Минские переговоры: битва мастеров тактических приемов

28.01.2020 0 Редакция NS.Writer

Минские переговоры: битва мастеров тактических приемов

Когда в сентябре прошлого года Владимир Зеленский своим Указом уполномочил известного столичного адвоката Алексея Резникова представлять Украину в рабочей подгруппе по политическим вопросам Трехсторонней контактной группы по урегулированию ситуации в Донбассе, удивлению искушенной киевской общественности не было предела. Эффективный адвокат, более известный публике громкими скандалами в Киевсовете, к переговорам с Россией ранее имел отношение только как успешный представитель в судах таких клиентов как Владимир Гусинский и Савик Шустер. Предыдущий Представитель Украины в политической подгруппе Минска-2, Роман Бессмертный, хотя бы имел некоторый дипломатический опыт работы в белорусской столице. Но при этом Бессмертный жестко «подставил» новую украинскую власть заявлениями об отказе от принятых обязательств по урегулированию ситуации в ОРДЛО, и необходимости выхода из Минских соглашений, которым, как известно «альтернативы нет». За что и был отозван Президентом Зеленским в августе 2019 года. Киевская публика посудачила и отнесла кадровое назначение Алексея Резникова — на передний край «восточного дипломатического фронта», к очередным чудачествам молодой и неопытной «команды Зе».

Однако украинцы недооценили гениальную полководческую задумку Верховного главнокомандующего и его верного главы Офиса Андрея Богдана: суперспециалист по затягиванию рассмотрения в судах дел в интересах клиентов, нужен на этом месте для «затягивания» процесса имплементации крайне невыгодных для Украины Минских соглашений. Очевидно, то, что случилось зимой 2015 года, имело свою определенную логическую закономерность. Подписание Минска-2, было скорее всего, ситуативным, тактическим решением тогдашнего Президента Украины Петра Порошенко. С точки зрения современной теории и практики урегулирования политических конфликтов, в Минске-2 содержится много вопросов, которые не могут сегодня найти своего решения без прямых рисков национальной безопасности Украины. Собственно, навязанный российским Президентом, текст документа гарантий сохранения существующего украинского политического порядка и не предусматривал. При полной имплементации Минска-2 Украина рискует стать «асимметричной федерацией», что даёт односторонние преимущества ОРДЛО и может иметь скрытую цель — политическое и экономическое поглощение Юго-востока Украины Российской Федерацией.

Западные партнеры Украины проблему понимают. Не случайно, по итогам нормандского саммита канцлер Германии Ангела Меркель деликатно заявила, что Минские соглашения не являются «окаменевшим документом», для реализации им необходима «гибкость». Однако, когда Президент Украины Владимир Зеленский выступил за внесение изменений в Минские соглашения в части передачи границы с Россией под контроль украинского правительства, канцлер Германии и Президенты Франции и России сделали вид что его не услышали. Документ выстрадан и подписан при их участии, одобрен ООН, а паталогическая несговорчивость Кремля, к примеру, в отношении урегулирования проблемы передачи Японии Курильских островов или вывода российского военного контингента из Приднестровья, общеизвестна.

В этом контексте следует отметить, что основные игроки в процессе урегулирования международного конфликта на Востоке Украины имеют не только разные цели, но и применяют разнообразные тактические приемы.

Наиболее очевидно использование «тактики обмена». Это характерно для американского дипломатического стиля: Донбасс и Крым в обмен на Сирию и т.д., плюс лояльность Москвы в экономическом противостоянии Вашингтона и Пекина. Прагматический франко-германский дипломатический стиль прежде всего включает в себя получение экономической выгоды через уступки России в долгосрочных энергетических и некоторых промышленных контрактах. Во всяком случае эта тема во всю раздувается российскими СМИ, что заставляет некоторых паникеров и провокаторов в Киеве периодически вопить о предательстве западных партнеров.

Постоянные члены Совета безопасности ООН Россия и США любым вопросам на полную используют «тактику встречных претензий», что в контексте урегулирования ситуации на Донбассе нашло отражение в провале формата переговоров бывшего помощника президента России Владислава Суркова с бывшим спецпредставителем США по Украине Куртом Волкером. Желаемого итога применения подобной тактики — взаимного снятия претензий, гениальные переговорщики так и не достигли.

Российская сторона, демонстрируя силу, уже традиционно для региона применяет «тактику прямого давления»: Минск-2 был подписан на фоне военного наступления, тем самым, в феврале 2015 года Порошенко оказался в ситуации постоянного ухудшения переговорной позиции и вынужден был максимально снизить свои требования. В рамках применения Кремлем «тактики прямого давления» сегодня набирает обороты открытая провокационная кампания по раздаче жителям ОРДЛО паспортов РФ. Вместе с тем, попытки применения «тактики прямого давления» Украиной против РФ и поддерживаемых Кремлем непризнанных республик, прежде всего санкции и экономическая блокада, пока выглядят спорно и неубедительно.

Наиболее эффективной представляется используемая Кремлем «тактика раскола»: стимулируются максимальные разногласия по вопросам достижения мира в украинском политическом лагере. Разные подходы украинских политиков к решению конфликта на Донбассе Россия удачно использовала в ходе последней президентской и парламентской кампании в Украине, когда в результате прихода к власти в Киеве новой политической команды Кремль ожидаемо получил смягчение внешнеполитического курса на российском направлении: все минусы конфликта команда Зе переложила на некомпетентность и коррупцию окружения Петра Порошенко.

Новое направление «тактики раскола» украинского политического лагеря сегодня можно наблюдать в контексте ряда заявлений российского руководства, что «Президент Зеленский искренне хочет мира, но ему мешают», а вот «действия лидера ОПЗЖ по созданию четырехстороннего межпарламентского диалога по урегулированию конфликта на Донбассе чрезвычайно эффективны».

Следует отметить, что на состоявшемся 17 января заседании Совета национальной безопасности и обороны Украины под председательством Владимира Зеленского был рассмотрен проект новой Стратегии национальной безопасности Украины, претенциозно озаглавленной «Безопасность человека — безопасность страны». В частности, проект предполагает принять меры для уменьшения вероятности эскалации конфликта с РФ и напряжения в двусторонних отношениях. Так подействовало применение российской стороной «тактики раскола» в отношении украинского общества. А вот тактические усилия Украины и ее могущественных западных партнеров по внесению противоречий в вопросе Донбасса и Крыма плоскость российской внутреннеполитической жизни оказались малоэффективными.

В данной ситуации у Киева нет выбора, как использовать неоднозначную, но единственно возможную «тактику затягивания», для чего и рекрутирован модный столичный адвокат Алексей Резников — необходимо замедлить ход переговоров, а значит выиграть время. Это необходимо для перегруппировки сил ООС, установления единства в Верховной Раде, и не представленной в парламенте элите. Киеву и партнерам необходимо достаточное количество политического времени в ожидании эффекта от санкционной политики по истощению ресурсов России, недовольства российского бизнеса властью, кадровых смен в Кремле, нарастания антивоенных либеральных настроений.

Затягивание происходит через многочисленные отступления по всем вопросам. В частности, по регламенту, последовательности действий и формулировкам. Важной методикой служит затягивание разработки дорожной карты. Пресловутая формула Штаймайера является неким пилотом дорожной карты — Плана действий по урегулированию ситуации в Донбассе, в котором оговаривается последовательность уступок на пути к признаваемому сторонами конфликта итогу. Опасность быстрого принятия дорожной карты в неудобной для нашей стороны проблеме доверия: отказ выполнять очередной шаг приводит к приостановке всего плана и очевидным образом возлагает ответственность за срыв урегулирования на нарушителя.

И вот 22 января 2020 года в игру вступает киборг в белых перчатках — Представитель Украины в политической подгруппе Трехсторонней контактной группы по урегулированию конфликта на Донбассе в Минске Алексей Резников.
В интервью международному изданию он заявляет: «Новая позиция Украины неизменна. Она была провозглашена во время нормандского саммита президентом Зеленским, что как минимум в части вопроса контроля над границей. Невозможно провести выборы, если украинская граница с Россией не контролируется украинскими военными. Об этом свидетельствует международный опыт. Украинская делегация будет настаивать, что как минимум в этой части Минские соглашения подпадают под пересмотр и обновление».

Самая большая проблема для нас не получить от применения «тактики затягивания» обратный эффект. Но очевидны многократно большие потрясения, которые ожидают государство Украина, если положения дорожной карты Минска-2 когда-нибудь воплотятся в жизнь.

Автор Андрей Мишин, директор Киевского института мирных исследований для Newssky


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: