах политиков. И речь не только о Венгрии, но и о любителях проявлять понимание к Путину, поставляя членов правления российских АО из числа бывших канцлеров, или вести долгие телефонные разговоры с Путиным, обсуждая варианты территориальных уступок, почему-то со стороны Украины.

Более того, и ООН сегодня в значительной степени парализована правом вето в Совбезе, переданном от покойного СССР к РФ, с явным и грубым нарушением Устава этой организации. Но об ООН — в другой раз, вернемся к европейским делам.

Очевидно, что и в НАТО и в ЕС сегодня состоит слишком много стран, чтобы эти организации могли реально работать, опираясь на принцип общего согласия. В то же время, и принудить страну, не желающую исполнять общие решения, зачастую проблематично. Все дело в том, что уставные документы НАТО и ЕС относятся к ушедшей эпохе. Хотя, и тогда случались проблемы.

Навскидку можно вспомнить выход Франции из объединенного военного командования НАТО в 1966, правда, с сохранением обязательства относительно участия в коллективной обороне, либо неудачную попытку Турции обменять вступление Греции в НАТО на свое членство в ЕС в 1977.

Нетрудно заметить и корень проблем: мир усложнился, и равные правила для всех членов больших международных организаций на практике неприемлемы для большинства из них, притом, по разным, в каждом случае, причинам. Вероятно, нужно признать, что назрела необходимость введения неравноправного членства.

Возможной формой такого такого членства может, по всей вероятности, стать двухуровневая система вступления. На первом этапе — подписание двусторонних договоров с большинством государств, уже вступивших в организацию. На втором — подписание договора между страной, претендующей на членство и организацией в целом, выполнение которого со стороны организации гарантируют те ее участники, которые подписали двусторонние договора. Скорее всего, к чему-то подобному НАТО и ЕС в ближайшие годы и придут — во всяком случае, изменения явно назрели.

Да, а что же Россия? Как она отнеслась к перспективе вступления Швеции и Финляндии в НАТО, и к турецкой оппозиции ему?

Естественно, что заминка с согласием Анкары по полной программе отыгрывается российской пропагандой. И, хотя ее комментарии о кризисе НАТО предназначены, скорее, для внутреннего пользования, степень неадекватности московского руководства, павшего жертвой собственных пропагандистов уже такова, что, возможно, и в Кремле их отчасти принимают всерьез. Тем более, что надежды на распад НАТО от внутренних противоречий — последний российской оплот в борьбе против «вражеского приближения». Сама же эта борьба все больше напоминает затяжную войну Эллочки-людоедки с заносчивой Вандербильдихой, не подозревавшей об эллочкином существовании.

Так вот, немного поездив на ржавых танках вдоль финской границы, и в ответ комментарии финнов, напомнивших о двухстах тысячах солдат Красной армии, удобривших финские почвы по результатам Зимней войны 1939-40 годов, россияне сдулись. На ядерный удар по Финляндии у них не хватит духу, на неядерный тоже. Военные эксперты внезапно смолкли, уступив место Валентине Матвиенко, заявившей, что реакция России на вступление Швеции и Финляндии в НАТО «будет соразмерна присутствию Альянса в этих государствах и тому, какие виды вооружений там разместят».

Но «соразмерна» — не значит «симметрична». На симметричный ответ «Первая мародерская армия мира», к тому же получившая изрядную взбучку в Украине, определенно не потянет. Так что «соразмерными» военному присуствию НАТО могут стать только истерики Соловьева, Лаврова и Захаровой.

В связи с этим с интересом ждем интервью Лаврова Всемирной Лиге Сексуальных реформ китайской Global Times, где этот заслуженный кентавр российского МИДа, несомненно, найдет сочувствующих и внимательных слушателей.

Эксклюзив

«Ильченко»Сергей Ильченко, для Newssky


Поделиться статьей:

                               

Подписаться на новости:




В тему: