Македонская Православная Церковь между двумя Томосами

21.06.2022 0 Редакция NS.Writer

Церковный вопрос — единственный оставшийся крупный спор, тревожащий отношения между Сербией и Северной Македонией, странами, которые традиционно имеют очень тесные связи. Но данная проблема носит не только сугубо церковный, локальный (балканский) характер, но является частью церковной и мирской геополитики. Сегодня не утихает конфликт между Фанаром и съехавшей в кювет Московской Церковью по поводу Украинской Церкви. Это разногласие Второго и Третьего Римов уже разделило православный мир, что является вызовом для всеправославного принятия македонской автокефалии. Проблему осложняет и то, что Церковь Северной Македонии может получить не один Томос, как ПЦУ, а целых два Томоса — от Сербской Православной Церкви и Константинопольского Патриархата.

Иллюстративное фото

Напомню основные моменты. 9 мая 2022 года Вселенский Константинопольский Патриархат признал каноничность (в том числе правомочность епископских и священнических хиротоний и и действительность таинств) Церкви Северной Македонии.

Сейчас Македонская православная церковь находится на пути к тому, чтобы, наконец, получить признание и независимость, которых она жаждет, но, возможно, ей придется пожертвовать термином «македонская», по крайней мере, для более широкого использования. «Пусть нас называют как хотят, мы называемся Македонской Православной Церковью и используем древнее название Охридское Архиепископство. Вот почему мы говорим, что они не признали нас под церковным именем. Мы будем называться Македонской Православной Церковью Охридского Архиепископства. Охридское архиепископство — это не унизительное название, наоборот, это история десяти веков, тогда как Македонская Православная Церковь берет свое начало с 1945 года. Не следует воспринимать это близко к сердцу как уступку», — сказал пресс-секретарь МПЦ епископ Тимофей.

Однако похоже, что епископы согласились с тем, что ценой автокефалии будет признание под древним названием «Охридское архиепископство», а не Македонская Православная Церковь, этот шаг патриарх Варфоломей предпринял, чтобы на раскалять страсти в греческом мире, поскольку Греция и Северная Македония очень долго спорили о названии последней.

Президент Северной Македонии Стево Пендаровский направил письмо Вселенскому патриарху Варфоломею, в котором поблагодарил его за решение Вселенского патриархата восстановить каноничность Православной церкви в его стране.

В этом письме господин Пендаровский отмечает, что принятие Вселенским Патриархатом Церкви Северной Македонии в каноническом единстве и евхаристическом общении «восстановило историческую несправедливость, совершенную в отношении нашей Церкви и ее верности, и залечило глубокие раны, нанесенные десятилетиями изоляции». Македония стала независимым государством в 1990-х годах. Движение Церкви так и не было признано остальными Православными Церквами, которые относились к ней как к раскольнической сущности и изгою.

19 мая колокола Собора Святого Саввы в Белграде звонили в честь архиепископа Охридского Стефана, главы Македонской Православной Церкви-Охридской Архиепископии (далее МПЦ-ОА), прибывшего на «литургию примирения» с Патриархом Сербским Порфирием.

Пять дней спустя, во вторник, 24 мая 2022 года, последний навестил владыку Стефана в Скопье. Совместная литургия, отслуженная ими в Скопье, стала знаком потепления отношений между двумя церквами, которое началось с совместной литургии в Белграде. Две страны и два церковных народа отметили эту литургию как исторический акт, подтверждающий преодоление 55-го ежегодного раскола между СПЦ и МПЦ-ОА и возобновление евхаристического общения.

По окончании литургии в соборе Святого Климента Охридского патриарх Сербский Порфирий открыто заявил: «…у меня есть хорошие новости для вас. Сербская Православная Церковь единогласно откликнулась на просьбы Македонской Православной Церкви — Охридской Архиепископии, и Архиерейский Собор нашей Церкви благословляет, одобряет…. автокефалию». Синоды двух Церквей завершат работу над юридическими документами, после чего будет подготовлен официальный акт, сказал глава Сербской Церкви, выразив надежду, что все Поместные Церкви примут автокефальный статус МПЦ-ОА.

Литургия 24 мая символично совпала с днем, когда большая часть православного мира чествует византийских богословов и миссионеров святых Кирилла и Мефодия. «Во многом благодаря вашим молитвам, братья и сестры, и благодаря молитвам всех святых мы установили единство», — изрек Порфирий в обращении во время литургии к архиепископу Стефану, главе Македонской Православной Церкви, МПЦ и добавил: «…мы уверены, что другие поместные церкви с радостью примут автокефалию МПЦ-ОА». В благодарность глава Македонской Православной Церкви Преосвященнейший Стефан сказал, что храм — это «место сбора, которое не ограничено ни местом, ни временем, ни личностью… Дай Бог, чтобы этот акт любви был вечным».

В его ироническом замечании находится скрытый смысл. А это решение, которое приветствовали православные верующие Северной Македонии, означает не каноническую автокефалию или независимость, а признание церковной иерархии во главе с архиепископом МПЦ-ОА Стефаном действительной в православном мире. Сербская православная церковь заявляет, что это только предоставление автономии МПЦ-ОА, находящейся под ее юрисдикцией.

Но, как мы видим, не все так просто, как говорят официальные заявления. Вспомним исторические аспекты. Разделение между Сербской и Македонской Церквами в 1967 году было в значительной степени спровоцировано югославскими коммунистическими властями того времени, стремившимися закрепить утверждение особой македонской национальной идентичности, чтобы противостоять болгарским и сербским притязаниям, которые соответственно считали македонских славян «болгарами с востока», или «сербами с юга», но никак не отдельным народом. Ситуация, как мы покажем ниже, явно напоминает украинский сценарий. Основные моменты порою настолько очевидны, что не нуждаются в дополнительных комментариях.

С 1999 года Македонскую Православную Церковь возглавляет архиепископ Охридский и Македонский Стефан. Он председательствует в Священном Синоде иерархов МПЦ-ОА, состоящем из него самого и девяти митрополитов и помощников архиереев. 13 епархий МПЦ управляются десятью епископами, это около 500 действующих священников примерно в 500 приходах с более чем 2000 церквями и монастырями. Церковь претендует на юрисдикцию около двадцати действующих монастырей, в которых проживает более 100 монахов.

В Македонии насчитывается 25 церквей и других религиозных общин, из которых Конституцией признаны Македонская православная церковь, Исламская община веры, католическая церковь, методистская церковь и еврейская община. Когда в 2001 году Македонская православная церковь была уравнена с другими религиозными общинами страны, архиепископ Стефан пригрозил отлучением от церкви всех депутатов парламента, которые проголосовали за конституционные изменения.

17 мая 2002 года две Церкви почти примирились после долгих переговоров, но соглашение, заключенное в Нише (Сербия), взяло за основу предложение на 1959 год — возвращение Македонской церкви в лоно Белградского Патриархата с предоставлением широкой автономии — было осуждено почти всеми македонскими епископами всего через несколько дней после его подписания.

Причины этого были в основном политическими. Только один из македонского епископата, владыка Йован Вранишковский, в то время управлявший Пелагонской епархией, за которым последовали несколько десятков монахов и монахинь, решил принять условия соглашения, ставши во главе Охридской епархии, присоединенной к Белградскому Патриархату. А это в свою очередь привело к его исключению из Македонской церкви. Епископ Йован даже несколько раз был заключен в тюрьму по обвинениям в растрате налогов.

В 2015 году упоминалось о возобновлении македонско-сербских переговоров под эгидой Московского Патриархата, активно проводившего свою политику на Балканах. К счастью, для северо-македонцев из этого ничего не вышло. А в 2017 году Македонская Церковь попыталась выйти из канонической изоляции, рассмотрев возможность сближения с Болгарской Православной Церковью. Но это решение, которое было бы весьма несовместимым с канонической традицией, так как Экзархат, а затем и Болгарский Патриархат никогда не признавали юрисдикцию БПЦ над территорией нынешней Республики Северная Македония, даже если Православная Болгария тоже претендует на наследие бывшей Охридской архиепископии. Надо отметить,что Болгарская Церковь, как и Сербская не являются кириархиальными (то есть материнскими) для МПЦ-ОА. Таковой для неё (как и для ПЦУ и даже РПЦ МП) является только Константинопольский Патриархат.

Необходимо сугубо заметить, что современные автокефалии прямо обусловлены политической историей Балкан с начала XIX века: за завоеванием страной своей политической независимости каждый раз следовало провозглашение автокефалии национальной церкви. Это обосновывалось обращением к канонам, предусматривавшим согласование церковных пределов с кругами гражданскими (правило 34 Апостолов, правило 28 Халкидонского собора и правило 38 Трулльского собора).

Решение Синода Сербской Православной Церкви о том, что «установлено полное литургическое и каноническое общение», можно рассматривать как решение, создающее основу для реализации 55-летних попыток получения автокефального статуса. Означает ли это возвращение на 63 года назад? Если бы МПЦ-ОА не согласилась с решением от 1959 г., были бы основания для установления «полного литургического и канонического общения»?

Данное решение Синода СПЦ, которым МПЦ возвращает ее как автономную церковь в составе СПЦ, является проигрышным для МПЦ-ОА. Из этого практически следует, что МПЦ возвращается на автономное положение в составе СПЦ. А это лишь свидетельствует о неполной независимости.

Правда, в 1959 году Конституция СПЦ перестала распространяться на македонских архиереев и епископов, но это была еще некая самостоятельность, а по существу, широкая автономия, которая для северо-македонцев не является целью и не было желанием северо-македонского народа.

Но отметим, что спустя 55 лет, не только Константинополем, но Сербским Синодом была признана каноничность Македонской Православной Церкви — Охридского Архиепископства, и, таким образом, автокефалия церкви стала на один шаг ближе, и ключевым препятствием остается административный спор с СПЦ.

Сербская Православная Церковь официально приняла резолюцию о том, , что МПЦ-ОА может быть автокефальной, но Архиепископия Скопье признает в качестве Матери-Церкви не Сербскую Православную Церковь, а Вселенский Патриархат, окончательного признания которого она ожидает. Этот документ, который МПЦ публично называет лишь «рекомендацией» для Константинополя, да и Сербский патриарх Порфирий говорит, что: «Церковь таким образом умножается, она не разделяется».

Ведь за теплыми словами Сербской церкви в адрес изолированной Македонской православной церкви о прекращении ее раскола может скрываться холодный политический расчет. Изменения в политике Сербской церкви последовали за решением Вселенского Патриархата под руководством Варфоломея I возобновить общение и положить конец расколу. То есть отрываться в след за Московию от всего Православного мира они явно не желают.

Иными словами, решение Сербского Синода, который находится под давлением и Москвы и Запада, так и остается половинчатым. По просьбе Царьграда (по инсайдерской информации) они признали МПЦ, но полной автокефалии не дали. Видимо, нас ждет еще череда занимательных событий. Московиты явно будут предпринимать интриги для нивелирования Акта патриарха Порфирия, который, как мы уже отметили, явно тяготится опекой «старшего брата» из Мордора.

Итак, Порфирий ожидает, что все поместные церкви примут автокефальный статус церкви, формальное название которой Македонская Православная Церковь — Охридская Архиепископия. Ожидается, что официальное признание автокефалии церкви будет официально объявлено Патриархом Варфоломеем I, духовным лидером православных христиан мира.

В отличие от католической церкви, которой управляет одна центральная фигура — Папа Римский, власть в православном мире более рассредоточена. Во многих преимущественно православных странах де-факто есть национальные церкви, возглавляемые патриархами.

Судьба церковных лидеров простой не была никогда. Так и нынешний архиепископ СПЦ в Северной Македонии, о котором мы писали выше, владыка Йован, уйдет в отставку (на покой) «из-за болезни». Судьба трех епископов, рукоположенных им в епархию, остается более неопределенной. Еще молодые, они не могли уйти в отставку, и поэтому необходимо было найти для них место либо в Македонской, либо в Сербской Церкви, где уже служило некоторое количество священников из Северной Македонии.

После принятия решения Сербской Православной Церковью о Македонской Православной Церкви — Охридской Архиепископии последовало множество реакций, как минимум возмущения и непонимания такого решения, как со стороны общественных деятелей, так и со стороны верующего народа и духовенства СПЦ. Как и в прежние времена, через церковные дела сильно переплетаются мирские интересы. Они сталкиваются на публичной сцене как затянувшийся конфликт Вселенского и Московского патриархатов.

Протоиерей Николай Балашов, вице-президент Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского Патриархата назвал решение Константинополя «грубо антиканоническим и политически мотивированным вторжением в юрисдикцию СПЦ».

В действительности попытки Москвы использовать Северо-Македонский вопрос как новую причину для обострения отношений с Константинополем, проводя параллель между украинским и македонским случаями, с очевидным намерением сплотить балканские церкви против Константинополя, сошли на нет после инициативы Белграда. Варфоломей в очередной раз переиграл Гундяева.

Только Болгарская церковь пока оказывается в стороне от этого дела, и неудивительно, что именно одна из ее фигур, наиболее тесно связанных с Москвой, митрополит Ловечский Гавриил, высказал самые сильные сомнения в отношении канонического признания Македонской церкви. Видимо, они и в македонском и украинском вопросах заняли выжидательную позицию.

В заключение отметим, что решения Царьграда и Белграда по македонскому церковному вопросу — это только первый шаг. Позже следует ожидать, что Сербская Церковь, основываясь на историческом опыте, уведомит Константинополь о том, что епархии в Северной Македонии политически объединены в отдельную церковь. То есть должно произойти слияние в единый организм и независимой МКЦ и тех епархий, что подчинялись ранее Белграду. Иными словами, все идет по украинскому сценарию, должен произойти своего рода все-северо-македонский Объединительный собор. После этого МКЦ должен быть выдан Томос.

Произойдет ли это? Вероятно, этот вопрос будет нюансироваться в рамках тех разногласий, которые существуют между Константинополем и Москвой. Снова мирские интересы и проблемы будут переплетаться с церковными, но мы надеемся, что интересы Сербской Церкви заключаются в том, чтобы уважать чувства северо-македонских православных верующих и постепенно отходить от тягостной опеки «старшого брата».

Шестого июня 2022 года Архиепископ Охридский Стефан внес ясность в заявление, опубликованное Церковью Северной Македонии, в котором он разъясняет, что Томос об автокефалии будет выдан Вселенским Патриархатом. Но сербы могут сказать и свое слово, дать свой Томос. Будем ждать новостей и освещать ход дальнейших событий.

Эксклюзив

ВерстянюкІван Верстянюк, Newssky


Поделиться статьей:

                               

Подписаться на новости:




В тему: