Москва не замечает Хабаровск, но его заметила вся страна

15.07.2020 0 Редакция NS.Writer

В последние дни происходящие в Хабаровске события приковывают внимание всех.

| Newssky.com.ua

Как сообщается, несмотря на молчаливое игнорирование Кремлем многотысячных протестов, ситуация в Хабаровске уже оказала влияние на формирование и актуализацию протестной повестки в России и значительно усилило радикализацию общества, особенно в регионах с высокой долей протестного голосования по поправкам. Агрессивная политизация населения в других регионах также ускорилась. В целом, хабаровские события могут послужить детонатором для зарождения антиправительственных протестов по всей России.

Первое, на что стоит обратить внимание, так это на то, что «обнуление» Конституции развязало руки Путину. Уверовав в свое могущество и вечность (хоть и нарисованные), а также опираясь на вскормленный собственноручно репрессивный аппарат, он сразу приступил к зачистке на всех фронтах — под пресс обысков, задержаний и арестов были брошены самые неудобные губернаторы, депутаты, журналисты, активисты и координаторы протестных движений. Не минула эта участь и Алексея Навального. 14 июля его вызвали в Следственный комитет и возбудили уголовное дело за клевету. Таким образом Москва взяла на вооружение тактику «ни дня без ареста».

Второе. Бросается в глаза избирательность временного момента и выбора объектов для проведения зачисток. Известно, что губернатор Хабаровска пребывал в разработке силовиков 15 лет. Однако давнее криминальное прошлое, причастность к заказным убийствам, выводу денег из «Амурстали» и попытке рейдерского захвата этого металлургического гиганта никак не помешали Сергею Фургалу сначала возглавить комитет Госдумы, а позже стать губернатором края. Под пресс он попал только после того, как возглавляемый им регион показал протестный результат на плебисците. Кремль дает сигнал, что отныне нелояльность прощаться не будет.

Третье. Спустя 5 дней после задержания Фургала и муниципальных депутатов, ни один из представителей от ЛДПР в Госдуме так и не сложил мандат в знак заявленного Жириновским протеста. Не было также ни одного пикета возле СИЗО «Лефортово», куда поместили подозреваемого, доставленного специальным бортом в столицу. Такая позиция ЛДПР объясняется тем, что либералдемократы всегда были частью Системы, пользовались её благами в рамках отведенных квот, и Фургал был одним из её «винтиков». Таких управленцев как он в России большинство, если не все. Так построена Система. Её основа состоит в том, что отобранное у всех в девяностых было роздано некоторым, которые начиная с нулевых продолжают делить его между собой. А допуск к Системе дает Москва, она же выполняет функции «смотрящего» и бенефициара основных теневых финансов.

Четвертое. Героизировать Фургала не стоит. Он сыграл свою определенную роль в обособлении Хабаровского края от федерального центра. Один из лозунгов на улицах гласил: «Он не давал едроссам воровать». Даже умеренная забота о крае дала губернатору почти 70% народной поддержки. Фургал также организовал начало протестных митингов, но после этого его роль стала вторичной. Правильней будет сказать, что он послужил искрой в уже готовой топливной смеси.

Пятое. Следует признать, что топливная смесь готова практически во всех регионах России. Еще до плебисцита активисты выражали свою позицию баннерами на мостах, граффити на стенах, надписями на холме из камней, плакатами на билбордах. И так по всей стране. Просто те 14 регионов, которые выдали неприемлемые для Кремля результаты голосования и сформировали «пояс нелояльных» находятся на втором такте. Остальным еще предстоит дойти до верхней мертвой точки и воспламениться от своего «фургала». Будет ли это местный политик-лидер, или активист с разбитым носом, или журналист с поломанной рукой, уже не столь важно. Главное то, что российское общество больше не хочет терпеть грубое попрание своих избирательных прав, фальсификацию результатов выборов, произвол репрессивной машины, отсутствие поддержки государства в период острой нужды, ложь, лицемерие и воровство. Этот список можно продолжать. 40 тысяч в первый день для 600-тысячного Хабаровска и десятки тысяч на протяжении последующих четырех дней в защиту своих прав и против произвола московской власти заслуживает внимания, а при пристальном рассмотрении — понимания.

За счет этого хабаровский протест быстро вышел за пределы города, митинги прошли в Комсомольске-на-Амуре и других городах края. Лозунги быстро политизировались: «Мы здесь власть!», «Путина в отставку!», «Путин — вор», «Он украл наш выбор!», «Уходи, Москва!», «Я/Мы Фургал», «Где свободная пресса?». Более того, 14 июля люди шли на митинг под песню «Священная война», которая в годы Второй мировой стала гимном защиты Отечества. «Вставай, страна огромная, Вставай на смертный бой!» пели тысячи хабаровчан.

Как бы не развивалась ситуация в Хабаровске, Москве уже не удастся посадить своего ставленника в губернаторское кресло в ходе ЕДГ. Любой кандидат от ЕР будет отторгнут и выпадет из гонки на первом туре.

Шестое. Местные правоохранители не препятствуют акциям протеста. Хабаровские полицейские достойно приняли эстафету у владикавказцев. Видимо это произошло не из-за рекордной массовости митингов. Показательным является пример 13 июля, когда ночью полиция вежливо попросила демонстрантов разойтись, глядя на поздний час. Ни ругани, ни задержаний, ни рукоприкладства. Если в следующий раз прозвучит лозунг «полиция с народом», это будет скорее соответствовать действительности, а не наоборот. Аресты в Хабаровске начались только тогда, когда в город прибыли срочно переброшенные из других регионов силы ОМОН вместе с техникой. Но «автозаков на всех не хватит». Жириновский хоть и не является автором этих слов, но он их сказал с трибуны Госдумы, а это показательно.

Седьмое. За весь период протестной активности до плебисцита, во время и после него в защиту Путина не вышел ни один простой россиянин из 78% населения России, якобы поддержавших его «обнуление». Более того, никто даже не озвучил требование к президенту вмешаться и рассудить. Это говорит о том, что не существует миллионов, тысяч, даже десятков стабильного путинского электората. Бюллетени с пометкой «за» были либо украдены, либо нарисованы, либо получены в результате принуждения. Не будет ошибкой утверждать, что 78% голосов россиян сфальсифицированы.

Восьмое. Кремль в целом и Путин в частности продемонстрировали страусовую рефлексию — панических страх и желание утаиться от массовости, смелости и широты политических требований демонстрантов. Антропофобия и народобоязнь являются самыми распространенными видами социального невроза российской верхушки. В федеральных СМИ и ТВ тему протестов замалчивают, в сети запущена кампания по дискредитации митингов как инспирированных Западом, федеральным политикам запрещено высказываться по ситуации в крае.

Даже откомандированный в Хабаровск зампред правительства и полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев не изменил ситуацию. Вместо того, чтобы выйти к людям он общался с силовиками, демонстрируя каким путем Москва будет разрешать политический кризис. По сути, и выходить к народу ему не с чем — обман и ложь уже не воспринимаются, а честные ответы подразумевают сменяемость власти и большую самостоятельность регионов, что в корне противоречит интересам правящей мафии.

Пресс-секретарь Песков только 14 июля огласил позицию своего президента. Он сказал, что в регионе важно сохранить управляемость, а Путин примет во внимание все реалии, когда будет принимать кадровые решения по Хабаровскому краю. Другими словами, реакция Кремля на массовые протесты в Хабаровске обнажили полный паралич федеральной власти.

События в посткарантинный период показали, что недовольство российского общества властной верхушкой достигло апогея. Многочисленные митинги зарождаются и проходят без организующей и направляющей роли политической оппозиции.

Забитый в Хабаровске клин в ледник под названием Российская Федерация уже дал первую трещину. Со временем она может пройти по всей границе Дальневосточного округа и отколоть его от материнской плиты. В начале, этот раскол будет внутриполитическим. Но чем сильнее уходящую льдину будут царапать баграми и «кошками», тем быстрее раскол оформится в территориальный и подтолкнет на этот же путь Чукотку, Камчатку и Сахалин. Знаменитый лозунг «Хватит кормить Москву» снова популярен во всей Сибири.

Сейчас на Дальнем востоке России формируется очень опасный для Москвы тренд — категорический запрос общества на справедливость, сменяемость федеральной власти и невмешательство Кремля в местные выборы.

Если он будет как обычно проигнорирован, то запланированное Путиным и «триумфально одобренное» народом переформатирование политического ландшафта может не состоятся, и Россия погрязнет в жестком противостоянии коррумпированной власти с доведенным до отчаяния, озлобленным, но решительным обществом.