Между патом и балансом: к вязкой стратегии победы

09.05.2024 0 By Writer.NS

Эксклюзив. Казалось бы, наша ситуация мало-помалу выходит из минора последних месяцев. Помощь из Европы худо-бедно капает. Многострадальный пакет помощи для Украины всё-таки принят в Конгрессе, подписан Байденом и уже исполняется. Но, из Европы, сравнительно с нашими потребностями, капает очень скромно, да и пакет из США тоже крайне скромен. К тому же, во-первых, его выполнение, даже на начальном этапе, потребует времени – а московиты продавливают наш фронт сегодня, так что радоваться пока рано. А, во-вторых, ни один из стратегических вопросов этот пакет, даже полученный нами в полном объёме, не решит.

Что получит Украина из США

Из общей суммы в $61 млрд., выделенной нам, непосредственно на военную помощь предназначены $28,8млрд. Из них на закупки у американских оружейных компаний по программе Ukraine Security Assistance Initiative потратят $13,8 млрд., и на закупки из производителей из других стран, по программе Foreign Military Financing, ещё $1,6 млрд. Всего, таким образом, $15,4 млрд. на новое оружие и боеприпасы, которых нам должно хватить до конца года. Что будет дальше – Бог весть. Скорее всего, новое торможение с финансированием, если победит Байден (впрочем, может, он наконец расслабится и махнёт шашкою во всю Пенсильвания-авеню?), или полный отказ в помощи в случае победы Трампа.

Еще $13,4 млрд. выделены на замену и ремонт уже переданного Украине вооружения, а также на обучение украинцев. Остальное предназначено на компенсацию вооружений и боеприпасов, переданных Украине ранее, из в запасов Пентагона, а также на экономическую помощь — $7,85млрд. в виде кредитов до 30 сентября 2025 года, без права расходовать их на выплату пенсий. После ноября 2024 года действующий президент США сможет, если сочтет нужным, списать 50% задолженности по этим кредитам, а с 1 января 2026 года – 100% задолженности, если это поддержит Конгресс. Закон обязал Белый дом в течение 30 дней предоставить Конгрессу отчет обо всех поставках оружия Украине с 24.02.22. А в течение 45 дней — стратегию поддержки Украины, включая перечень её конкретных целей (очень интересно будет это почитать, если документ появится в открытой печати); в течение 60 дней – отчет о контроле над поставленным оружием.

Достаточно ли нам этих поставок? В целом, нет, недостаточно, даже с учетом того, что нам помогают не только США, но и ЕС, в соотношении примерно 50 на 50. На количественный паритет с Россией мы пока не выходим. Это признают все комментаторы, в том числе западные. Предел возможного – стабилизация линии фронта и стояние на ней, в то время как московиты будут забрасывать нас мясом. Тем не менее, это тот максимум, который Украина может сегодня получить, исходя из сложившейся в мире ситуации.

Было бы неприлично не отметить позитивную для Украины роль, которую сыграли в выделении нам помощи спикер Палаты представителей, республиканец и глубоко верующий евангелист Майкл Джонсон, а также переубедившие его украинские евангелисты. От конгрессмена, девять раз (!) голосовавшего против предоставления нам помощи, Джонсон прошел путь до нашей поддержки, с риском потерять пост третьего по степени влияния человека в стране, и сломать политическую карьеру, которую он выстраивал. Это дорогого стоит, и об этом следует помнить.

Будучи опытным законодателем, Джонсон разделил единый законопроект об оказании помощи Украине, Израилю и Тайваню, а также выделении средств для укрепления южной границы, разработанный и одобренный Сенатом, на четыре отдельных законопроекта, добавив гуманитарную помощь Газе. Сделано это было для того, чтобы голоса «против» не суммировались, и это сработало.

Республиканские изоляционисты выступали против помощи Украине, но за помощь Израилю, ультралевые демократы против помощи Израилю, но за помощь Украине, а умеренно левые были за Украину, и за израильский пакет из-за гуманитарки для Газы. Тайвань не вызвал возражений, кажется, ни у кого, а сторонникам Трампа дали провалить закон о финансировании укрепления границы с Мексикой. Это выглядит странно, лишь на первый взгляд: критикуя Байдена за нежелание бороться с нелегальной миграцией, трамписты сознательно не дали ему шанс решить эту проблему хотя бы частично и компромиссно, и таким образом закрыться от их критики.

Пакет помощи принят – что дальше?

Украина получит примерно на миллиард срочной помощи. Следующий пакет, в шесть миллиардов, уже потребует времени, поскольку речь идет об изготовлении вооружений, а не получении готовых, с хранения. В общем, помощь будет поступать по капле. Кроме того, никуда не делась и наша главная проблема – нехватка живой силы на поле боя.

Здесь нужно разобраться: почему Кремлю удается восполнять людские потери, а для нас это проблематично?

Причин тому несколько. Московитов просто больше – это не главная причина, но существенная. Вторая, ещё более существенная причина – у них больше денег. Это позволяет им опираться, в основном, на наёмников. А денег у них больше потому, что фундаментально снизить экспортные доходы Кремля западными санкциями пока не удалось. Эти доходы в основном сырьевые, а на экспорт сырья из России завязано слишком много производств по всему миру с мощными лобби.

Убытки и снижение доходов Кремля – да, это есть. Но экономическое удушение России идет медленно – хотя, несомненно, и идет. Тем не менее, на войну и поддержание приемлемого уровня жизни в крупных городах денег Кремлю пока хватает, обнищание глубинки ему по большому счёту даже выгодно, поскольку делает население сговорчивее. Такая равновесная ситуация продлится ещё долго.

Наконец, и это уже самое главное, московитам, особенно из депрессивной глубинки, некуда бежать. Те, кто был готов уехать из России, финансово и психологически, давно уехали. Остался неподъёмный и нищий шлак, которому вербовщики предлагают от 200 000 рублей ежемесячно, что в пять раз больше средней зарплаты в бедных регионах, и премии от 300 000 до 1 млн. рублей. Конечно, могут кинуть на деньги, и можно погибнуть, но какие ещё есть варианты?

Гнить без надежды, с реальными шансами быть убитым вообще ни за что? Пьяным ли водителем, отморозком на улице, напитком с метиловым спиртом, любой болезнью, при отсутствии адекватной помощи? Ранняя смерть в России разнообразна, но всегда жестока, и всегда где-то рядом, а у выживших будет много поводов позавидовать мертвым. Отчего бы не сыграть ва-банк, тем более, что отморозки, вернувшиеся с войны, бывшие вчера обычной шпаной, окружены официальным почётом, ходят по улицам, заставляя прохожих демонстрировать уважение к себе, и учат школьников, как тем правильно жить.

По сути, вербовщики предлагают обитателю российского днища почти что честную сделку: рискнуть своей никчемной жизнью ради относительно больших,по его меркам, денег. Помимо зарплаты, можно оттянуться вволю, грабя, насилуя и убивая – о чём вербовщики говорят совершенно прямо. Это ли не самая сокровенная мечта русского человека? А смерть…ну, в конце концов, все мы когда-то умрём.

Конечно, у России всё равно есть проблемы с поставкой на фронт пушечного мяса. Не от хорошей жизни она сгребает отбросы со всего мира. Тем не менее, текущую убыль личного состава вербовщики МО более или менее покрывают. И даже мобилизация, к которой придется прибегнуть для организации летнего наступления, не сулит российским властям серьёзных проблем. Впрочем, она и не заканчивалась с момента подписания первого указа, просто информационно скрадывается – отсюда внезапный дефицит рабочих рук от 25 до 45% в зависимости от отрасли. Российское население в массе своей покорно и неспособно к сопротивлению. Поплакав-поворчав, очередные мобилизованные побредут в бой. Кремль может себе позволить тактику заваливания противника трупами, и делает ставку именно на неё, компенсируя технологическое отставание.

Иная ситуация в Украине, где нет российской безнадежности. Как следствие, украинцы ценят свою жизнь значительно больше, чем московиты. Даже сквозь закрытые границы можно, при сильном желании, уехать. Есть и много иных способов уклониться от призыва оставаясь в Украине, и даже на формально законных основаниях. Но эти способы доступны не всем. Доступ к уклонению от призыва стал признаком статуса, таким же, как обладание квартирой в престижном районе и дорогим автомобилем. Это уже породило субкультуру уклонизма и моду на неё, вокруг которой как и положено, расцвела торговля мерчем…

Да, украинцы по-прежнему любят Украину, хотя процент окацапленных, которым судьба Украины безразлична, тоже довольно велик. Вариантов для нас просматривается, по сути, три.

– Вменяемый, действенный и справедливый закон о всеобщей мобилизации. Новый закон, принятый Радой, в этом плане, откровенно не впечатляет. Даже если он будет доведен до ума принятием поправок в короткие сроки. Ситуацию такой закон, конечно, улучшит, но лишь немного, и проблему не закроет.

– Переход к наёмной армии. На это нужны дополнительные деньги, которых у нас нет, а у союзников пока нет желания выделить их нам. Искать наёмников придется по всему миру – безнадежной глубинки, как в России, откуда не убежать, у нас нет. Как следствие, платить им придется больше, мирясь со всеми недостатками такой армии – а их немало.

– Воевать обходясь той армией, которую мы сможем набрать, и которая будет заведомо меньше российской по численности. Это возможно при высоком уровне подготовки, высокой мотивации, для чего мало лозунгов, а нужен серьёзный пакет социальных гарантий (и это опять-таки дорого), и при наличии превосходства по вооружениям, если не количественного, то хотя бы качественного — с чем, как уже сказано, всё очень непросто,

По факту, нам придется сочетать все способы, насколько это возможно в наших условиях, и этого будет недостаточно, чтобы проблема нехватки личного состава была решена. Она может быть только смягчена, и это в лучшем случае. Что будет фактором, вынуждающим нас воевать в обороне.

Очевидно, нам нужно определиться с тем, какие задачи мы сможем реально решать исходя из всего сказанного, а какие лучше и не ставить. К этому надо готовить общественное мнение внутри Украины, и объяснять это нашим союзникам.

А что говорят западные эксперты?

Нельзя сказать, чтобы на Западе, по крайней мере, на экспертном уровне, не видели наших трудностей и своих разногласий относительно помощи Украине. После принятия Конгрессом и Белым домом закона о помощи Украине в западных СМИ появилось много вполне трезвых аналитических материалов. Суммируя их, западную оценку ситуации можно свести к следующему:

– Да, как минимум, до конца года, Украине предстоит сидеть в обороне. Что будет дальше – сказать сложно, тут всё зависит от исхода выборов в США, но и на 2025 год прогнозы на переход в наступление выглядят очень зыбкими.

– Помимо удержания линии фронта Украина может (и должна!) реализовать технологическое превосходство получаемых от Запада вооружений. В этом плане очень перспективны удары по Крыму и по логистике, обеспечивающей его снабжение. Уничтожение с помощью дальнобойных, до 300 км., ракет ATACMS Крымского моста, новой железнодорожной ветки, которую Россия строит на оккупированных территориях Донецкой, Запорожской, Херсонской областей, и постоянное давление на остатки ЧФ РФ, который уже не сможет безопасно отстаиваться в Новороссийске, способно превратить Крым из «непотопляемого авианосца» в ловушку. Снабжение полуострова станет крайне затратным, но сдача его означает для Кремля политическую катастрофу. Большие затраты на Крым ослабят наступательные возможности России по всему украинскому фронту.

– Россия, тратя на оборону в текущем году 6% ВВП, увеличила производство оружия в несколько раз, а некоторых видов боеприпасов более чем в 60 раз. Но это не принесло ей значительных успехов на фронте, даже на фоне трудностей Украины, возникших из-за полугодового перерыва в поступлении помощи из США. Западные санкции затрудняют получение компонентов для БПЛА, управляемых боеприпасов и ракет. Россия производит массово только примитивное оружие, и даже в артиллерии и снарядах, превосходя ВСУ количественно на порядок, уступает им в качестве. Запасы, созданные за десятилетия ещё в СССР, практически исчерпаны: если до осени 2022 года российская артиллерия выпускала до 60 000 снарядов в день, то сейчас — примерно до 10 000 в день, включая поставки из КНДР и Ирана.

Чтобы поддерживать такой темп стрельбы, нужно 3,6 млн. снарядов в год, но российское производство покрывает примерно половину потребности. И ещё есть износ орудийных стволов который тоже не покрывается производством, а советские запасы и здесь подходят к концу.

– Качество подготовки российских войск и командиров остаётся низким. Отсюда ставка на мясные штурмы с высоким уровнем потерь.

Основных проблем Украины отмечается три: нехватка личного состава, недостаточные объёмы помощи и её медленное поступление. Эти проблемы в сумме очень серьёзны.

Но все украинские проблемы могут быть решены при наличии достаточной политической воли Запада. Нехватка личного состава решается деньгами на организацию ЧВК с привлечением граждан любых, в принципе, стран. Других вариантов быстро улучшить ситуацию сегодня, к сожалению, не видно.

Проблема с объёмом помощи и скоростью её поступления решается передачей оружия из имеющихся запасов, с расширением номенклатуры дальнобойного оружия. Мечты о «Таурасах» сегодня уже вчерашний день — Украине нужны «Томагавки» с их дальностью в 1500 км, чтобы по-настоящему взяться за российские тылы. Причём, запасы «Томагавков» на складах достаточно велики.

Речь идет не об одном типе оружия, а об общем подходе – об отказе подходить к войне в Украине как к локальному конфликту. Помощь должна стать качественно иной, и если Россия передаёт ядерное оружие Беларуси, то аналогичное число ядерных зарядов должна получить Украина. Но мысль об этом всё ещё способна сегодня вызвать обморок у западных политиков.

В итоге, заявления о том, что Запад «не может дать Украине проиграть», обещания ещё большей помощи в неопределенном будущем и сообщения о том, как много уже предоставлено, перемежаются с рассуждениями о невозможности для Запада победить Россию за разумную цену и не подвергая себя риску, а жертвуя только украинцами. Такие качели, перемежаемые причитаниями «украинцев жалко» похожи на психологическую проработку проблемы, которая в итоге должна быть отброшена, как малозначимая. Этот приём в информационной войне работает всегда, и цель его применения состоит в том, чтобы Украина наскучила западной публике, жаждущей новых зрелищ. Среди избирателей на Западе постепенно растет популярность политиков, предлагающих соскочить с нашей поддержки, либо заморозить конфликт…

Но мы, как всегда, верим в Путина, который своими сенильными выходками, как и во все подходящие моменты ранее, начиная с 2013 года, просто не даст этому произойти.

«Ильченко»Сергей Ильченко, заместитель главного редактора Newssky


Підтримати проект:

Підписатись на новини:




В тему: