Метамодерн наступил: Россия идёт ко дну, Украина принимает вызов эпохи

07.05.2022 0 Редакция NS.Writer

Три года назад я написал текст о том, как новая культурная эпоха убьёт постмодернистские государства Украины и России. Хотя я ожидал иного развития событий, в главном я оказался прав. Сегодня, в апреле 2022 нет больше ни той Украины, ни той России. Новый жизненный уклад окончательно проявился, бросил вызовы, и теперь решается, какая страна и какой народ продолжится, а какой погибнет. Я утверждаю, что Россия совершила чудовищную ошибку, начав войну с Украиной, и плата за эту ошибку также будет колоссальной. Также я уверен, что Украина выстоит, победит и, самое главное, впишется в новую эпоху.

Настойчиво рекомендую прочитать текст по ссылке выше, чтобы ориентироваться в происходящем.

В этот раз я хочу изложить свою версию, почему за три года соседние страны, находящиеся в более-менее одинаковых условиях, пошли совершенно разными путями? Какая опасность всё ещё грозит Украине, и в чём последний исторический шанс для России. Давайте попробуем поговорить об этом хотя бы в общих чертах.

Три года назад…

…Украина и Россия были первоклассными постмодернистскими государствами. Это означало, что в них отлично умели имитировать ценности, заменяя суть перемен их видимостью.

Проще говоря, в Украине, вместо честных правил существования в социуме, развития экономики и политической системы весело развивали традиционализм, боролись с языковым наследством империи и демонстративно пытались вступить в ЕС, который уже не знал, как от нас откреститься понятнее.

В России строили СССР с человеческим лицом и туманно обещали когда-нибудь в будущем кому-нибудь показать кузькину мать. При этом, конечно, ничего не строили, только разворовывали деньги и снимали фейковые репортажи о своих успехах.

Всё это делалось во имя одной из основных ценностей постмодерна: ПУСТЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТСЯ, НО ВСЕМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО. Эпоха постмодернизма ничего не дала миру в плане развития общечеловеческих ценностей, философской мысли, технологий — во всех этих сферах мы до сих пор эксплуатируем наработки, созданные в XIX веке, максимум — в начале XX. Зато развлечений хватает, это да. Как всякая передышка, постмодерн должен был когда-то закончиться, и в постсоветском регионе он закончился, как я считаю, в 2013 году на Майдане. При этом, до широких масс осознание начало приходить где-то ближе к 2018 как раз-таки… или даже к 2022.

В обществе, в политике, в международных отношениях, В ВОЗДУХЕ появился запрос на серьёзность, на который ни Россия, ни Украина ответить не могли. Да и не только они… Поэтому страны просто повышали градус развлечений и качество имитации.

На примерах: если ты нападаешь на соседнюю страну, отжимаешь Крым, отжимаешь часть Донбасса, то делаешь это не для того, чтобы вместе с крымчанами в едином порыве смотреть программу «Время». Это акт настоящей агрессии, заявка на экспансию, на реальный передел власти в мире, и нужно этой заявке соответствовать. Но в России считали иначе, превратив международные отношения в объект внутренней политики — в те самые развлечения. Зачем были нужны России Крым и Донбасс? Для новой империи? Нет — чтобы россияне несколько лет не спрашивали у Путина, где их деньги. Всё. Больше никаких смыслов нет. Десятки тысяч человек были убиты ради того, чтобы русские дурачки и дальше хлопали в ладоши, пока их пенсионные накопления уплывали на верфи, где достраивались яхты русских олигархов.

В Украине было то же самое, только более гуманно. Провозгласили новую майданную идентичность, но за этой идентичностью почти ничего не стояло — люди как жили в нищете, так и продолжали. Строили мононациональную, моноконфессиональную, моноязычную страну «без отклонений» — это чтобы в ней хорошо жилось украинцам? Нет, это «щоб було». Чтобы всё оставалось как раньше: сверху воруют, внизу выживают, а недовольных выдавливают за кордон, содержать пенсионеров международными переводами.

Не знаю, как с этим всем справлялись другие, но я в последние годы задыхался от бессмысленности происходящего, всей этой имитации на имитации, игры в государство, игры в войнушку, игры в политику… Я устранился из общественных процессов. Занялся собой, наконец-то пошёл в психотерапию, чтобы улучшить собственную жизнь (кстати, очень хорошо получилось, всем рекомендую).

В общем, за всем этим мороком отчаяния я проморгал довольно-таки очевидную штуковину: даже такие «липовые» постмодернистские государства, как Украина и Россия, всё это время продолжали вести войну на истощение. И Украина эту войну неожиданно для всех выиграла.

Фатальная ошибка России

С середины 2015 и до конца 2021, когда стабилизировался фронт на Донбасе, Украина и Россия вели друг с другом войну на истощение самого важного ресурса для подобных государств. Я имею в виду ту самую возможность ничего не менять, что называется в России «стабильностью», а в Украине она представлена в виде дуалистического цикла «зрада-перемога». Россия давила культурно, экономически, военными путями. Через своих агентов влияния Россия постоянно дискредитировала Украину, стравливала и регулярно вбрасывала месседж о том, что не так уж и важна Украина, а Россия хороша, как есть, и менять ничего не надо, нужно только смотреть и восхищаться. В эпидемию COVID-19 россияне умело использовали созданные ими антипрививочные сообщества, чтобы сеять панику среди украинцев — примерно, как я и предупреждал.

В Кремле очень надеялись, что украинцы под этим давлением «прозреют», «откажутся от украинства» и сами прибегут к России. В крайнем случае, выйдут с цветами встречать российские танки.

В общем, русский дурак залез на печку и давай мечтать.

Российские удары не попали в украинское сердце, лишь оцарапали кожу. Так случилось, по многим причинам и, главным образом, потому что мы Украину всегда любили немножечко вопреки, и к несовершенству давно привыкли.

Давила Россия, откровенно говоря, скучновато. Средства, выделенные на подрыв украинской государственности, по большей части разворовали… В общем, у русского мира оказалось очень скучное лицо.

А вот Украина ответила просто и со вкусом. Украина не стала вникать в вопрос, кто живёт богаче (точка в этом вопросе поставлена уже после начала войны, когда оказалось, что Россия, буквально, страна нищих голодных бомжей). Украина сразу зашла с козырей, наглядно показав, что живёт ИНТЕРЕСНЕЕ. Впостмодернистской войне — это первый козырь. Да, мы нация с приветом и приколом. Одного президента прогнали взашей, другого согнали с насиженного места. Психанули, выбрали чувака из КВН. Ну а чего — наша страна, наши правила. Понятно, что изнутри эта бесшабашность выглядела немножко, э-э-э, апокалиптической, но снаружи…

В глазах россиян украинская жизнь оказалась тотально, на два порядка интереснее всего, что происходило в России. Интереснее «стабильности». Тут кипит жизнь, немножко сумасшедшая, но очень искренняя и весёлая. А там бесконечное расчёсывание 9 мая, идеализация прошлого, унылый взаимный онанизм Кургиняна и «Юнармии», и совсем-совсем ничего для настоящего. А, нет, для настоящего у россиян кое-что тоже нашлось! Я про ток-шоу, на которых кремлёвские пропагандисты осуждали украинскую политику с жадностью вуайериста возле замочной скважины.

Вот почему«стабильность» в России закончилась раньше, чем запас прочности украинского цирка.Россияне начали подозревать, что отсутствие изменений — не обязательно хорошо. Перед страной и её руководством встала острая необходимость что-нибудь изменить, и на энергии, которую это изменение освободит, перестроить страну и въехать в новый уклад.

В целом, кстати, ситуация у них сложилась рабочая и даже выгодная. Перед Россией появился шанс по-настоящему измениться, уйти в метамодерн и сорвать ва-банк. Да, включая и Украину, которая явно забуксовала в бесконечном шапито, не таком уж и весёлом, если в нём жить, а не смотреть по телевизору.

Ну да, пришлось бы поработать! Пришлось бы отпустить вожжи общественного мнения, снова разрешить россиянам иметь собственное мнение, не заглушать его болтовнёй из ящика. Для таких преобразований необходимо либерализовать экономику, разрешив россиянам что-то зарабатывать без разрешения siloviks. Даже выборы необходимо было проводить без тотальных фальсификаций.

И всё это упёрлось в очень простую штуку: для любых реальных изменений в стране Путин и его друзья должны были бы уйти. Пусть даже передав власть кому-то из своих, но сами — однозначно уйти. Потому что новое вино в старые меха не льют. Не могут люди, пробывшие во власти по 20-30 лет, делать хоть какие-то реформы. Поэтому Путин должен был уйти во имя будущего России.

И вот это оказалась главная болевая точка современной России: ПУТИН УЙТИ НЕ МОЖЕТ.

По глупости, решая тактические политические задачи, россияне сакрализировали немолодого уставшего мужчину, не совсем здорового и не совсем… способного. Сакрализировали также, как и своё прошлое, сделав его важнее будущего. Путин стал живым богом «русского мира», и его же надёжным якорем, стабильном удерживающим страну от любых изменений.

Прошлое победило будущее. Неспособная удержаться в нынешнем состоянии, и также неспособная двигаться вперёд Россия поползла назад. В модерн.

Как там, в каменном веке

Всё, что происходит с Россией в последние два месяца описывается простым словом: деградация.

Экономика и производство очень сильно упростились из-за санкций. Нет комплектующих, нет лицензий, нет программного обеспечения, нет сырья — нет и экономики с производством. Всё очень просто!

Политика —без изменений. Раньше Путин прятался в бункере, потому что боялся коронавируса, а теперь Путин превратился в голограмму. Все, кто под Путиным, несут какую-то бредятину, абсолютно не связанную с реальностью. Русский народ с облегчением вернулся к «гаданию по парадам»: о новостях политики догадываются по тому, кого чаще показывают по телевизору, и кто успел/смог убежать за границу.

Война… о войне поговорим чуть позже.

Общественное мнение также деградировало, хотя это, может быть, и неочевидно для стороннего наблюдателя. Я поясню. Ещё каких-то полгода назад среднестатистический россиянин тоже не любил Украину — у него было составлено мнение о происходящем с помощью российских ток-шоу, и этот условный россиянин с радостью это мнение транслировал. Он же умный! Телевизор смотрит!

Сейчас россияне говорят, вроде бы, плюс-минус то же самое, что и полгода назад. Однако, как показало неплохое исследование «Медузы», мотивация изменилась. Теперь иметь своё мнение, даже составленное по телепередачам, опасно. Мнение запрещено! Люди со стеклянными лицами просто озвучивают инсталлированную в них «повестку», но эмоционально не включаются в неё. В России пока не сажают за мыслепреступления, но ментально россияне уже переместились в годы сталинского террора. Поразительно, что это случилось за несколько месяцев, если не за несколько недель.

Всё это упрощение вызвано не санкциями, а откатом к более простому укладу модернизма. Сложные отношения, сложная культура, тонкости управления человеческими массами и переплётенный между собой глобальный мир — всё то, что стало нормой при постмодерне — больше не помещается в Россию. Всё это стало очень сложно, непонятно, неинтересно и отпало за ненадобностью. Точнее за невозможностью поддерживать устоявшийся порядок вещей. У кремлевских гудвинов закончились волшебные картинки, пришлось выпускать на сцену огненного бога марранов.

Почему Россия так воюет

А как ещё воевать в модерне? Только так! Танковые клинья и давить-давить-давить числом, не считаясь с потерями. Так в модерне воевали все и всегда, потому что это единственно доступный формат войны в этой концепции мира. Люди-винтики садятся в коробочки и едут под снаряды. У кого-то получается лучше, как у вермахта в первые годы ВМВ. У России такие войны всегда проходили по одинаково кровавому сценарию.

Поэтому я считаю, что наша пропаганда вообще ничего не приукрашивает, когда говорит об огромных потерях россиян и низких потерях ВСУ. Да, на войне считается хорошим тоном оптимизировать информационные потоки — на то она и война. Но у нас тут немного другая ситуация. Постмодернистская страна, переходящая в метамодерн, воюет с модернистской армией, отстающей в организации лет на восемьдесят. Это не новая «Великая отечественная». Это подавление колониального бунта. Северная киевская колония взбунтовалась и попёрла на украинские пулемёты с пиками и бумерангами — в этом и есть вся суть «Русской весны».

Для того, чтобы победить Украину, в войне или без войны, России нужно было или сохранять себя в постмодерне или эволюционировать. Но ради сохранения Путина на троне россияне выбрали добровольную деградацию — и теперь им катиться с цивилизационной горки всё ниже и ниже, к родоплеменномустрою, охоте и собирательству. Путь вниз всегда проще, чем карабкаться наверх.

Даже несмотря на всё, что было, у меня сохраняется уважение к России. Всё-таки, мы были частью большой интересной империи, потом долго, более ста лет, боролись за лидерство в регионе, сливаясь то в объятиях, то в кулачном бою. Много всего произошло за сотни лет, плохого и хорошего. Поэтому я считаю, что глупо унижать врага сейчас, когда метамодернистской Украине осталось лишь бросить на гроб горсть земли бывшей соперницы. Это был хороший танец, Россия. Но на этом всё.

Рассвет новой Украины

Победив в постмодернистской войне на истощение 2015-2021, Украина смогла устоять в первые страшные дни войны. Эта тема требует серьёзного социологического исследования и многолетних изучений. Люди, которых «патриоты» называли «ватниками», оказались такими же патриотами, как и первые. Без кавычек. Без магии. Просто все оказались за Украину. Процент поддержки российского вторжения оказался мизерным, ни о каких двузначных цифрах речи даже не шло — иначе картина первых дней войны была бы гораздо более драматичной. Почему так? Лично я уверен, это прямое следствие победы на предыдущем этапе. Наша украинская жизнь оказалась интереснее, полнее, ярче. Российская колбаса — с плесенью, фальшивая, как ракеты Рогозина.

Поэтому чудовищная трагедия Украины стала её же точкой роста. Все постмодернистская мишура, имитация ради имитации, отвлечения — всё облетело, как осенняя листва. Вместо споров о том, можно ли считать Украину родиной мамонтов, срачей о языке, выборах-2019, евроценностей… вместо всего этого у каждого украинца появилась Цель, Смысл и Желание. Украина. Украина, как самоценность. Украина как победа. Своя страна, как фундамент личной свободы, как опора и… как гордость.

Раньше Украина — это где-то рядом с Россией, Голодомор, чей Крым, дешёвая рабочая сила. Окей, ещё немножко бокс, иногда футбол.

Сейчас Украина стала разрушительницей легенд. Убийца «второй армии мира», Кратос, Ланцелот, огнекрылая валькирия. Это страна, которой легко гордиться, которая вписала себя в книгу мировой истории огненными буквами.

Страна, которая сбросила с себя всё лишнее, перешла в метамодерн.

С точки зрения психологии эта трансформация очень понятная идаже предсказуемая. Во время войны у каждого человека вырабатывается огромное количество энергии, психика пашет «на износ». Часто эта энергия идёт на пребывание в деструктивных состояниях (алкоголь, депрессия, обострение хронических болезней, аллергии), но если энергия направится в конструктивное русло…

Тут сработал наш скрытый украинский бонус. В тяжёлый час украинцы прекрасно мобилизируются, самоорганизуются и начинают действовать. Поэтому, как и во время Майдана и войны 2014 года, украинское сообщество забыло распри, снова выстроило гибкие горизонтальные волонтёрские структуры и синхронизировалось с вертикалью власти. Всё, как раньше, но в другом масштабе.

Да, наверное, только на время войны. Наверное, потом мы снова пересрёмся, разругаемся и всё потеряем. Но сейчас украинский народ действует как одно целое, не являясь при этом механизмом или винтиком. Нет, это как раз тот самый метамодернистский рой, многоголосый и многоглавый, без единого центра принятия решений, но с единой целью, которая всех объединяет.

Обратите внимание, что в этот раз волонтёрское движение всколыхнулось не только в Украине, но и в сопредельных странах. Десятки тысяч европейцев самоорганизовались в прекрасно работающие организации, чтобы принять наших беженцев. Наш опыт заразителен, и это прекрасно.

Что такое метамодерн, зачем он нужен — да вот затем, чтобы украинская армия била в щепки путинских дуболомов, а украинский тыл в мгновение ока масштабировался до Атлантики. Такое невозможно представить себе в прошлом. Но это стало возможно в настоящем.

Наша чудовищная цена свободы

Нельзя ни на секунду забыть о том, какую чудовищную цену мы платим сейчас. Каждый день погибают сотни украинцев, а наши города разрушает в бессильной злобе безумный русский дикарь. Кровь, кровь, кровь, кровь — за переход в новое качество и новое мышление наш народ платит сполна. Платит самую страшную цену из всех возможных.

От ленты новостей меня выворачивает наизнанку. Хочется забиться под кровать, не видеть, не слышать, не знать. Но я читаю и смотрю, сопереживаю и горюю с каждым убитым. Потому что знаю, что все нынешние смерти — это не только плата за развитие, но и расплата за наше фирменное украинское головотяпство. За ссоры и склоки, за неумение находить компромиссы и нежелание проявляться эмпатию. И, главное, за хату с краю.

Мы могли бы не играть семь лет в шахматы с дебилом, а уйти в новый уклад ещё после Крыма и Донбасса. Тех уроков было достаточно, чтобы принять себя в новом качестве, и переиграть Россию цивилизационно. Мы уже тогда почувствовали свою силу и мощь, но испугались её, и привычно всё просрали. Ну… почти всё. Армия, как видим, выстояла и спасла нас в тяжёлый час.

Во всём этом есть и моя вина, которая жжёт изнутри. Поэтому текст этот длинный и очень личный, как и полагается покаянию. Дело даже не в том, что я вывез семью в Европу и остался с ней, хотя и это меня не красит. Всё хуже: в последние два года я отвернулся от Украины, не принимал участия, не беспокоился, закрыл сердце. Мне казалось, что сделать ничего нельзя, что никакого развития у нас уже не будет, и нужно идти по пути личной трансформации в метамодерн. А «эта» Украина уж как-нибудь «сама».

Только когда война началась, я понял, какой же я осёл…

Риски Украины

Несмотря на блестящий взлёт, перед Украиной по-прежнему стоят риски быть уничтоженной. Как обычно, не в ходе войны, а после. Россия уже проиграла, а вот мы ещё не выиграли.

Однако очень вероятно, что после победы над Россией мы опять поделимся на лагеря и начнём уничтожать друг друга и наше совместное будущее. И вся прекрасная Украина закончится. Многие погибнут (травоядные времена прошли), остальные останутся нищими дураками, обвиняющими друг друга во всех смертных грехах.

Классная перспектива? А ведь её будут старательно приближать многие из тех, кто рядятся в друзья и союзники. Не всем нужно новое сильное государство на обломках СССР. И свободный независимый украинский народ тоже не всем нужен — особенно тем, кто привык обирать его, как липку.

Чтобы сохранить наши завоевания (я сейчас не про Крым и Белгород… хотя и про них тоже), каждый, прямо-таки каждый украинец должен понять про себя и всех остальных украинцев очень простые вещи.

Все взрослые — на самом деле взрослые. Каждый украинец может сам решать, как ему поступать, как жить и что думать. И, соответственно, нужно не выискивать «зраду» в поступках других, а смотреть строго в свою тарелку. Учиться доверять друг другу. Учиться сопереживать друг другу, видеть боль и потребности конкретных людей, а не искать какой-то абстрактной справедливости и ломать других об колено во имя картинок в своей голове.

Политика

Давайте уже, наконец-то примем, как факт: по-настоящему антиукраинских партий не осталось даже после 2014 года. Сейчас уже не осталось даже тех, кто «понарошку». Всё, этот лагерь полностью разгромлен и бесперспективен. Поэтому давайте друг от друга отстанем и перестанем воевать по теме, кто и за кого голосовал. В 2019 накал предвыборных страстей оказался чересчур силён, и хорошо бы больше до такого позора не доходить. Да, есть разные партии, все в чём-нибудь хороши и обязательно в чём-нибудь плохи. Но мы взрослые люди, имеем право на выбор и понимаем, что Украина будет жить и развиваться независимо от того, кто сидит в кресле президента, премьера или спикера ВР.

Будут разные выборы. Будут разные векторы.Разные мнения. В итоге всё равно Украине быть.

Язык

Нужно полностью прекращать эти разборки по поводу языка. И в контексте хуцпы «русскоязычных притесняют», и в контексте небескорыстного беснования однонаправленных патриотов. Честно: после того, как я познакомился с европейскими реалиями, стало стыдно за то, что происходит у нас в стране. В той же Испании этих вариантов испанского пруд пруди. Не только распиаренный «сепарский» каталанский, но и вполне лояльный короне галисийский, арагонский, кастильский и т.д. Разница между этими версиями испанского бывает существенна, и государство Испания бережёт эту разницу. Дети в школах учат и общепринятый испанский и свой, собственный, сдают экзамены, свободно используют. Никто никому не выносит мозг, все говорят так, как им удобно. Мы слишком много времени и сил потратили на то, чтобы вмешиваться в естественный ход событий, слишком дорого за это заплатили, чтобы наступать на те же грабли второй раз.

Моё предложение: языковой закон нужно осовременить. Необходимо дать людям возможность вести бизнес на удобном для них языке и жить той культурной жизнью, которая им нравится. Украинскую версию русского языка – которая явно отличается от шарнирного языка рашизма – переименовать в одеську говірку, слегка приправив её идишем. И вопрос закрыт.

Экономика

Одна из краеугольных проблем всей украинской экономики — токсичный патернализм. Граждане Украины, прекрасные сильные и свободные, почему-то воспринимаются нашими государственными экономистами как малые шкодливые дети. Якобы без мудрого государства, его проверок, постановлений, отчётностей, налогов и сборов всё провалится в тартарары.

В действительности, лучшее, что может сделать государство — оставить бизнес в покое. Особенно малый и средний. Рецепт давно известен и прекрасно себя показал при Кучме. Дайте людям нормальный единый налог и минимальную отчётность, и народ сразу себя покажет.

Это супер важно, потому что Украина очень скоро столкнётся с экономическими последствиями долгой войны. Разрушена логистика внутри страны, разрушены производственные цепочки, миллионы людей сдвинулись с места. Само по себе «мудрое» государство-отец не справится с задачей, нужно опереться на простого украинца и не мешать ему спасти страну.

Международная политика

Нам сейчас помогает весь мир, поскольку мы избавляем планету от страшного жупела — российской угрозы. Это очень романтичный сюжет: украинский Ланцелот рубит головы российского дракона одну за другой, пока мир с надеждой смотрит в багровое небо. Но когда кровь дракона затопит Красную площадь, украинский Ланцелот станет неудобен для многих. Не знаю, где, как и при каких обстоятельствах, но Украине обязательно предложат променять свой блестящий триумф на какие-нибудь яркие и бессмысленные стеклянные бусы. Правда не знаю, что это может быть, но ближайшая по смыслу аналогия — Будапештский меморандум. Когда реальное оружие мы променяли на пшик.

Что-то похожее по разрушительности нам предложат и после победы. Тогда и настанет момент истины: доросли наши элиты до существования в метамодерне, или безнадёжно устарели. Почему-то мне кажется, что доросли.

Впервые за долгое время я убеждён, что у Украины всё будет хорошо.

Низкий поклон всем, кто сражается и тем, кто погиб за эту новую Украину.

Эксклюзив

«Скорбилин»Денис Скорбилин, для Newssky


Поделиться статьей:

                               

Подписаться на новости:




В тему: