Марс атакует: Маск и российское чудовище

19.02.2021 0 Редакция NS.Writer

Кремль заявил, что приглашение президента РФ в сеть Clubhouse — «интересная» идея. В чем этот интерес для миллиардера-визионера?

| Newssky.com.ua

Илон Маск известен экстравагантными поступками, не раз заставлявшими вибрировать курс акций, а также сравнительно независимым «политическим» поведением, которое состоит преимущественно в аполитичности. Похоже, это следствие недоверия к политикам, проистекающим из опыта беженства из «демократизировавшейся» ЮАР, а затем долгого недоверия к его проектам со стороны публичных персон. Как известно, на рогатого шамана Джейка Анджели Маск отреагировал иронией — вот что бывает, когда запрещаешь фестиваль радикального искусства «Горящий человек». Поэтому приглашению Маском в условно закрытую сеть голосовой связи Clubhouse Владимира Путина в самой Америке особенно не удивились. Но на востоке Европы нельзя удержаться от размышлений — зачем?

Роскомнадзор в помощь

Дело в том, что Маска, по сути, кроме его разнородного бизнеса, усовершенствования его автомобилей, батарей, двигателей и ракет, мало что интересует. Примечательным является его конфликт со стремительно левеющим штатом Калифорния и переезд в Техас. Он является сторонником прямой демократии — такой она должна быть, в его представлении, на Марсе — и финансирует обе американские партии (как в свое время Трамп). В целом же симпатизирует «новой волне» в политике, богатым прогрессистам вроде Эндрю Йенга, участвовавшего в гонке демократов, а ныне собравшегося в мэры Нью-Йорка, в частности потому, что тот поддерживает идею универсального базового дохода. И, да, фриков вроде рэпера Канье Уэста, пытавшегося потоптаться на республиканской поляне, выступая с христианско-демократических (однако!) позиций.

Такие вот у Маска интуитивные рыночные, скорее правые взгляды. Но без излишнего радикализма, поскольку государство — важный источник заказов и субсидий, что позволяет до определенной степени дружить со всеми — в американской политической системе.

Что касается заграницы, то здесь никакой ясности — тем не менее, прямая демократия (увы, так же легко манипулируемая через соцсети, как электоральная — посредством телевидения) явно несовместима с таким авторитарным динозавром, как Владимир Путин. Он хоть и привлекает разного рода ревизионистов и алчных ретроконсерваторов в Европе и Америке, но и то, «без огонька» — несмотря на гигантские деньги, $609 млрд, которые РФ потратила за 20 лет на выстраивание мировой системы влияния. Все-таки экстравагантность Маска так далеко не простирается — разве что это уважение к достижениям советской космонавтики, к которой в ее российском изводе все чаще примешивается троллинг вроде шутки о батуте.

Тогда зачем было приглашать Путина в Clubhouse? В который якобы без приглашения и попасть-то нельзя. Неужели именно так туда попали все нынешние 2,5 миллиона участников — причем голосовая связь названа такой, что не прослушивается? А за попытки записать беседу даже банят. Тем более, что сеть недавно заблокировала регистрацию пропагандиста Владимира Соловьева — а его кто туда позвал, агент влияния среди учредителей? Теперь, кстати, за «невинно пострадавшего» вступился Роскомнадзор, потребовав, чтобы Clubhouse уважил его свободу слова.

Впрочем, приглашения в сеть (инвайты), как утверждают, уже можно просто купить, что для прислужников путинского режима не проблема. Версия, которая напрашивается — это раскрутка проекта, потому что после первоначального хайпа надо как-то расширяться дальше, а это обычная проблема стартапов. И гневная реакция Роскомнадзора, к слову, для этой раскрутки также полезна — здесь достаточно вспомнить, что для популяризации Telegram это цензурный орган сделал куда больше, чем любая рекламная кампания.

В целом, Clubhouse — это аудиосоцсеть, где пользователи подписываются друг на друга и дискутируют в тематических комнатах. Можно оставаться пассивным участником дискуссии, а можно стать одним из спикеров, организовав свою комнату либо попросив право голоса в чужой. Согласно правилам, стать пользователем соцсети можно только по приглашению другого пользователя, причем некоторые даже выставляют свои приглашения на продажу.

Платформа стала стремительно набирать популярность в конце 2020 — начале 2021 года. В январе она привлекла $100 млн инвестиций и получила оценку в $1 млрд. При этом в Китае ее запретили практически мгновенно — у честного китайца не должно быть тайн от Си Цзинпина. Таким нехитрым способом, веками апробированным на сфере создания тайных обществ и закрытых клубов, и был генерирован интерес к проекту.

Подобие Трампа?

Профессиональные инвесторы в подобные проекты, правда, настроены сравнительно скептично — не очень ясно, как монетизировать эту сеть, да и другие монстры уже готовят ей конкурентов. Приватизация и эксплуатация диалога (словом «монетизация», как и словом «стартап», то есть venture, маскируются давно известные процессы), это очередной извод разбухшей за последние 12 лет от девальвации денег мировой экономики. Девальвацию теперь тоже называют «стимулированием», «количественным смягчением», практикуют в форме спекулятивных или принудительных заимствований.

Частично первичный успех Clubhouse — это результат дефицита общения во время пандемии, частично — следствие ситуации, когда денег больше, чем надежных объектов для инвестирования (а радио все равно неубиваемо, не заменишь его толпой орущих в разных комнатах фриков).

Неужели Путина пытаются привлечь, чтобы он вложил свои миллиарды в нечто более изысканное, чем геленжикский дворец, пускай и (пока) столь же бесполезное? Или посмотреть на (вернее, послушать) такое чудовище сбегутся дополнительные тысячи, а то и миллионы пользователей? В конце концов, здесь есть отличный пример для подражания: больше, чем кому бы то ни было, Twitter обязан спасением от банкротства и стремительным выходом в плюсы никому Дональду Трампу — а затем сделавшего дело и ставшего токсичным «мавра» просто вышвырнули.

Кремль уже заявил, что приглашение для Путина — «интересная» идея. Хотя вряд ли лишенный интернет-компетенции старый параноик в реальности пойдет на такой риск как общение с живым и неподконтрольным ему человеком. В особенности тем, который за несколько лет сделал посмешище из отсталого «Роскосмоса», из которого Дмитрий Рогозин выносит последние стулья?

Раскрутка, несомненно, имеет место быть — все-таки беглым банкиром Тиньковым и продажным комиком Михаилом Галустяном, учитывая, что приложение доступно только на «яблочных» устройствах, русскоязычный сегмент не захватишь. А волна внимания к болгарскому миллиардеру Владу Теневу, чей Robinhood рои мелких инвесторов использовали для «взлома» крупных хедж-фондов наряду с Gamestop, породив панику на бирже, — уже угасает.

Беседа Маска и чудовища из замерзшего Мордора в аудиосети и впрямь привлекла бы «рой» слушателей, которые привлекут своих знакомых, так изначально развивался сам Clubhouse, как когда-то и глядящий на проект двух юных калифорнийцев хищными очами Facebook.

Но если моральность — вернее, ее отсутствие — Цукерберга вопросов не вызывает, после аферы с Cambridge Analytica, то с Маском дело все-таки обстоит по-другому. Он никак не запачкан в российских делах (пока), в Крыму его PayPal отключен, в России функционирует крайне ограниченно, «Теслу» в РФ тоже не строят, а продажи его электрокаров там неразличимы без микроскопа. Иными словами, Маск никак не зависит от Путина, разваливающаяся космическая контора Кремля — (все еще) конкурент, а сам Маск в сравнении с Путиным выглядит существом с другой планеты. Это как утопия и антиутопия, причем, противореча смыслу термина — реализовавшиеся на наших глазах.

Эпатаж с неизвестным исходом

Так зачем Маску Путин? Путину-то понятно зачем — видите, «со мной разговаривают» самые передовые люди планеты, а что кроме троллинга и раскрутки ресурса нужно технологическому магнату глобального масштаба от маньяка-клептомана? Вряд ли это мазохизм в стиле пока еще верховного представителя ЕС по вопросам внешней политики Жозепа Борреля, над которым из-за прогиба перед московским мясником с немалой долей возмущения потешаются сегодня даже сами европейцы?

Возможно, Маск хочет не только показать Путина своим подписчикам, в качестве продукта восстановительной зоологии — мол, с мамонтом пока не получилось, зато с этой рептилией удалось, благодаря «менталитету» россиян, коррумпированности и трусости западных лидеров? А заодно и повести какую-то свою внешнюю политику — почему бы и нет, ведь просто так землян на Марс не загонишь? Насмотревшись на Путина, некоторые могут изменить свою точку зрения, ведь они живут сегодня на одной планете с существом, держащим палец на ядерной кнопке…

Надеяться перевербовать Путина наивно — к чему-чему, а к вербовке у хозяина из Геленджика талант имеется, это ретроспективно ясно еще по Дрездену, ведь именно оттуда начала развиваться новая «русская партия» в Германии, после скандала с фирмой SPAG приобретшая явственный криминальный уклон. Так что Маск определенно рискует — вереница поплатившихся репутацией за заглядывание в водянистые путинские глаза тому свидетельство.

Впрочем, немного ребячливый, как и многие представители этой волны научно-технической революции, Маск может вполне посвятить эту беседу объяснениям того, что о Луне и Марсе Москва может забыть (а скоро лишится и орбиты), как и об окукливании от глобального Интернета. Поэтому лучше начать выздоравливать или уйти на пенсию, пока это все еще предлагают по-хорошему. Путин может, в какой-то степени сослаться на успешный опыт китайской цензуры, но делать это в Clubhouse неэтично — забанят, как Соловьева, да и китайская система трещит, что показала ситуация с Джеком Ма, чье предприятие, кажется, сходит на нет.

Однако, будем надеяться, что этот эпатаж все-таки закончится ничем, поскольку замазаться в Путине легко, а отмыться очень сложно. Это, думается, уже понял экс-президент Трамп. Хода в «прекрасное человечество будущего» таких персонажей, как Путин, быть не должно.

Максим Михайленко, главный редактор Newssky, для «Деловой столицы»


Поделиться статьей:

Подписаться на новости:




В тему: